Олег Хомутинников поддержит референдум против пенсионной реформы

Олег Хомутинников поддержит референдум против пенсионной реформы

Депутат Липецкого облсовета, координатор «Открытой России» Олег Хомутинников заявил о своей готовности войти в состав инициативной группы по сбору подписей за проведение референдума по вопросу повышения пенсионного возраста. 

Об этом народный избранник написал в своем телеграм-канале: «Моя позиция непреклонна: министры и депутаты, инициировавшие антинародную реформу с повышением пенсионного возраста, хуже Френсиса Андервуда, нагадившего на могилу своего отца. Нормальным гражданам сегодня важно объединиться и дать решительный отпор, потерявшим всякую связь с реальностью, СЛУГАМ народа. Пока мы пытаемся сделать это с помощью митингов и референдумов». 

Напомним, что сегодня Центральная избирательная комиссия Российской Федерации одобрила три формулировки вопроса о повышении пенсионного возраста, которые предлагают вынести на референдум сразу три инициативные группы. Теперь всем трем инициативным группам нужно собрать и зарегистрировать еще как минимум в 42 регионах инициативные группы о проведении референдума.

Депутат Хомутинников является активным противником пенсионной реформы. Свое резкое отношение к законопроекту правительства Медведева он высказал во время обсуждения повышения пенсионного возраста в Липецком облсовете, а также на митингах в Липецке и в Москве на проспекте Сахарова. 

Если Вы готовы поставить подпись за проведение референдума, оставите контакты в форме ниже. Также помогите распространить ссылку на форму среди своих родственников, друзей и близких https://goo.gl/forms/53gDP6nvdlENR8wn2

Подпишись на Вести Данков во ВКонтакте, или в Одноклассниках.

19:36
464
Мнение
20:02
Уже ясно, что референдум состоится, как ясно и то, какой будет результат. Уйдут ли после него в отставку депутаты облсовета во главе с Путилиным? Или им всё будет божья роса?
хи-хи
20:28
Ясно, что ничего НЕ ЯСНО!
Сама организация референдума может занять от четырех до шести месяцев и к этому моменту закон уже может быть принят, говорят эксперты.
хи-хи
20:54
Меня зацепила своим сарказмом Эллочка: «Конкуренция — великая вещь. Флаг вам в руки»,— сказала глава ЦИКа, добавив, что группы при желании могут и объединиться.

Объединения хи-хи не ждёт, требования (читай „конституцию“) неимоверно СЛОЖНЫЕ!!!… Всё зависит от Власти!!!
$
06:53
… пенсионная реформа будет одобрена скорее всего. Ее неодобрение имеет гораздо меньше шансов. Причины известны.
Николай Иванович
07:42
Вся сегодняшняя система пенсионного обеспечения напоминает игру в карты, в преферанс.Кто кого обманет.Не понятные баллы откуда берутся, какие то повышающие понижающие баллы.Что это за мухлеж в серьезном финансовом учреждении? Я как и большинство россиян против предложенной реформы, но и оставлять как сейчас нельзя.Повышение пенсионного возраста не чего не даст пенсионерам.Реформа нужна честная и понятная всем и каждому, сколько заработал столько получил.Пусть лучше накопительная, как во всем цивизованном мире, но как обеспечить сохранность накоплений в нашей стране это большая проблема…
Коле дурачку
09:28
Не нужна никакая реформа, придурок. Нужно просто думать как улучшить жизнь народа, а не о том, как обворовать его и обдурить. Нужно понимать что не все такие придурки, как ты и что рано или поздно, но оболванивание людей очень плохо кончится.
Валерий
08:06
О людях никто не думает, власть думает о себе как остаться на плаву, чиновники идя на работу так и думают как урвать, а нам втирают про патриотизм
$
08:28
Цели предлагаемой пенсионной реформы? Теперь о сохранности пенсионных накоплений в нынешней России, возможно ли? Куда пойдут пенсионные деньги уже в инете пишут. А где деньги НПФ? Такая же будет судьба пенсионных денег. А здесь пишут о сохранности пенсионных накоплений… Что бы провести реформу в конструкции власти должны быть другие люди, а это будет не скоро. При нынешних все будет помягче выразиться " неэффективно".… Для примера ( далеко ходить не надо) как у нас «сделали » реконструкцию улицы К. Маркса. Произошло " освоение" денег. Такое ощущение, что люди в администрации никогда ничего не строили. Вчера исчезли плиточники. Сплошные недоделки. В единственный туалет ( у кинотеатра дон) зайти невозможно. Как вы его собираетесь поддерживать в порядке, если не сделан к нему подьезд для машины? Слезы. И где снятая плитка с тротуаров, которую можно использовать вторично?.. вот такие сегодня наши " хозяйственники".… И так по всей России. То же самое будет и с пенсионными деньгами.
?
18:53
Да, где старая плитка? Из нее можно было бы сделать тротуар от химзаводской остановки до городского дома культуры, там небольшой
по длине тротуар. А то сейчас от старого асфальта ничего не осталось.
идешь по узенькой стежке.как по лесной тропинке.
на 18.53 09.08
15:39
вся до единой старая плитка вывезена на базу Благоустройства и пойдёт на тротуары, в частности на ул. Урицкого
$
17:19
Если это так то хорошо. Но людям надо было пояснить раньше. Мы видели как ее варварски снимали и грузили. Поэтому и возник вопрос. В благоустройстве посмотрим наличие плитки и ее примерный обьем. Благодарю за пояснение. По осмотру обьема плитки напишу в комменте.
17:34
А благоустройство это частная организация, а плитка городская. Кто её посчитал оприходовал и передал на хранение?
Виктор Буряков
17:42
Я, лично контролировал демонтаж и вывоз тратуарной плитки на ответственное хранение на базу «Благоустройство». Всё в рамках действующего законадательства.
Комментарий удален
Комментарий удален
Виктор Буряков
18:02
А что Кузин так свой дом не достроил? Сразу понятно что строил на чиновничьи воровские доходы. ПОЗОР ВОРАМ И ПРОХОДИМЦАМ ВО ВЛАСТИ!!!
Виктор Буряков
12:07
Свободу Юрию Деточкину!
Виктор Буряков
13:22
ВАРШАВЯНКА

Русский текст Глеба Кржижановского

Вихри враждебные веют над нами,
Темные силы нас злобно гнетут,
В бой роковой мы вступили с врагами,
Нас еще судьбы безвестные ждут.
Но мы поднимем гордо и смело
Знамя борьбы за рабочее дело,
Знамя великой борьбы всех народов
За лучший мир, за святую свободу.

