Данковчане приняли эстафету "Мы – наследники великой победы"

Данковчане приняли эстафету "Мы – наследники великой победы"

Есть в истории нашей страны такие даты и события, которые не подлежат забвенью. И ныне живущие, и будущие поколения не имеют права забыть о том, какой ценой досталась советскому народу победа в Великой Отечественной войне. 

И для того, чтобы нынешние школьники помнили об этом, ежегодно в преддверии 9 Мая во всех уголках необъятной России проводятся различные акции и мероприятия. 4 апреля в регионе стартовала военно-патриотическая эстафета «Мы - наследники Победы!», организованная по инициативе Управления социальной защиты населения ЛО. В ней принимают участие учреждения поддержки семьи, материнства и детства. 17 апреля эстафету от Краснинского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Очаг» принимали педагоги и воспитанники Данковского социально-реабилитационного Центра «Гармония». По словам директора Центра Любови Кондрашиной, коллектив сотрудников и воспитанники очень ответственно готовились к столь знаменательному событию. Они провели встречи с ветеранами Великой Отечественной войны и тружениками тыла; заседание литературной гостиной, на котором прозвучали отрывки из произведений писателей-фронтовиков, стихи о войне; конкурсы рисунков, поделок на военную тематику, творческих работ об участниках войны. 

Погожим весенним утром под мелодии военных лет хозяева радушно встретили гостей – заместителя главы администрации района Анатолия Ясенко, воспитанников и специалистов Краснинского Центра и кризисного Центра помощи женщинам и детям г.Липецка, а также представителей районной организации ветеранов войны, труда, Вооружённых Сил и правоохранительных органов. 

Творческую часть программы мероприятия открыла литературно-музыкальная композиция участников художественной самодеятельности (взрослых и школьников) из Центра «Гармония». Проникновенные стихотворения, танцевальная композиция «Катюша» и музыкальная часть до глубины души растрогали зрителей, а некоторые из них даже украдкой смахнули с ресниц слёзы. 

Яркая и проникновенная литературно-музыкальная композиция краснинцев, которая сопровождалась видеоклипами, также многих заставила прослезиться. Невольно замерло сердце, когда дети выстроились с портретами земляков – участников Великой Отечественной войны. 

Порадовали присутствующих небольшой концертной программой также воспитанники и специалисты кризисного областного Центра помощи женщинам и детям. 

Кульминацией встречи стала передача краснинцами символической эстафеты памяти – большого конверта с детскими рисунками, посвящёнными Дню Победы, – Центру «Гармония». Завершилось мероприятие хоровым исполнением песни о войне и вручением ветеранам букетов цветов и белых бумажных голубков с добрыми пожеланиями на крыльях. 

Заключительный этап военно-патриотической эстафеты «Мы – наследники Победы!» пройдёт в Долгоруковском социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних «Доверие», где и будут подведены её итоги. 

Тамара ПОРТНИХИНА. Фото автора.

Подпишись на Вести Данков во ВКонтакте, или в Одноклассниках.

09:30
1021
бигильдино школа
21:20
бля.опять Ченцова развратница.все ив приюте жрет.а мать пенсии детские пропиваит.
===Самара===
19:50
Что стоит у стенки Ирка Алтыникова? Или она в детдоме этом начальница? Ее отвсюду метлой в г… не гнали за дурость, сплетни.Бездельница отменая, жополизка.Хороший директор никогда такую не возьмет.Подпивает женщина.Давно подпивает.Кто ж она в детдоме.Ан как нарядилась дурочка больная.Солдатка.Накож тебе!
Реневка
11:32
Ирина Викторовна Алтынникова большой специалист по психологии.Знайте, уважайте и страшитесь.Ужо она вам, ненавистники!!!
\\\\\О.
12:28
а где ж она работаит.где приют.в воскресеновке что ль.хочу встренуть эту ирину алтыник и морду набить за точто она подсидела мою родственицу в детсаду.сама уродина не работала и другим мешала.
555555555555555////
00:13
Дорогая О. или дорогой О.ты можешь «встренуть» свою любимицу у Пятерочки напротив Георгиевской церкви каждый день с 16.00 до 16.40 она там берет четвертиночку. Или утром в начале девятого на остановке ЦРБ больницы.Она кого то ждет там по утрам.
!\\
20:43
Обманули, сегодня ее там не было.По фотке искали, видать спиртного в друге-магазинке взяла.Али приболела эта солдатка.Отпишитесь, знахарки.
ЗНАЮ
22:42
Хватя писать бред, бабу и без того муж бьет каждый день, весь район 2 школы слышит.))))))Таскает за космы, а сын орет благим матом, заикается)))))))
Виктор Буряков
11:41
Соображайте где человека обливаете помоями.Укажите свою Ф.И.О и свой адрес.
Цвяточек «буряков»
08:47
Воскрес Ленин. Через неделю он получил вызов из Израиля от
родственников по материнской линии и подал документы в ОВиР.
— куда вы, Владимир Ильич?
— в эмиграцию, батенька. Все надо начинать сначала!

Виктор Буряков
11:06
Виктор Буряков
В новейшую историю Украины, ныне трагически независимой от русского братского народа, НАДЕЖДА САВЧЕНКО – НАДЕЖДА УКРАИНЫ войдёт как человек восставший против еврейско-фашистских оккупантов, закабаливших Рідну Неньку Україну
. Свободу славянке Надежде Савченко! РІДНЕ Україна – рідний край, Рідне поле, зелен гай, Ріднемісто й рідна хата, Рідне небо й рідна мати.За это борется верная дочь Украины
Виктор Буряков
11:16
За успехи в проведении Выборов Президента России с сегодняшнего дня чиновничья рать и прочая олигархическая сволочь ликовать будет ещё долгих шесть лет.Сегодня их день, в далёком завтра наш день.Непременно! Не забудем, не простим!
Бурякову
13:07
Иди утопись, погода позволяет. А мы как нибудь проживём без тебя эти хорошие времена, дубина колхозная.
Виктор Буряков
11:26
А завтра проснувшись узнаем, что нас ждёт впереди.
Виктор Буряков
11:33
Сергей Калиниченко
Не надо о грустном.
Нравится1Показать список оценивших4 минуты назадОтветить
Мисар Суров
Мисар Суров
падение уровня жизни и увеличение количества бедных в стране
Виктор Буряков
13:56
Эдуард Асадов — Грохочет тринадцатый день войны: Стих
Грохочет тринадцатый день войны.
Ни ночью, ни днем передышки нету.
Вздымаются взрывы, слепят ракеты,
И нет ни секунды для тишины.