Припев (2 раза):
На бой кровавый,
Святой и правый,
Марш, марш вперед,
Рабочий народ!

Мрет в наши дни с голодухи рабочий.
Станем ли, братья, мы дольше молчать?
Наших сподвижников юные очи
Может ли вид эшафота пугать?
В битве великой не сгинут бесследно
Павшие с честью во имя идей,
Их имена с нашей песней победной
Станут священны мильонам людей.

Нам ненавистны тиранов короны,
Цепи народа-страдальца мы чтим.
Кровью народной залитые троны
Мы кровью наших врагов обагрим.
Месть беспощадная всем супостатам,
Всем паразитам трудящихся масс,
Мщенье и смерть всем царям-плутократам,
Близок победы торжественный час!

1879, русский текст 1897
хи-хи Вихтору
17:58
хи… Ты фильтруй коменты: Русский текст Глеба Кржижановского.
Во, что творит антисемит, буряков, и даже себе не принадлежит !?… хи…
Виктор Буряков
15:35
Виктор Буряков. Роман «ИЗМЕНА» Трагические дни кровавого переворота в гор.Москве.Сентябрь-октябрь 93-го.Год написания 1997-й Отрывок… Понял и генерал, что говорить-то и не о чем, все и так понятно, но он считал, что совесть его чиста, и никому и ни за что он не должен, а жизнь она одна и надо ее прожить умеючи, чтобы было о чем вспомнить в последние
минуты, перед тем как оттащат на кладбище.
Два человека задумались о смерти в этот октябрьский день чуть ли не в центре Москвы, в многоэтажном доме, в ухоженной генеральской квартире. Но думы были разные, хотя и выросли люди в одной стране, и оказались одинаково в другой стране после ее разгрома в 91-м году. Казалось бы, в детстве одни и те же клятвы давали, когда их принимали в октябрята, пионеры, комсомол, в армии присягу принимали на верность Родине, в партию примерно одинаковые заявления писали, где просили о приеме их в члены. Но каждый из них по-разному отнесся к тому, что говорил и писал раньше, и жизнь у них по-разному шла, своими тропами, ни в чем они не совпадали.
И единственное, о чем еще подумал Петр, так это о том, что смерть все равно настигнет любого, но и вспоминать будут о человеке после его ухода по делам его, и каждому будет отмерено его же мерой.
Пришло время, когда ты оказался нужен израненной, измученной Родине; и пока жив, должен ответить, что ты сделал, когда ей приходится тяжко, как никогда за всю историю. И вопрос сейчас не о любви к коммунистической партии или ненависти. И если коммунисты все десятки лет упорно держались за свою Родину, защищали ее, а их клянут те, кто ее предал, то кому больше веры?
И стыдно признать себя обманутыми; клянут теперь огульно весь русский народ, словно глупое, неразумное дитя; боятся признать, что по корысти да по мелкой ненависти продают каждый день по кусочкам страну, каждый из заблудившихся в трех соснах – по сантиметру, по миллиметру – но продает. Да воздастся каждому по его поступкам.
И единственное, о чем жалел Петр Протасов, что слишком много за прошедшие десятилетия предателей выросло на русских харчах, без роду, без племени, словно кукушкины дети, которых нерадивая мать подбросила в чужое гнездо, и они уже выросли, не вмещаются в чужом по духу гнезде, а несчастная мать-птица, из последних сил выбиваясь, пытается накормить прожорливое чудовище. И непонятно – как ей еще хватает сил и терпения, и надолго ли?
Так что решил Петр для себя твердо – не думать о смерти, не накликать ее на себя, а, пока жив, делать для своей Родины как можно больше полезных
дел и возвращать назад ежедневно по миллиметру, по сантиметру проданные
кусочки Родины, хотя бы в душах людей. Так-то оно будет верней и надежней. Битва за умы людей русских продолжается, и не должен враг оказаться сильнее. Враг он и есть враг, и скоро его все увидят, когда полностью прозреют, а ему, Петру, на своей территории, на своей земле родимой есть еще за что сражаться, за что постоять. Родиной не торгуют и счет за свои обиды ей не предъявляют, ее можно только любить и только защищать, какой бы она ни казалась порой уродливой. Родина, как и жизнь, дается человеку только один раз и, как ни выбирают – кем родиться, так не выбирают и где на свет появиться.
Ушел генерал из своего кабинета, где отлеживался на его диване бывший товарищ по партии Петр Протасов, а тот после его ухода продолжал внимательно перечитывать листовки, газеты и все ощутимее понимал, что добром это не кончится. Некоторые пожили или живут всласть и не отдадут новую власть за здорово живешь, потому что как ни верти, а расплата за все содеянное с народом их ожидала. Потому и сопротивляться будут до конца, и
кровью могут умыть.
Хотелось Петру побыстрее заглушить воспаление, выйти из этого кабинета, из этой комнаты, выйти на улицу, проехать к метро «Баррикадная», куда продолжали приходить, как рассказывала Людмила Ивановна, люди, и пообщаться с единомышленниками, и посмотреть на лица тех, кто продолжал
дубинками разгонять народ. И боязни за свою жизнь у Петра не было. Ведь и умирает-то человек всего один раз, а не несколько. А главное – приказал себе Петр жить, чтобы увидеть, как встанет и распрямится любимая Родина, и вздохнет полной грудью свободный, великий русский народ, а вместе с ним – и малые народности, которые, оказывается, без «старшего брата» да без его поддержки шага не могут ступить. Ради этого стоило дальше жить, ради этого стоило идти опять туда, где люди сражаются за каждый сантиметр русской земли, за свое будущее. Там его ждут такие же, как он, и нет в их помыслах и поступках никакой корысти, а только святая правота, понимание того, что если не они это сделают, то кто другой? Никто не хочет умирать, все хотят жить. Но вот только как?
Так пусть стоят на коленях враги Родины, а не сам народ, ради этого и стоит жить.

хи-хи Вихтору
17:51
хи… самый, самый, самый присунутый к китайской стене чел.!!!.. хи…
хи-хи Вихтору
18:18
… хи-хи урвал фразу из контекста: Но каждый из них по-разному отнесся к тому, что говорил и писал раньше, и жизнь у них по-разному шла, своими тропами, ни в чем они не совпадали.
хи… Это означает — ЭПИЛОГ!!!… хиииииииииии…
Виктор Буряков
15:36
Виктор Буряков. Роман «ИЗМЕНА» Трагические дни кровавого переворота в гор.Москве.Сентябрь-октябрь 93-го.Год написания 1997-й Отрывок. Понял и генерал, что говорить-то и не о чем, все и так понятно, но он считал, что совесть его чиста, и никому и ни за что он не должен, а жизнь она одна и надо ее прожить умеючи, чтобы было о чем вспомнить в последние
минуты, перед тем как оттащат на кладбище.
Два человека задумались о смерти в этот октябрьский день чуть ли не в центре Москвы, в многоэтажном доме, в ухоженной генеральской квартире. Но думы были разные, хотя и выросли люди в одной стране, и оказались одинаково в другой стране после ее разгрома в 91-м году. Казалось бы, в детстве одни и те же клятвы давали, когда их принимали в октябрята, пионеры, комсомол, в армии присягу принимали на верность Родине, в партию примерно одинаковые заявления писали, где просили о приеме их в члены. Но каждый из них по-разному отнесся к тому, что говорил и писал раньше, и жизнь у них по-разному шла, своими тропами, ни в чем они не совпадали.
И единственное, о чем еще подумал Петр, так это о том, что смерть все равно настигнет любого, но и вспоминать будут о человеке после его ухода по делам его, и каждому будет отмерено его же мерой.
Пришло время, когда ты оказался нужен израненной, измученной Родине; и пока жив, должен ответить, что ты сделал, когда ей приходится тяжко, как никогда за всю историю. И вопрос сейчас не о любви к коммунистической партии или ненависти. И если коммунисты все десятки лет упорно держались за свою Родину, защищали ее, а их клянут те, кто ее предал, то кому больше веры?
И стыдно признать себя обманутыми; клянут теперь огульно весь русский народ, словно глупое, неразумное дитя; боятся признать, что по корысти да по мелкой ненависти продают каждый день по кусочкам страну, каждый из заблудившихся в трех соснах – по сантиметру, по миллиметру – но продает. Да воздастся каждому по его поступкам.
И единственное, о чем жалел Петр Протасов, что слишком много за прошедшие десятилетия предателей выросло на русских харчах, без роду, без племени, словно кукушкины дети, которых нерадивая мать подбросила в чужое гнездо, и они уже выросли, не вмещаются в чужом по духу гнезде, а несчастная мать-птица, из последних сил выбиваясь, пытается накормить прожорливое чудовище. И непонятно – как ей еще хватает сил и терпения, и надолго ли?
Так что решил Петр для себя твердо – не думать о смерти, не накликать ее на себя, а, пока жив, делать для своей Родины как можно больше полезных
дел и возвращать назад ежедневно по миллиметру, по сантиметру проданные
кусочки Родины, хотя бы в душах людей. Так-то оно будет верней и надежней. Битва за умы людей русских продолжается, и не должен враг оказаться сильнее. Враг он и есть враг, и скоро его все увидят, когда полностью прозреют, а ему, Петру, на своей территории, на своей земле родимой есть еще за что сражаться, за что постоять. Родиной не торгуют и счет за свои обиды ей не предъявляют, ее можно только любить и только защищать, какой бы она ни казалась порой уродливой. Родина, как и жизнь, дается человеку только один раз и, как ни выбирают – кем родиться, так не выбирают и где на свет появиться.
Ушел генерал из своего кабинета, где отлеживался на его диване бывший товарищ по партии Петр Протасов, а тот после его ухода продолжал внимательно перечитывать листовки, газеты и все ощутимее понимал, что добром это не кончится. Некоторые пожили или живут всласть и не отдадут новую власть за здорово живешь, потому что как ни верти, а расплата за все содеянное с народом их ожидала. Потому и сопротивляться будут до конца, и
кровью могут умыть.
Хотелось Петру побыстрее заглушить воспаление, выйти из этого кабинета, из этой комнаты, выйти на улицу, проехать к метро «Баррикадная», куда продолжали приходить, как рассказывала Людмила Ивановна, люди, и пообщаться с единомышленниками, и посмотреть на лица тех, кто продолжал
дубинками разгонять народ. И боязни за свою жизнь у Петра не было. Ведь и умирает-то человек всего один раз, а не несколько. А главное – приказал себе Петр жить, чтобы увидеть, как встанет и распрямится любимая Родина, и вздохнет полной грудью свободный, великий русский народ, а вместе с ним – и малые народности, которые, оказывается, без «старшего брата» да без его поддержки шага не могут ступить. Ради этого стоило дальше жить, ради этого стоило идти опять туда, где люди сражаются за каждый сантиметр русской земли, за свое будущее. Там его ждут такие же, как он, и нет в их помыслах и поступках никакой корысти, а только святая правота, понимание того, что если не они это сделают, то кто другой? Никто не хочет умирать, все хотят жить. Но вот только как?
Так пусть стоят на коленях враги Родины, а не сам народ, ради этого и стоит жить.