Как бьются ребята — представить страшно!
Кидаясь в двадцатый, тридцатый бой
За каждую хату, тропинку, пашню,
За каждый бугор, что до боли свой…

И нету ни фронта уже, ни тыла,
Стволов раскаленных не остудить!
Окопы — могилы… и вновь могилы…
Измучились вдрызг, на исходе силы,
И все-таки мужества не сломить.

О битвах мы пели не раз заранее,
Звучали слова и в самом Кремле
О том, что коль завтра война нагрянет,
То вся наша мощь монолитом встанет
И грозно пойдет по чужой земле.

А как же действительно все случится?
Об это — никто и нигде. Молчок!
Но хлопцы в том могут ли усомнится?
Они могут только бесстрашно биться,
Сражаясь за каждый родной клочок!

А вера звенит и в душе, и в теле,
Что главные силы уже идут!
И завтра, ну может, через неделю
Всю сволочь фашистскую разметут.

Грохочет тринадцатый день война
И, лязгая, рвется все дальше, дальше…
И тем она больше всего страшна,
Что прет не чужой землей, а нашей.

Не счесть ни смертей, ни числа атак,
Усталость пудами сковала ноги…
И, кажется, сделай еще хоть шаг,
И замертво свалишся у дороги…

Комвзвода пилоткою вытер лоб:
— Дели сухари! Не дрейфить, люди!
Неделя, не больше еще пройдет,
И главная сила сюда прибудет.

На лес, будто сажа, свалилась мгла…
Ну где же победа и час расплаты?!
У каждого кустика и ствола
Уснули измученые солдаты…

Эх, знать бы бесстрашным бойцам страны,
Смертельно усталым солдатам взвода,
Что ждать ни подмоги, ни тишины
Не нужно. И что до конца войны
Не дни, а четыре огромных года.
Святорус
14:06
Для всех русов, сегодня, день траура… Для сатанистов и бесов, сегодня — праздник! Главный бес и сатана зашёл на престол… Ну что ж, россияне, ждите очередных норд-остов, кемерово, бесланов…
Виктор Буряков
14:38
С 91-го вам не до нас.А нам сегодня не до вас.Ликуйте.Наш праздник 9 мая Великий ДЕНЬ ПОБЕДЫ.
Виктор Буряков
14:46
22 век.Владимир Путин, переизбранный на четырнадцатый президентский срок, вступил в должность главы государства.
Виктор Буряков
14:55
Россияне и россиянки, с новым президентом Владимиром Путиным и новым премьер-министром Дмитрием Медведевым. на века.Ура товарищи!
Виктор Буряков
17:08
И с чего бы так колбасит узкоглазых злобных япошек от переизбрания Владимира Путина на пост Президента России? Откуда у них такая уверенность что он непременно после инаугурации в 20 числах мая возвернёт безвозмездно стратегически важные для нашей армии Курильские острова? В чём их в прошлом и нынешнем году уверили? Или мы идём верным предательским курсом Горбачёва-Шеварнадзе? Не дай Бог такому случиться.
хи-хи
20:59
Путин намерен вывести экономику России в пятерку лучших, и Данковчане – наследники великой победы !!!!!!!!..
###
21:22
А что он может. П… здить не мешки ворочить. Пока только по ботексу в лидерах.
хи-хи на 21:22
21:46
Бойкотировать ЧМ по футболу.
Виктор Буряков
12:47
Почему власть, над народом заимевшие верх, боятся Вождя всех народов даже упокоенного в Мавзолее и постоянно назло нам загораживают его в 9мая в день Великой Победы? "-А вдруг -думают они — встанет Ленин разгневанный, подойдёт сзади… и ухватит за бочок."
Виктор Буряков
13:29
С наступающим Великим днём Победы, всех дорогих моему сердцу данковчан и жителей нашего славного района.
Виктор Буряков
13:38
Цинк.
Страна, где портрет Сталина на День Победы можно пронести только тайно, а Мавзолей Ленина маскируется, является проигравшей.
$
14:42
А как насчет маршалов?
$
14:43
В соседнем государстве народ победил.
Виктор Буряков
15:44
Победил в Великой Отечественной войне советский, СССР, а в РФ ликуют власовцы. Стыдоба-стыдобушка.
Виктор Буряков
15:56
Только власовцам мешает Ленин и Мавзолей.
хи-хи, на 15:56
22:13
В натуре мозг усох, власовцев в рашке быть не могёт, — Время, Место, События и участники в них — должны характеризироваться Конкретно!!!.. хи- хи, с приветом как соловей с Праздником…
Виктор Буряков
09:06
Наденька мы с тобой!!!

Кто такая Надежда Савченко? Попробую объяснить. Понимаю, что бессмысленно что-то объяснять тем, кто, эксплуатируя тему «свобода Савченко!», отрабатывает гигантские гонорары. Как и тем, кто совсем уже перешел в зомбированную биомассу, убивающую людей с криком «Слава Украине». Но есть миллионы просто обманутых, как в России и Украине, так и на Западе. И вот именно для них этот материал. Именно для них я, практически, полностью привожу расследование моих коллег о том, кем же в действительности является обвиняемая в убийствах Надежда Викторовна Савченко, 1981 года рождения.

«На днях Надежде Савченко было предъявлено обвинение в окончательной редакции. Участнице конфликта на Донбассе вменяется пособничество в убийстве 2-х и более лиц, пособничество в покушении на убийство 2-х и более лиц общеопасным способом, по мотивам политической ненависти, совершенное группой лиц, а также незаконное пересечение границы РФ.

Следственный комитет окончательно определился с квалификацией преступлений.