Виктор Буряков
12:26
Виктор Буряков. Роман «ИЗМЕНА» Трагические дни кровавого переворота в гор.Москве.Сентябрь-октябрь 93-го.Год написания 1997-й Отрывок… Глава ХIХ
Одно дело, когда муж, даже трижды клятый, находился рядом, и совершенно другое ощущение было у Ольги после его отъезда. Делать особо ничего не хотелось. Машеньку в школу проводила и прибираться по дому не для кого и не для чего. Корову они не держали, потому что вставать надо чуть свет, а мать ее к этому не приучила, потому как единственная дочь была, вот и разбаловала. Хорошо хоть куры во дворе у них бегали благодаря ее настойчивости, да поросенка завели, все какое-то дело да прибыль небольшая и мясо постоянно на столе. Хотя уж чего-чего, а мясо Петр часто с работы приносил. Но мать научила из свинины тушенку заготавливать впрок, и действительно все годилось, когда муж на работу собирался или на обед забегал. Чтобы ее не ждать, когда она замешкается, и кастрюли были пустые, Петр на скорую руку жарил картошку и добавлял из банки тушеное мясо. Так и питался, а чаще – в столовой совхоза или в поле с механизаторами, когда парторгом был. Но это уж дело его, поменьше бы гордыни да форсу, и ел бы что дома предлагают. Раньше ведь нравилось ему, как готовила, похваливал. Ну а сейчас пошел по только ему видимой дорожке, и кто его остановит и что остановит?.. Но только добром ему это не кончится, это уж Ольга точно знала. Интересно, чем же это он там в Москве сейчас занимается, лучше бы о семье подумал борец за советскую власть.
Видно, ничего от него больше не дождаться, кроме горя для нее и для дочки.
Где-то к обеду, управившись с домашними делами, покормив живность, заварив кипятком комбикорм поросенку на вечер, решила Ольга к матери сходить. Собственно говоря, там у нее и делать-то особо нечего, одни и те же разговоры. Но мать есть мать, глядишь, и какое-то доброе, умное слово найдет, утешит, пожалеет, хотя куда уж жалеть, сама взрослая, и дочка растет – не успеваешь дни рождения отмечать. Сказано – сделано, переоделась Ольга в новое платье, свитер из шкафа, матерью купленный, одела, плащ темно-вишневого цвета, и, захватив зонт от дождя, пошагала она в гости к матери, взяв с собой на всякий случай трехлитровую банку, молоко вчерашнее прокисло, а Машеньке надо к вечеру что-нибудь свеженькое приготовить, может даже молочную лапшу.
Еще до магазина не дошла, – а до матери еще прилично идти, а жила – в собственном доме из красного кирпича, – как навстречу конторские пошли на обед и с ней поздоровались. Главбух Зинаида Петровна еще поинтересовалась:
– Как там Петр Семенович, никаких вестей нет от него? Что там, в Москве?
– Не знаю, – пожала плечами Ольга. – Откуда я могу знать, письмо еще не успело за это время дойти, даже если бы он и написал, а звонить не звонил, и далеко от дома не отходила. Вот уже третий день как уехал и молчок.
– Ну, ни пуха, ни пера им там, защитникам, – пожелала Зинаида Петровна. – А ты, если что, заходи. Может, какая помощь нужна, окажем. Картошку-то хоть всю убрали? А то, кому по второму разу распахать – сегодня на наряде им копалку картофельную выделили.
– Нет, у нас и было там шесть борозд, мы их сразу же подряд и распахали, так что, Зинаида Петровна, мы без проблем, даже перебрать успели. Боюсь, морозы как бы не наступили, а то она в гараже…
– Не думаю, – успокоила ее Зинаида Петровна. – У меня вон самой до первых морозов лежит и ничего, только мешками да брезентом укроем и ничего. А за Петра Семеновича мы переживаем, лишь бы все в порядке там было да живой и невредимый приехал. Все же не война, а мирное время, не хватало еще каких-то неприятностей.
– Все правильно, – согласилась Ольга. – Я тоже за это, неприятностей мне только и не хватало.
Зинаида Петровна с женщинами из бухгалтерии пошла в магазин, а Нина Васильевна, кассир, задержала ее на минутку:
– Не хотела я твою мать беспокоить, и не привыкла наушничать, но мой тебе совет – как женщина женщине советую, тебе еще жить да жить, покрепче за своего мужика держись, а то, смотри, уведут.
– Это вы о чем, – запереживала Ольга и даже за ворот куртки Нины Васильевны схватилась. – Кто она, скажите.
Нина Васильевна успокоила ее:
– Не о том же говорю, что кто-то есть у него. Просто я смотрю, как вы живете. Он работает, а ты дурью маешься. Выходила бы вон на работу, весовщица нам на комплексе требуется, корм взвешивала бы, глядишь, и повеселее было бы на свете жить. И чего ты все от дома своего не оторвешься? На работе оно всегда повеселее, с народом. Ты же еще молодая, надо и о себе подумать. С твоей матерью мы подружки давние. Но вот смотрю, она уже на пенсии, а последнюю копейку изо всех сил тянется да на тебя тратится. Девочка уже выросла, пора и о ней подумать. Вот и все, что и хотела сказать, а матери привет передавай, что-то я давно ее не видела, не заболела случаем?
– Вроде бы нет, – отозвалась Ольга, а у самой от такой мимолетной беседы аж сердце ходуном заходило, подозрение в душу закралось, что не договаривает что-то Нина Васильевна, скрывает. Но виду не подала. С тем и расстались.
Ольга, пока спускалась по раскисшей дороге в лог да поднималась вверх, выбирая места, где травы побольше осталось, чтобы грязь лишний раз не месить, чертыхалась на Нину Васильевну:
– Лезут со своими советами, лучше бы за своей дочкой следила, вон разошлась да и живет с ней. Никуда мать ее не выгоняет, небось лишним куском не попрекает и на работу не гонит. И что с того, что ребенок у нее трехлетний? Вон в садик отправила бы, а сама шла на весовую работать. Нашлась жалельщица хреновая.
Месила Ольга грязь еще минут десять, мать все-таки далековато от нее жила, да буквально наткнулась на механика со спиртзавода, Михаила Макарова, своего бывшего одноклассника. Улыбается, рад такой встрече, когда-то в детстве дружили, да потом пути разошлись.
– Привет, Оленька! Сколько лет, сколько зим.
– Здравствуй, Михаил, если не шутишь. Куда идешь?
– Какие могут быть шутки, – смеется Михаил. – Столько не виделись и шутки. Ну, так как наш тот разговор, помнишь или забыла?
– Ты о чем? – сразу не сообразила Ольга и закраснелась, вспомнила. – Я же думала – ты тогда пошутил и все. Мы же так потом и расстались при своих интересах. Разве не так?
– Так-то оно так, – почесал затылок Михаил. – Однако ты мне нравишься, и я думаю, что ты достойна лучшей жизни, чем твоя теперешняя. Я теперь холостякую, ты же знаешь.
– Знаю, ну и что?
– А то, если хочешь – пойдем ко мне, посидим, потолкуем. Мое дело теперь холостяцкое, неженатое.
– А жена где?
– Где, где, там.
– Где – там? Какими-то загадками говоришь.
– К матери уехала, психанула на меня и уехала. А что ей, детей нет, богатством моим брезгует, говорит – ворованное все. За счет спирта, а не за счет ума, мол, живешь.
Ольга удивилась:
– В наше ли время о честности говорить? Как сыр в масле, каталась, чего ей еще надо?
– Вот и я говорю, – поддакнул Михаил. – И что человеку надо, если все есть? Чуть не каждый день из-за нее машину за сорок километров в город к ее родителям гонял. Ну и что, и где благодарность? Одна черствость и полное непонимание.
– Значит, Миша, замуж предлагаешь за тебя пойти при живом муже, – задумалась Ольга и хитро посмотрела на него. И ростом поменьше Петра он, широкоскулый, по волосам седина ранняя загуляла, видно – нелегко оно, богатство, достается, через нервы. Зато жить с таким – ни о чем не думать.
– Думай, как хочешь. А, собственно говоря, и не обязательно замуж. Можно и любовниками быть, как нормальные люди делают.
– Э-э-э, нет! – не согласилась Ольга. – В нашей Краснокалиновке уже сейчас нас фотографируют, а еще раз где засекут – то, считай, все. Петр может мне и шею свернуть, я его знаю. Не смотри, что он такой спокойный.
– Может, ты и права, но откуда ты его жизнь знаешь за порогом дома? Думаешь, он в отношении тебя честность блюдет? Ни за что не поверю. Все время на людях, работа у него, как правило, не пыльная была. Смотри, конечно – дело твое. А то приходи вечерком.
– Как же я приду, – смягчилась Ольга, уступая его настойчивости. – У меня же дочь – сам знаешь. С ней и уроки надо сделать, и спать уложить.
– Ну вот уложишь и приходи, – не отступал Михаил, внимательно вглядываясь в глаза Ольги, и та смутилась от его пристального, изучающего и раздевающего взгляда.
– Предположим, уложу ее спать, но ведь ночь. Куда я на ночь-то пойду? На улице темнота. В какую-нибудь яму нырнешь и не вынырнешь. В такую темень ногу сломать можно.
– О чем ты говоришь, – возразил Михаил, словно не замечая женского лукавства. – При чем тут канавы, ямы. Да нет по дороге ко мне ни ям, ни канав. Короче, я часов в одиннадцать подойду, стучать не буду, шуметь тоже, а ты в это время выйдешь, ну и потолкуем, что дальше делать. Если к этому времени дочь уснет – выходи одетая, и я тебя проведу так, что ни одна собака не гавкнет.
– А если кто увидит, что ты ко мне приходил ночью, тогда что? Ведь все мужу доложат.
– Муж, объелся груш. Ну и что, скажешь – спирт приносил тебе. Если хочешь, я даже сумку с банкой трехлитровой возьму. Пусть что хотят, то и думают.
– Ладно, я пошла, Михаил, а то и правда – стоим тут, светимся на глазах всего народа. Меня уж и мать заждалась. Обещала пораньше прийти – банки с помидорами в погреб опустить. Сколько уже обещала, да все никак.
– И все же ты подумай, – не отступал Михаил. – Со мной будешь жить – не соскучишься. Сейчас время наше наступает.
– Это чье же – ваше? – не выдержала и спросила Ольга.
– Наше, я имею в виду деловых людей. «Время – деньги» и тому подобное. А со своим ты еще горя нахлебаешься, вот увидишь. Сейчас не время революционеров, сейчас запросто и пришибить могут. Сейчас сиди и посапывай в две дырочки, Оленька, ты моя дорогая! Сейчас наше время пришло. Ну я тоже пошел, а ты посиди и внимательно так, очень внимательно подумай. Глядишь, что к ночи и придумаешь. Я тебя не неволю, но я человек деловой и, значит, у меня к тебе деловое предложение. Ну пока, не прощаюсь. Надеюсь, ответ будет положительный. А я в город смотаюсь, что-нибудь интересного прикуплю в магазине из продуктов, хорошего ликерчику, водочки импортной, шампанского. Вобщем, все будет хоккей, как любила говорить моя бабушка, царствие ей небесное.
– Хоккей, так хоккей, – согласилась Ольга. – И впрямь от такой жизни, как я живу, скоро завянешь. Но все равно боязно как-то, враз мужу все доложат, горя потом не оберешься да разговоров.
– Да ладно тебе переживать, – успокоил ее Михаил. – Это еще неизвестно, куда он уехал и где он сейчас, и чем занимается. Не будь глупышкой, а будь умницей. Мы же с тобой сельские люди. Нам терять нечего. Ну ладно там – моя: городская. С нее и спрос поменьше. Что с нее возьмешь? Избалованная, к нашей жизни не привычная… Так как, лады?
– Подумаю, – уклончиво ответила Ольга и, не попрощавшись, ушла по тропинке вдоль домов, выискивая места, где поменьше грязи и побольше нетронутой еще травы, держась местами за забор.
Михаил еще минуту постоял, посмотрел внимательно ей вслед и решил для себя, что все в порядке. Еще немного и будет она к его советам прислушиваться и делать так, как он хочет. Ольгу он хорошо знал с детства, характер ее, немного завистливый, о хорошей жизни – как все – мечтала, обеспеченной и сытой. Да разве же она с этим партийным деятелем жила нормально? Как же! Образцом для других должен быть, идеалом. А нормальному человеку, без комплексов, ведь что нужно: политику подальше, побоку, а чтобы дома все было в порядке, жить обеспеченно, в достатке, глядишь – и любовь наладится промеж них двоих, любовь да ласка, взаимность. Нет, что и говорить, непростая штука эта жизнь.
И пошел Михаил в обратную сторону – готовить спиртовоз в рейс, шоферу надо со склада запчасть новую выдать, жаловался на карбюратор.
И все-таки Михаилу разговор этот понравился, понравилось и то, как он вел себя – уверенно и строго. Женщины это любят, чтобы эти качества – уверенность и строгость – у мужчины были. Для них это на первом месте. И еще чтобы умным был. Но дурачком Михаил себя и не считал. А то, что жена от него, такого умного и строгого, смылась, так это не беда, с кем не бывает, и на старуху проруха нападает.