Сотрудники СК установили, что летом прошлого года, находясь на Донбассе на территории Луганска, Надежда Савченко передала украинским боевикам координаты журналистов ВГТРК и других гражданских лиц. В результате ее действий погибли российские журналисты Игорь Корнелюк и Антон Волошин. После чего Савченко под видом беженки незаконно пересекла границу Российской Федерации.

Вот как прокомментировал ситуацию официальный представитель СК Владимир Маркин:

«У следствия есть неопровержимые доказательства в виде собственноручных записей Савченко, подтверждающих ее причастность к корректировке огня, данные баллистической экспертизы фрагментов осколков, изъятых из тел погибших, и фото- и видеоматериалы места гибели журналистов, в том числе непосредственно артиллерийского обстрела, а также данные, полученные с космических спутников. Все эти доказательства представлены следствием для проведения ситуационной судебной экспертизы. Это лишь часть доказательств, которые в совокупности с другими будут представлены суду. В ближайшее время материалы уголовного дела в отношении Савченко будут выделены в отдельное производство из общего уголовного дела о применении запрещенных средств и методов ведения войны для завершения расследования, предоставления сторонам для ознакомления и последующей передачи в суд».

Сухие строчки! А ведь это целая «герой Украины», депутат, член делегации в ПАСЕ…

Из-за ее ареста Верховная Рада Украины даже рекомендовала украинскому Совбезу ввести санкции против самого Владимира Путина! Правда, это решение с правовой точки зрения абсурдно и, скорее всего, представляет собой, по замечанию Дмитрия Пескова, «пустышку» (в виду того, что сложно представить себе механизмы его практической реализации), но звучит то как!

Но как эта ситуация вообще могла стать реальной? По мнению автора этих строк, всему виною — украинская медицина…

Нашей «героине» — 34 года. Родилась она в 1981 году в Киеве. О ранних годах ее жизни мы знаем немного. Известно только, что школу она уже закончила с вполне женственной специальностью — дизайнера-модельера. А затем якобы поступила на факультет журналистики одного из самых престижных ВУЗов страны — Киевского национального университета имени Шевченко. И тут нас ждет первая странность. После первого года обучения Надежда при невыясненных обстоятельствах из университета уходит. Учитывая, что диплом КНУ сам по себе является на Украине пропуском в успешное будущее, а учеба на журфаке — достаточно интересна, никто просто так с него уходить не будет. Поэтому с вероятностью 99% можно предположить два варианта — или Надежду «попросили», или, если она ушла сама, ее поведение уже тогда было достаточно странным.

Оставив ВУЗ, Савченко подписывает контракт на службу солдатом Вооруженных сил Украина — став радистом в Железнодорожных войсках (якобы для того, чтобы впоследствии иметь возможность учиться в военном ВУЗе). Но служба ей не нравится, и она переходит в знаменитую 95 аэромобильную (десантную) бригаду. Об этом переходе Савченко любит рассказывать с драматическими подробностями:

«Приезжаю в Житомир. В пальто из ламы, волосы длинные… – вся такая стильная («в свободное от поступления в летчицы время» я выучилась на модельера). Командир смотрит на меня с усмешкой и говорит: «Сможешь 15 км в полной амуниции и рюкзаком весом в 15 кг пробежать и от солдат не отстать – возьму». Он думал, что я затею оставлю. Я переоделась и побежала. Несла при этом гранатомет, который обычно переносят трое солдат. Все думали, что я сдамся. В самом конце командир дал еще задание. Снова надо было бежать, но уже без груза. У меня рот пересох, а дождь только прошел – вот я зачерпнула ладонями воду из лужи, попила и побежала дальше. Догнала роту. Больше никто вопросов мне никаких не задавал после этого. Меня за женщину там перестали считать»…

История способна вызвать хохот у любого человека, знакомого с армейскими реалиями. Никто бы не заставил в обычном украинском аэромобильном подразделении девушку без подготовки и не находящуюся даже в штате бежать 20 — 30 километров да еще и с полной выкладкой и гранатометом. От такой неожиданной нагрузки без подготовки может умереть даже молодой мужчина. Про женщину — и говорить нечего. Нужны ли командиру были труп, увольнение, суд, тюрьма? Думаю — нет.

Более того, гранатомет, который «обычно трое солдат несут» — это, скорее всего, СПГ-9, а расчет которого входит 4 человека и который часто действительно переносят втроем. Так вот, его масса достигает с ночным прицелом 57,6 кг. Получается, что совокупный вес гранатомета и выкладки был, скорее всего, больше веса самой Савченко! Кто-то поверит в фантастический анекдот, чтобы «украинская ремба» пробежала так 15 километров, а потом еще сколько-то??? Ну разве что, если ранец у нее был реактивный, для межгалактических путешествий.

Вариантов тут только два. Или Савченко считает всех, кому она рассказывает этот бред — идиотами. Или она сама верит в эти больные фантазии — а, значит, совершенно неадекватна.

Савченко неоднократно подчеркивала, что для нее самой большой похвалой было, когда ее сравнивали с мужчиной. Странно для женщины, правда?

Потом из состава 95-ой бригады Надежда была откомандирована в состав украинского «миротворческого» контингента в Ираке в 2004 — 2005 годах, где прослужила шесть месяцев на чисто мужской должности — стрелком 3-й роты 72-го отдельного механизированного батальона. Такой опыт тоже заставляет насторожиться. Иракская командировка — одна из весьма неоднозначных страничек в истории украинской армии.

Пьянство и разврат в украинском контингенте дошли до того, что его сотрудников… выгоняли из Ирака с позором! И об этом писали даже иностранные СМИ! Украинские военные оказались вовлечены в целый ряд контрабандных скандалов, в частности — с контрабандой валюты. Фигурантом самого громкого из них стал лично командующий украинским контингентом, под началом которого служила Надежда Савченко — по странному стечению обстоятельств — генерал-майор Сергей Савченко! Его поймали на попытке незаконно ввезти на Украину 319,5 тысяч долларов единовременно! Сначала было много громких сообщений в прессе, угроз разобраться с коррупцией. А потом… Дело на генерала передавали из одного ведомства в другое, пока в конце концов оно не было… закрыто! Журналисты говорят о том, что к данной ситуации имели отношения представители военной разведки Украины. За скобками остался вопрос о том, откуда брались у военных таких баснословные суммы (в сети пишут, что на самом деле оборот валюты был значительно больше). Некоторые пользователи анонимно рассказывают о том, что доллары — были теми самыми, которыми американцы покупали лояльность местных элит. Только потом эти купюры в итоге оказывались у миротворцев, которые обменивали их на изъятое неучтенное оружие… Правда ли это? Неизвестно, но кто может высказать более логичное предположение относительно появления у военных сотен тысяч (а, скорее, миллионов) долларов налички???