Повеселел Михаил, представив, что через пару часов в город районный смотается, а там рядом с автовокзалом магазинчик неплохой от мясокомбината есть, там необходимым и затарится. Продукты хорошие завозят, вина неплохие. Ну, что же, гулять – так гулять, и держать хвост пистолетом, а нос по ветру. Сейчас самое время для деловых людей пришло. Хочешь жить – умей вертеться, а не переться в Москву, как Петр, старую власть, давно сгнившую, защищать. Нищий он и есть нищий, и никогда он богатым не станет. А вот он, Михаил, обеспечил себя на много лет вперед, сумел жену содержать, надо будет – и любовницу заимеет надежную, не болтливую, и, что самое главное и немаловажное, красивую. Что, что, а от Ольги это не отнять. Только красота почем зря эта неиспорченная пропадает. Вот об этом он и позаботится, раз муженьку некогда такую женщину всем необходимым обеспечить. Ничего, поможем, будет как сыр в масле кататься, горя не знать.
И пока шел Михаил по единственной на всю деревню Краснокалиновку асфальтированной дороге и тешил себя предстоящим весельем, как-то забывал он о том, что так и не дал своей единственной и законной жене того, что собирался дать теперь, когда многое передумал в одиночестве, этой другой женщине. Кто знает?.. Человек жив надеждой, а может и действительно будет так, как он задумал, и у них получится что-то с Ольгой. Тем более, – по слухам, – не больно уж дружно они живут промеж собой, разве что только драк не наблюдалось. А такую обиженную женщину только помани, враз примчится и приголубит того, кто ее позовет, кто поможет и приласкает. А, судя по Ольге, перелом у нее наступил, и пока там ее муженек политикой большой занимается, – никто им не сможет помешать отдохнуть так, как это необходимо. С тем и зашел Михаил через проходную спиртзавода, не забыв поздороваться с сидевшими рядом с вахтером на лавочке сдатчиками картофеля. Неплохая картошка уродилась, и везли ее на переработку даже с соседней области, которая, собственно, и находилась-то рядом – в нескольких десятках метров, через мосток, перекинутый через речушку Рыхотку.
А Ольгу, когда она пришла в дом к матери, та с порога, безо всякой подготовки, буквально убила новостью:
– Твой-то, знаешь, что учудил?
– Нет, – посторонилась Ольга и замерла в ожидании самого наихудшего. – С ним что случилось? Он что – кому звонил?
– Звонил, как же, – заплакала мать. – Смотри, бросит он тебя, я же тебя предупреждала. Нет, ты мне не верила. С Клавкой спутался твой кобелина поганый, вот что. Я так и думала, я же тебе говорила. Я ли тебе не подсказывала? Сколько же можно было мужика в черном теле держать?! Не послушалась. Думала, он железный и все выдержит, а вот и не выдержал. И так тебе и надо, а то словно с цепи сорвалась. А теперь вон, говорят, они там с конторскими гуляли, и твой тоже – день рождения отмечали, и он Клавку с поля темной ночью привез. И позавчера, когда он на поезд в Москву уезжал с автобусом, она его провожала до самого города. Мне женщина одна рассказывала. Доигралась, значит, на нервах у мужика, допрыгалась. Ну что же, Бог шельму метит, не послушалась ты меня, гордая. Вот и будешь потом горе мыкать. А Клавка – она такая, она его ублажит, а потом в кулак возьмет, он и не пикнет. Что я, Калужиных не знаю, ее отец-то всю жизнь под каблуком у своей.
И враз настроение нормальное, с которым она шла после встречи с Михаилом, пропало, и Ольга присела молча, не сказав ни слова, на самодельный деревянный стул рядом с кухонным столом. И так, не проронив ни слова, сидела минут десять, пока мать доказывала свое. Всякое она ожидала от Петра, но не такого, не в его это характере, не мог он так поступить, она это знала точно. Тут что-то не то, какая-то ошибка или наговор. Он что – разве раньше никого не подвозил с поля из женщин? Натура у него такая: если есть рядом место пустое, почему бы не подвезти, но никогда и никто не бежал докладывать матери и не злорадствовал по этому поводу, работа у него была такая, с людьми постоянно занимался, общался. Это надо было бы тогда по любому поводу нервничать да с ума сходить?.. Вот так подарочек он подбросил ей перед отъездом. Вот так тихоня. А может он и не в Москву поехал, а там в городе кто-то есть у него? И ты теперь думай, что хочешь?
Убил, наповал, с первого выстрела, не пощадил. Убил, что же делать, что же делать?
Да не может быть, скорее всего – вранье, чистой воды выдумка. Вот приедет, она с ним переговорит, он ее успокоит, все объяснит и все наладится, и они будут жить хорошо и мирно. Все же дочка у них есть и какой ему смысл семью по новой заводить? Как это еще там в семье у него в новой заладится? Господи, да чем же она голову свою забивает, какую она ему еще новую семью желает? Не дай Бог такому даже в страшном сне присниться.
Виктор Буряков
13:27
В Госдуме заговорили об отмене пенсий
Володин берёт на понт.Брать на понт | обманывать | обхитрять | дурачить
обхитрять | обмишуривать | обмишуливать | обштопывать | охмурять | обставлять | околпачивать | обдурачивать | брать на понт | обдурять | обманывать | облапошивать | обжуливать | одурачивать | оболванивать | объегоривать | дурачить
.
МОСКВА, 14 апр — РИА Новости. Спикер Госдумы Вячеслав Володин, который по итогам 2015 года стал самым богатым чиновником в администрации президента РФ, в своей декларации за 2016 год указал доход в 62,1 миллиона рублей, следует из данных, опубликованных на официальном сайте нижней палаты.14 апр. 2017 г.
Виктор Буряков
14:05
ПОЛИТИКА
Володин не исключил отмены государственных пенсий в России‍
В России могут вообще отменить государственные пенсии из-за дефицита бюджета
Губерния Daily
Председатель Госдумы Володин: государственные пенсии отменят
LentaChel.ru
70 фото4 видео
Председатель Госдумы Вячеслав Володин заявил, что в России могут быть отменены государственные пенсии как таковые. Об этом он заявил на встрече с жителями Заводского района Саратова, видеозапись которой опубликовало ИА FreeVolgaNews.
Газета.Ru
11:38
Вячеслав Володин
У нас пенсионная система имеет дефицит, мы ее наполняем за счет бюджета. Вопрос — сохранятся ли в таком случае государственные пенсии вообще. Раньше четыре человека работали, а один — на пенсии, а сейчас 0,96 работают в Саратовской области на каждого пенсионера.
— Вячеслав Володин, российский политик​Рамблер вчера в 16:51
Виктор Буряков
14:27
Василий Лебедев-Кумач СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА
Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна,-
Идет война народная,
Священная война!

Как два различных полюса,
Во всем враждебны мы:
За свет и мир мы боремся,
Они — за царство тьмы.

Дадим отпор душителям
Всех пламенных идей,
Насильникам, грабителям,
Мучителям людей!

Не смеют крылья черные
Над Родиной летать,
Поля ее просторные
Не смеет враг топтать!

Гнилой фашистской нечисти
Загоним пулю в лоб,
Отребью человечества
Сколотим крепкий гроб!

Встает страна огромная,
Встает на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой.

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна,-
Идет война народная,
Священная война!
1941
Виктор Буряков
14:38
Еврей А.Вассерман: «Отмена пенсий спасет демографию»
[nuke22
20.05.2017 — 14:51
Статус: Offline
Ярила

Анатолий Вассерман уверен, что демографическую проблему может решить отмена пенсий. Люди, уверенные, что им можно не рожать собственных детей, а получать помощь от государства, не станут стремиться к многодетности. И как только политическое решение вроде британского намерения отменить пенсии, будет принято, ситуация с демографией резко изменитсяМои родители при каждом удобном случае пугают меня тем, что у меня не будет пристойной пенсии. В общем-то, все это действительно достаточно серьезно. Я, правда, себя утешаю тем соображением, что у меня работа довольно специфическая. До тех пор, пока у меня голова включена, я себе какой-нибудь заработок всегда обеспечу. А когда голова выключится, дак и деньги не нужны будут. Но, понятно, таким соображением может утешить себя далеко не каждый, поскольку многие все-таки зарабатывают не только головой, но и прочими органами.

Грубо говоря, если человек уходит с работы по инвалидности, то деньги при это ему все равно нужны, да еще и зачастую большие, чем работающему. Понятно, что пенсия, все-таки, подавляющему большинству представляется жизненно необходимой. И понятно, что любые разговоры об ограничении пенсии, например, о повышении пенсионного возраста, многих пугают. Ну а уж варианты, допустим, как Великобритания с отменой обязательного пенсионного возраста вообще, и подавно повергают в ужас. Хотя, честно говоря, пока еще там это представляется только концепцией, не совсем ясно, во что она выльется реально. Толи в право уходить на пенсию в любой момент, когда это выгодно тебе, толи, наоборот, в необходимость оставаться на работе, пока сил хватает.

Вообще же пенсионное обеспечение дело сравнительно недавнее. Хотя отдельные пенсии в порядке, так сказать, личного одолжения назначались с совершенно незапамятных времен. Но как общегосударственную систему пенсионное обеспечение ввел Отто Эдуард Леопольд князь фон Бисмарк-Шенхаузен, когда был канцлером, то есть, главой правительства свежесозданной при его активном участии второй германской империи. Появилась система общего пенсионного обеспечения. Появилась она в порядке борьбы с модным тогда социализмом. Грубо говоря, Бисмарк доказывал, что многие вещи, которых требуют социалисты, достижимы и без введения социализма в целом.

Одна из проблем, порождаемых пенсионным обеспечением, в общем-то, известна практически всем, кто постоянно занимается политикой, но никто из действующих политиков не рискует заявлять это вслух, ибо понятно, что человека, который говорит такое, не переизберут. А именно. Всеобщее пенсионное обеспечение – один из серьезнейших источников демографического кризиса. В старое время человек мог рассчитывать на существование в старости только благодаря поддержке своих детей. Понятно, эта поддержка тоже не была гарантирована. Классическая литература и классическая юриспруденция наводнены примерами того, как дети избавлялись от старых немощных родителей, не желая тратить свои силы и средства на содержание.