Кстати, сами задачи украинского контингента были весьма неоднозначны. Он занимался, в частности, разгоном демонстраций… В общем, место для нахождения молодой женщины — самое то!

После возвращения на Украину, Надежда Савченко по личному указанию министра обороны Украины Анатолия Гриценко (того самого, кто недавно призывал устраивать диверсии на территории России) была принята в Харьковский институт летчиков. Несмотря на протекцию самого министра, Надежду два раз отчисляли, как «непригодную к вылетам в качестве лётчика». Она потом рассказывала, что она, будучи дежурной по столовой, отказалась мыть тарелки за офицерами, так как уже считала себя представителем «летного экипажа». И за это к ней начались многочисленные придирки, а потом она была отчислена за «неуспеваемость». Восстанавливали Надежду опять по команде из министерства.

И снова — анекдот. Те, кто знают армейские реалии, те понимают, что за «немытую тарелку» курсанту, учившуюся по протекции министра, никто бы не выгнал. Ее «соученики» делились со СМИ информацией о том, что в институте Савченко проявила себя, как неадекватная «адреналиновая наркоманка», ломавшая технику. Поэтому работать с ней никто не хотел.

В итоге закончила ВУЗ она не летчиком, а штурманом. А попала служить штурманом вертолета 3-го отдельного полка армейской авиации.

И вот тут начинается самое «веселое». На Донбассе Савченко отказалась не как военнослужащая своей части. Она взяла отпуск и отправилась воевать «добровольцем» в составе… «Айдара». Забавно, при этом, что «Айдар» формально является подразделением… все тех же Вооруженных сил. Не Нацгвардии, не МВД, а именно ВСУ! Где логика? Какая разница?

Объяснение такого поведения может быть только одно. Что такого особенного в деятельности «Айдара»? В «Айдаре» можно спокойно безнаказанно пытать и убивать. Причем убивать, не издалека, как это делают вертолетчики. А вблизи, видя страдания своих жертв!

«Айдар» — одно из самых неконтролируемых в криминальном плане подразделений силовых структур Украины. На него даже регулярно жалуется генерал Москаль, которого Киев считает главой Луганской облгосадминистрации. Айдаровцы регулярно стреляют по мирному населению и сотрудникам местной милиции, грабят. По информации ДНР-ЛНР, айдаровцы причастны к пыткам и казням.

Кстати, в качестве нарукавной эмблемы и «тактической» символики айдаровцы используют символику карательной 36-ой дивизии СС «Дирлевангер», основанной педофилом-уголовником Оскаром Дирлеванегром и сформированной из числа немецких заключенных и славянских коллаборационистов. На счету этих подонков — множество карательных операций против мирного населения, в том числе, вместе с украинскими полицаями — сожжение Хатыни.

Вот что рассказывает об «Айдаре» и Савченко лично побывавший в украинском плену священник Владимир Морецкий:

«Лично она предлагала всю нашу группу сдать на органы, чтобы заработать денег. Лично она предлагала расстрелять нас, когда другие не согласились сдавать нас на органы, чтобы не тратиться на нашу доставку в СБУ. Лично она всячески пыталась нас уничтожить и лично принимала участие в садистских выходках, избивала нас с разными присказками. Ее голос я не забуду до конца дней своих».

Замечательная дама, правда?

Еще один любопытный факт. Уже будучи офицером Вооруженных сил Украины, Савченко участвовала в телешоу «Битва экстрасенсов».
Поступок сам по себе странный для действующего военного. Но еще больше веселит описание того, как к Надежде сватался иракский принц, от которого она «принимала цветы и финики». И который якобы обещал за руку и сердце Савченко 50 тысяч долларов. Кому обещал то???? Командованию????

Похоже все это на рассказы вменяемого человека?

Марш-бросок с гранатометом, питье из лужи, иракские принцы, немытые тарелки…

Вообще-то военнослужащие при приеме на службу должны проходить психиатрическую экспертизу. Летчики — особенно тщательную.

Даже невооруженным глазом видно, что Савченко никаким критериям адекватного человека не соответствует. Выполни украинские психиатры в свое время свою работу качественно — и всей этой истории не было бы (к пользе самой же Надежды). Вот такая вот ирония судьбы.

При этом, назвать Савченко невменяемой нельзя. Свои действия она прекрасно осознает, планирует. Вот ее «увлечения» и «мотивация» — это совсем другой вопрос.

Кстати, журналистские расследования показали, что именно на российских журналистов Савченко охотилась вполне осознанно. Обстрел по ее наводке был осуществлен отдельной группой. Можно ли после этого говорить о ее невиновности, требовать ее освобождения?

Некоторые ссылаются на то, что Савченко нужно освобождать «по политическим мотивам», как члена делегации ПАСЕ. Простите, с какой стати? Следователи подтвердили факт ее соучастия в особо тяжком преступлении — убийстве! Никакого официального иммунитета у нее нет. Давайте представим себе — какая-то правая партия, включает в свои списки, скажем, Брейвика. И проводит его в какой-то орган. Это будет поводом его выпустить???

Давайте вспомним британскую практику. В 1977 году в британскую тюрьму по менее тяжким обвинениям попал активист ИРА Бобби Сэндс. В 1981 году он стал, находясь в тюрьме, депутатом парламента. Его кто-то выпустил? Как бы ни так! В 1981 году он с требованиями соблюдать права заключенных объявил голодовку, в итоге которой умер. Но британские власти от своей позиции не отказались. Запад будет что-то рассказывать нам о Савченко?

По факту, пусть кто-то объяснит мне, за что мадам Савченко получила «Героя Украины», «орден Мужества»? За что стала депутатом парламента? За то, что находясь даже не в своем подразделении, скорректировала огонь своих подельников на гражданских лиц? Странные представления о героизме! Савченко, как я уже говорил, медийная персона. Пока она получает удовольствие от славы. А что будет потом?

Тем, кто рвет сегодня за нее глотки и в Киеве, и на Западе, как человек, Надежда Савченко, им не нужна. А когда пройдет медиаэффект, о ней и вовсе все забудут. Поэтому Надежде лучше отказываться от своих иллюзий, переставать воспринимать жизнь, как серию авантюр, и привыкать отвечать за свои поступки…
Виктор Буряков
10:07
Фальшивка ущербного бандеровца Хомута лизуна прошмандовки Собчак.Злобный недоумок (Виктор Буряков 22.05.2018 09:06 #

Наденька мы с тобой!!! )
Виктор Буряков
10:14
Семен Гудзенко МОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.
Мы пред нашим комбатом, как пред господом богом, чисты.
На живых порыжели от крови и глины шинели,
на могилах у мертвых расцвели голубые цветы.

Расцвели и опали… Проходит четвертая осень.
Наши матери плачут, и ровесницы молча грустят.
Мы не знали любви, не изведали счастья ремесел,
нам досталась на долю нелегкая участь солдат.

У погодков моих ни стихов, ни любви, ни покоя —
только сила и зависть. А когда мы вернемся с войны,
все долюбим сполна и напишем, ровесник, такое,
что отцами-солдатами будут гордится сыны.

Ну, а кто не вернется? Кому долюбить не придется?
Ну, а кто в сорок первом первою пулей сражен?
Зарыдает ровесница, мать на пороге забьется,-
у погодков моих ни стихов, ни покоя, ни жен.

Кто вернется — долюбит? Нет! Сердца на это не хватит,
и не надо погибшим, чтоб живые любили за них.
Нет мужчины в семье — нет детей, нет хозяина в хате.
Разве горю такому помогут рыданья живых?

Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели.
Кто в атаку ходил, кто делился последним куском,
Тот поймет эту правду,- она к нам в окопы и щели
приходила поспорить ворчливым, охрипшим баском.

Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают
эту взятую с боем суровую правду солдат.
И твои костыли, и смертельная рана сквозная,
и могилы над Волгой, где тысячи юных лежат,-
это наша судьба, это с ней мы ругались и пели,
подымались в атаку и рвали над Бугом мосты.

… Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели,
Мы пред нашей Россией и в трудное время чисты.

А когда мы вернемся,- а мы возвратимся с победой,
все, как черти, упрямы, как люди, живучи и злы,-
пусть нам пива наварят и мяса нажарят к обеду,
чтоб на ножках дубовых повсюду ломились столы.

Мы поклонимся в ноги родным исстрадавшимся людям,
матерей расцелуем и подруг, что дождались, любя.
Вот когда мы вернемся и победу штыками добудем —
все долюбим, ровесник, и работу найдем для себя.