И в этом смысле пенсионное обеспечение, конечно, было благом, ибо, действительно, многие такого рода проблемы устранило. Но у всякого достоинства есть свои недостатки, которые иногда являются продолжением достоинства, иногда возникают вполне самостоятельно. В данном случае, если вам не надо надеется только на своих детей, то, соответственно, отпадает материальный стимул к их рождению. Соответственно, во всяком обществе, где вводится пенсионное обеспечение, рождаемость очень скоро начинает падать. Грубо говоря, в обществе с развитой пенсионной системой каждый надеется на то, что его прокормят чужие дети и отказывается заводить своих. Но понятно, что в таком раскладе, если все будут руководствоваться этим рассуждением, то не будет, ни своих, ни чужих детей. А это значит, что не будет и пенсионного обеспечения.

И сейчас общество уже приближается к критической точке. Сейчас, действительно, уже доходов активно работающих поколений перестает хватать на то, чтобы обеспечить достойную пенсию поколениям, отошедшим от работы. Частично этот дисбаланс удается преодолеть ввозом гастарбайтеров, которым вообще почти не платят и таким образом они зарабатывают достаточно, чтобы поддержать пенсионеров. Но понятно, что долго по этому пути невозможно. Полагаю, что в достаточно скором будущем обществу придется решать эту проблему каким-то иным способом. Либо придумать более надежные, чем сейчас способы хранения накоплений на старость. Сейчас вот кризис уже обесценил немалую часть таких накоплений и боюсь, что обесценит еще больше. И возможно после кризиса придется придумывать какую-нибудь более эффективную систему, которая позволит пенсионерам рассчитывать на то, что их накопления сохранятся. Либо другой вариант – это опять, фактически, отказываться от всеобщего пенсионного обеспечения, сохраняя его только для тех, кто по каким-либо объективным причинам, а не субъективным, не может рассчитывать на помощь своих детей и вновь возвращаться к старой системе, при которой каждый надеется на собственных детей, а не на чужих.

Поскольку дело уже не только в демографическом кризисе, но и в кризисе экономическом. И гарантировать сохранение пенсионной системы в том виде, в каком ее задумал Бисмарк, не может уже никто. И очень может быть, что нынешняя английская идея отказа от обязательного пенсионного возраста окажется шагом в каком-то более-менее оправданном направлении. Я в этом не уверен, но ясно, что шагать нужно и, скорее всего, шагать в нескольких направлениях сразу, чтобы найти какое из них окажется правильным. Единственное, в чем я точно уверен, это что в нынешнем своем виде система пенсионного обеспечения не сохраниться и к том времени, когда я всерьез задумаюсь о пенсии, эта пенсия будет выглядеть как угодно, но только не так, как нынешние пенсии моих родителей.
Виктор Буряков
15:53
Пусть спикер Госдумы Володин пожертвует свои миллионы Пенсионному фонду
Виктор Буряков
16:35
Массовых акций протеста против предложений правительства в стране пока не произошло. Хотя социологи фиксируют, что подавляющее большинство россиян против более позднего выхода на пенсию. Согласно итогам июльского опроса «Левада-центра», 89% респондентов негативно относятся к пенсионным планам властей.
Сейчас депутаты готовятся ко второму чтению пенсионного законопроекта, которое должно состоятся осенью этого года. Уже скоро Госдума проведет слушания по пенсионной реформе. Они намечены на 21 августа. Об этом сообщает Рамблер. Далее: finance.rambler.ru/economics/40550891/?utm_content=rfinance&utm_medium=read_more&utm_source=copylink
$
16:38
Мне лет 5 назад приходилось писать о том, что власть сама должна создавать производство коли частники создавать не хотят. Обеспечить необходимую рентабельность ( не заоблачную). А затем продавать это производство частникам, обчзывая из наращивать мощность и увеличивать численность работающих на них. Сейчас что то похожее думают. Но время то упущено.
17:02
Рыба гниёт с головы. Эта власть, ничего не будет создавать. Она умеет только хапать, ничего не оставляя людям. А частникам просто не надо мешать.
Виктор Буряков
16:44
Зашла женщина с доломитного и сказала что там все в шоке от того что там творится.Развал.
пейсатилю бурякову
19:54
К тебе Витька женщины ходят? Наверное ты их как Гришка Распутин выслушиваешь?
на 16-44
22:50
В чем выражается развал на доломитовом комбинате?
Комментарий удален
Виктор Буряков
17:00
Спикер Госдумы Володин Старательный, примеряет шинельку палача народа в царской России Аркашки Столыпина? Ну-ну.
заднеприводному бурякову
19:52
Так Володин твой фюрер по партии!!! Ты что Гапоныч буряков с ума сошел, на кого наехал дурашка!
Патриот
21:21
А этот пидр губастый опять забыл в какой он партии, маразм, хуле сделаешь))))))))
Комментарий удален
Комментарий удален
Прямо как наш идиот Буряков
19:32
30 июля в 18.00 закончился срок предоставления документов для регистрации кандидатов на место в горсовете депутатов Липецка. Участвовать в выборах будут 10 человек из 13 претендентов. Трое кандидатов получили отказ. Выяснилось, что самовыдвиженцы и член партии «Родная партия» собрали подписи людей, которые не проживают по указанным адресам, а также нескольких уже умерших липчан. Для участия в выборах кандидатам нужно было собрать 60 подписей.
Голосование пройдет 9 сентября с 8 утра до 8 вечера. Досрочное голосование будет длиться с 29 августа по 8 сентября. С 20 августа участковые избирательные комиссии, которые ответят на вопросы и обращения граждан.
— В магазинах города будут размещаться информационные листы, в которых будет указана информация о кандидатах и территориях, жители которых будут выбирать своего депутата, — рассказал Сергей Капцов.
Комментарий удален
Комментарий удален
Губастому
12:21
Ты на кого тявкаешь псина, Володин это твой Ленин в ЕР!!! Ты ему на коленях должен молиться и миньет делать по первому щелчку его пальцев ✌️
На 12:21
12:37
Ты дурак? Ленина с Володиным сравнивать))) А миньет Буряков и так всей ЕР делает — это видно не вооружённым глазом.
Комментарий удален
Загрузка...
Яндекс.Метрика
Все права защищены. При любом использовании материалов Вести Данков прямая гиперссылка на страницу, с которой производится заимствование материала, обязательна.