1945
Виктор Буряков
10:30
Пробитый пулей партийный билет (№ 2535823) советского политрука Андрея Андреевича Никулина. А.А. Никулин — 1911 года рождения. Уроженец Кустанайской области Казахстана. ЭТО ЖИВОЕ НАПОМИНАНИЕ ВЛАСОВЦАМ ЗАХВАТИВШИМ ВЛАСТЬ В РОССИИ В РЕЗУЛЬТАТЕ ГОСПЕРЕВОРОТА В 91-93-м годах, КТО ИМЕННО ПОБЕДИЛ ГИТЛЕРОВЦЕВ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-45-годах. ПОБЕДИЛ СОВЕТСКИЙ НАРОД ПОД РУКОВОДСТВОМ КОММУНИСТОВ -ЛЕНИНЦЕВ,
Виктор Буряков
10:45
… На живых порыжели от крови и глины шинели,
на могилах у мертвых расцвели голубые цветы… Семен Гудзенко МОЕ ПОКОЛЕНИЕ
Виктор Буряков
10:52
Виктор Буряков. Рассказы.1981-1987 гг. ТРОФЕЙНЫЙ НОЖ
В деревне Серегу Зубкова уважали. Нет, не за кузнечные работы. Вот до него был кузнец, он недавно уехал к детям в город, так это был кузнец! Серега же славился больше тем, что свиней хорошо забивал и их разделывал.
Подойдет аккуратно, чтобы не спугнуть, к свинье или бо¬рову, глазенки-то у них округляются, зло так похрюкивают, могут запросто кинуться и порвать того, кто неосторожен. А он ласково так почешет по затылку, потом по шее трофейным ножом и рраз… готово дело, берет лампу паяльную самодель¬ную, с большим бачком отдельным для бензина, и начнет шуровать.
Таким образом он мог за выходной день, или когда его заведующий мастерской отпустит, двора два пройти. Но зато сало пахнет — оближешься! Не сравнишь, даже если соломой обработать. Те дети, которые по городам учатся и матери им посылки собирают, так потом в письме пишут: «Это дяди Се¬режи Зубкова работа? Узнаем, передайте ему привет”. И пе¬редавали, хвалили, показывали письма.
И он это принимал как должное. Мол, в каждом деле дол¬жен быть свой специалист, и был, конечно, прав.
А еще мужики побаивались его из-за этого ножа. Вечно его за голенищем держал. Правда, предупреждали, что это мо¬жет плохо кончиться для него, но он только посмеивался.
— Меня за ношение холодного оружия? Да я на фронте сам из-за него в разведке пострадал, когда с голыми руками на немца шел.
Ну шел не шел, а это был непорядок. И даже когда за голенищем ножа не было, а по пьянке до кого-нибудь при¬ставал и вот-вот должен по морде схлопотать, совал руку в сапог и… от него отходили.
Пробовали этот нож, а он с добрый штык был, поломать. Подпоили Серегу в кузне, уложили на верстаке, разожгли по-тухший горн и, как ни бились со сталью, ни огню, ни зубилу тот не поддавался. И вгорячах нож забросили за бороны, ко¬торые Зубков к весне готовил.
Он долго потом переживал и обливался горючими слезами, наверное, обида вместе с водкой выходила.
Резать свиней он категорически отказался, и когда жены мужиков допилили до крайности, они пришли к нему и по¬казали, куда забросили. И строго предупредили, чтоб послед¬ний раз не по делу за него не хватался.
Жена, конечно, тоже вся испереживалась, хоть и дурной по пьянке, а все-таки свой мужик-то. Но Серега и сам понял, что так можно до нехорошего дошутиться. И стал он просить жену-сердечницу, это точно, от него вся издерганная, чтоб нож подальше убирала. Да каждый раз в другое место, чтоб не подглядел случаем и не нашел.
Все так и было до последнего момента, суббота шла на исход, у Сереги настроение на высшем уровне, кувалда в руках так и играет. Он с помощником оттягивал зубья для борон. И те только отскакивали в угол за наковальню. А слесарь из глухонемых, такой приятный парнишечка, безобидный, откру¬чивал истертые о землю зубья, бросал их и ставил обновлен¬ные. Так у них все споро и получалось.
»Какой-то круговорот", — весело подметил про себя Серега, потому как, хоть руки и в работе были, а голова, привыкшая к ней, четко самостоятельно работала. Передохнули, когда сильно подустали, сальце, завернутое в бумажку, и сухари за¬валявшиеся из шкафчика достали, перекусили, потому как до конца работы еще два часа, а желудок свое требует, обед есть обед.
Пригласил Серега по душевности своей и немого Алексея, но тот покрутил башкой светловолосой и отказался.
— Как хочешь, — умиротворенно сказал Серега.
Тот вопросительно следил за его губами. Тогда Серега по-казал на кусок сала, на рот и развел руками, мол, не хочешь — не надо. Лешка покачал головой, все понял.
В кузне жарко, огонь потрескивал в горне, уголек только подсыпай, заревом так и играет на закопченных железных станках. Тепло, светло и на душе приятно.
А тут заведующий мастерской, Серегин начальник, зашел с управляющим. И строго так на Зубкова:
— Закусываем. Опять винцо в рабочее время попиваешь?
И в шкафчик заглянул. Но там пусто, только стаканчик на
верхней полке с остатками вина, кто-то из трактористов, вид¬но, брал да не помыл.
— А ты не грози, — взъерошился Серега, прожевав сало.
— Не поймал за руку, не пугай. Вишь, обедаю.
Но заведующий рассмеялся и управляющему подмигнул:
— Обижается, непьющий, — и спокойно так на Зубкова.
— Еще раз увижу, на товарищеский суд. Хватит. Работничек ты не аховый, и ребята на тебя обижаются, плохо свою работу делаешь.
— А ты что авторитет себе завоевываешь? — Не выдержал напрасных оскорблений Зубков. — Да они похлеще меня вод- ку-то жрут.
Ему стало не по себе, и он расшумелся, разошелся, вспом¬нил одного, другого.
Но это, конечно, зря так делал. Пока вопрос шел только о нем и нечего было на других валить. Но обида брала свое.
— Ладно, успокойся, — махнул на него заведующий и объ-яснил, с чем пришел.
Оказывается, по его душу, по его золотые рученьки. Тут Серега повеселел и даже подумал, что на заведующего оби¬жаться нечего, их тоже за них гоняют и втык дают на нарядах, а значит, полное равновесие и должно быть между ними.
Короче, яснее быть не могло. На полузабытом отделении, где от деревни Малаховки осталось живых два дома, бабонька Анастасия Заверняева просила заколоть поросенка и разделать его как полагается. Ясно, что без Сереги Зубкова там не обой¬тись.
Единственное, что попросил Серега, так это выделить ему в помощники Алексея и, чтобы не путаться с трактористом, лошадь с санями. Это Серега с дальним прицелом, чтобы на обратном пути сенца надергать из стога на краю поля, под Малаховской, куда они и держали путь.
Дорогу здесь не чистили, и легкие сани кидало из стороны в сторону на неровностях.
Серега представлял, как он скоро обделает все дела, вы-просит у хозяюшки свиную голову и жена наварит холодца. А еще он возьмет у зоотехника пару говяжьих ножек для скрепления и все будет на высшем уровне.
Зубков подстегнул вожжой лошадь и та погнала, насколько позволяла дорога. А навстречу из-под бугра на санях, лошадью запряженных, вынырнул сосед пенсионер Кузьма Кондратьич
Евтеев. Остановились рядышком, объяснились, кто куда путь держит, и дальше тронули.
«Ох и хитер Кузьма, — подумал Зубков. — На пенсии, а бычара здоровый, меня еще два раза переживет. В войну бри¬гадиром в деревне оттарабанил и теперь недурно ему живется».
А личность Кузьмы Кондратьевича Евтеева очень даже ин-тересная для воспоминаний. Историй водилось за ним уйма. Это сейчас все поутихло, а тогда обиженных ох как много на него было.
Практичностью большой славился. На телеге с собой всегда инструмент плотницкий возил, топор остро поточенный, пи-лу-ножовку, клещи. У какой бабенки увидит бревно лежит, помощи не просит, погрузит, та кинется отбирать, да разве с мужиком здоровым, хоть и хромым, сладишь, на ферму, шу¬мит, отвезу, вся обвалилась, будем ремонтировать. У кого ка¬мень, заготовленный перед войной для постройки дома, забе¬рет. Все к себе волок, сам себе власть был в Малаховке. А потом, когда мужики с фронта пришли, то так ему подвалили, что с месяц из больницы не вылазил. Долго потом мужиков таскали за самоуправство. А ему хоть бы что.
— Вы, — говорит, — власть не замайте, права на то не имеете. Это он на суде так выступал, куда его в свидетели вызывали. А только один так ему сказал:
— Ты не власть, а дерьмо. А властью нашей прикрывался, чтоб баб наших обижать.
Усмехнулся Серега, когда эти слова вспомнил, да на лошадь прикрикнул, а та что-то задремала. Ничего, отбарабанил он свое, от звонка до звонка, и за себя и за остальных, потому как себя главным виновником объявил.
«О чем же это интересно немой думает?» — заволновался почему-то Серега. — Надо же, мать нормально говорит, стар¬ший брат совсем хорошо, а самый младший из троих ребят совсем плохо, видно, в отца пошел".
И покачал головой, в душе ученых ругая, что мало внима¬ния такой болезни уделяют. Вытащил нож и дал Алексею по¬смотреть. Тот расцвел. Покачал головой и стал пальцем изме¬рять длину, и попросил руками объяснить, как он у немца его отобрал.
Серега бросил вожжи, лошадь пошла еще медленнее, напру¬жинился, сделал зверское лицо, прыгнул на Лешку и крепко ухватил за горло. Потом для приличия подержался и отпустил, свесил голову на бок. Лешка заулыбался, уважительно похлопал Серегу по плечу, мол, молодец и за это тебя уважаю. И попросил на пальцах, чтобы и ему такой же сделать из клапана двигателя. Серега сморщился и стал разубеждать его:
— Не, не пойдет, — говорил он с расстановкой, вырази-тельно шевеля губами. — Надо из пилы, а лучше из нержа¬вейки. Ничего, сделаем!
Алексей уважительно протянул руку и крепко пожал, да так, что Серега с непривычки сморщился, а тот загрохотал и согнул руку в локте, показал на бугор под фуфайкой.
«С таким свяжись, — подумал Серега, — Так гвозданет, что не успеешь до шеи дотянуться!
И еще подумал, как же он таких здоровяков-немцев на фронте запросто укладывал. Может, молодости да злости вдо-воль было? Кто знает, где все осталось, за каким поворотом, только дурь не выветривалась. Они проехали порядка десяти километров, оставалось еще пять, как увидели лосенка с ма-машей у стога сена. Те, заметив посторонних, красиво ушли в сторонку, к ближнему лесу.
Алексей радовался, шумел, размахивая руками, захватывал снег и наспех слепленными снежками бросал в их сторону, хотя они ушли на приличное расстояние.
— Ну и развелось, — почему-то запсиховал Зубков. — Все яблони в совхозном саду поободрали, голенькие стоят, как будто так и надо, развели такую пропасть, а стрелять не смей.
Конечно, Серега понимал, что он рассуждает так зря, лосей отстреливали по лицензии, но за ней ехать надо в район, а все было некогда, и ружье висело в доме без толку.
А причина неожиданной злости была одна зряшная при¬дирка заведующего.
— Привыкли мерить всех на одну колодку, и один разговор: пьяница да пьяница. Чуть какую премию заработал, сразу не отдадут. За месяц где заметили — лишить.
»Ну и черт с вами, — подзадоривал себя Зубков, раздувая душе бурю. — Только кто за нас работает?”
Хоть и к алкашам Серега себя не причислял, но и к трез-венникам не приписывался. В середине между всеми как-то спокойнее себя чувствовал.
Прибыли в Малаховку, а старушки заждались и все пере-волновались.
— Думали, завтра приедешь, а мы уже тут все приготовили, Сережа, — засуетилась та, которая постарше, Анастасия, по-могая с саней снимать поклажу.
— А это чей сынок, никак Нинки Абрамовой?
— Точно, ее.
— Ох, как вырос.
— Вырос, вырос, еще поживешь здесь годка два, совсем никого не узнаешь.
— А куда поедешь от своего дома? Вот так вот всю зиму и ходим друг к другу в гости.
Вдвоем коротать годочки остальные веселее. Вишь, дома-то построили, денежки вогнали, ведь не думали, что мы с Кате¬риной и останемся. Хлебушек Кузьма возит, ну ладно, что ни попросим, все купит.
— Задаривает вас, на старости лет грехи искупает.
— А что старое вспоминать. Грехов-то за каждым воз тя-нется. Власть, она кого хошь испортит. Хоть и тебя началь-ником поставь.
— Это так, — согласился Серега. И поторопил: — Давай, Настюшка, делом заниматься, некогда мне тары-бары разво-дить. Темнеет быстро, надо и домой засветло вернуться.
Бабоньки забегали, засуетились, воду поставили в ведрах на печку греть. Серега инструмент приготовил, подкачал в бачок воздуха, чтоб давление на уровне держалось, лампу паяльную просмотрел и за дело принялся.
Увидел свинью в закутке, Анастасией выращенную да вы-кормленную, и язычком поцокал, восхитился.
— Что, — засмеялась она, за Серегой наблюдая, — понра-вилась?
— Давненько таких не бивал, в основном так, мелочь, все спешат на продажу да новых набрать. А у тебя красавица. За ней и гоняться не надо. Вот оно, чудо природы, стоит на месте и ждет, когда ее осчастливят.
Не успела Анастасия предупредить, что смирная она е виду, а так дюже боевая, свинья рванулась через открытую дверку загона, нырнула между ног Зубкова, пронесла его на большой скорости по двору и, словно лихая лошадь, сбросила в снег.
Серега обозлился и пошел на нее, словно урка, с ножом. Свинья подумала и опять пошла на таран, слегка увязая в обмякшем от яркого солнца снегу. Но Зубков увернулся, и она по инерции проскочила в сарай.
Вспотевший Серега закрыл ее на крючок и тяжело дьццал. Лешка носил воду из колодца и всего этого не видел, поэтому удивился, что Зубков злой, как черт, и ищет железку потяже¬лее.
— Будем убивать, как врага народа, — торжественно объ¬явил Зубков хозяйке. — Сперва оглушим, то есть введем обез-боливающий укол, а затем ножичком.
И ласково провел пальцем по острию ножа.
Серега завелся, и Анастасия понимала, что не уймется, пока не сделает то, зачем приехал и что она просила, а потому ушла в дом, потому как боялась всевозможного визга. Так или иначе, а свинью жалко, свыклась с ней.
Немой рассоветовал Сереге связываться с железкой, пока¬зывая опять на свои мускулы, попросил нож и показал на паяльную лампу, мол, разводи, дорогой и не переживай.
Серега подумал и согласился, кто ни забьет, а нож его и приглашали его, значит, и с головой свиной вопрос решен.
Свинью Лешка зарезал красиво и без лишнего шума. Когда кровь истекла, вытащили за ноги на снежок и принялись за дело.
Видно, немому нож Сереги пришелся по душе, и он Не расставался с ним. Пришлось Зубкову взять другой нож, са-модельный, по размеру не меньше трофейного.
Когда свинью осмолили, она выглядела не так жалостлияо, а приняла южный загар, появилась Анастасия и предложила по рюмочке.
— Кончай, — замахал Зубков, не соблазняй, а то рука будет дрожать. И закинул вопрос, давно надуманный.
— Головой-то выручишь, сынка из армии на побывку со дня на день ждем?!
— Что ж, возьми, раз надо, — вздохнула Анастасия. — А нам с Екатериной и второй хватит. Ты через недельку заскочи, и другую поможешь забить. Наши руки женские на это не¬годны. Не обмани, приезжай. Так управляющему и передай, вот тебе кусок мяса от Настасьи и отпусти к ней другого поросенка забить.
— Да отпустит, — засмеялся Зубков, — у меня, правда, другой начальник, но они промеж себя никуда не денутся, договорятся.
— Ну и хорошо, раз так, — успокоилась она и слила из ведра воды на руки Сергею. — А Коля-то, он уважи¬тельный человек, жаль, правда, что здесь не живет. Как уехал с нашего отделения в центр, так и потянулись за ним, кто куда. А что, раз начальник здесь не живет, глаза хозяйского нет, просить о помощи чижало, да и некого. Когда это он заедет.
— Э-э, Настасья, и ты запереживала, — покачал головой Серега, вытирая руки расшитым полотенцем. — Помнишь, когда я говорил твоему, зачем строишься впустую, деньги тра¬тишь и силу свою вгоняешь. А он все распинался, мол, сопляк, и ничего не понимаешь. Дети в родное гнездо прилетать будут. И что толку над этим домом надрывался. А у меня, пожалуй¬ста, в центре на видном месте, у реки, садику моему лет пят¬надцать, красота. И дорогу скоро к асфальту протянут, ще¬бенку уже завозят. Нужда будет у деток на родные отцовские места посмотреть, авось, Малаховка рядом, доскачут.
— Ну и живи, — обозлилась за своего мужика Анастасия, забирая у Сереги полотенце. — Как был ты шалопутный, так и остался. — И пошла вся разобиженная в дом.
— Тьфу ты, черт, — заругался на себя Зубков. — Вечно со своим языком лезу невпопад.
И принялся разделывать свинью. Широкие тяжелые ленты сала он подавал на руки Алексею и тот осторожно переносил их в дом на деревянный самодельный стол, застеленный кле¬енкой.
Когда Серега последний кусок занес сам в дом, пахло све-жевареным мясом и печенкой. Анастасия уже не обижалась на Серегу, повеселела, потому как понимала, что в жизни некого винить, кроме как себя, и в придачу к голове отрезала

им с Алексеем по доброму куску мяса, отдельно завернула управляющему.
— От задка, все-таки родственник, пояснила она, словно извиняясь перед Серегой. — Если что не так — не обессудь.
— Себе-то хоть прибереги, — тихо сказал Зубков. — О себе подумай, что о людях-то думать. У него своего, небось, вдо-воль, а ты его ублажаешь.
— Ладно, не твое дело, — оборвала Анастасия. — Бери, укла¬дывай в сани да заходите на печенку, сейчас дойдет в самый раз.
Пошел день на закат, темнело. Пока в запасе было время немного. Сергей пригласил Алексея по деревне своей родной пройтись, на свой дом посмотреть, бывший отцовский.
Ничего, конечно, от этого дома не осталось, так себе, стены каменные покосившиеся да крыша полуразрушенная.
Особой печали, конечно, не было, к новому месту давно привык, да и наведывался почти каждую весну и каждую осень, огород для своих нужд использовал. Наезжали сюда на летние месяцы отдохнуть на свежем воздухе кое-какие родственники в те дома, какие покрепче остались. Вот она вся деревня — прудок небольшой, водокачка, подстанция электрическая, погреба обвалившиеся.
И подумал Серега Зубков пятидесяти с лишком лет, образование незаконченное неполное среднее, что если бы открыли здесь по-но- вой школу для детишек, да магазин по-новой, да детский сад, да дорогу асфальтовую, глядишь, и возвратились бы сюда люди, ожила бы деревня, когда-то шумная, и жизнь текла бы новая. А потом реально подумал про себя лично — вернулся бы или нет. И пошли в его голове сомнения гулять. Да нет, все глупости, и смысла ему нет, да и здоровье не то, пусть юн молодые фермеры пробуют.
Тряхнул башкой своей полысевшей, отгоняя дурные мысли, прикинул расхристанную без хозяйского глаза дверь, посмот-рел на гвоздь, что вбил когда-то пацаном в дубовую дверь, потрогал пальцем и пошел с Алехой прочь.
А хозяюшки в запарке всю требуху промыли, кишочки для колбасы приготовили.
— Вот когда в следующий раз приедешь, угощу своею кол-басой, — пообещала Анастасия и шумнула на Екатерину. — Кончай и проводи себя в порядок.
Привели себя в порядок, клеенку, ту, что под мясом и салом была, сняли и новую положили.
— Веселее, бабоньки, — разошелся Серега после первой стопки. — Держите хвост пистолетом. Вот даст директор квартиру в новых домах, переселитесь, глядишь, мужиков подыщем вам. Это я на себя беру, и все, и никаких разго¬воров.
Бабоньки отмахивались, раскраснелись. А что, когда-то по молодости они не так уж плохо выглядели, не первыми раскрасавицами, но и не последними.
А Серега масла в огонь подливает, кому старых ухажеров напоминает, Анатасия те годочки, когда она помоложе была и не шибко на него глядела.
Предложила Анастасия работникам переночевать в избе, ме¬ста, авось, хватит, а то ненароком где в степи застрянут или метель поднимается, переживай потом за них. Но Серега от¬казался.
— Нет, — говорит, — бабоньки, улетаю я в свою теплую квартиру.
Стеганул лошадь и поехали. Хорошо хоть ночь свойская выдалась, не шумливая, не вьюжная, не особо уж тепло они одеты с Алексеем были.
И почему-то в Серегину голову мысль нехорошая пришла, а что, вдруг в последний раз он родные места посетил?
«Ну почему?» — обиделся на такую нехорошую мысль, хотя и свою, рожденную внутри, Зубков. — Что, помирать собрался? Рано пташечка запела. Еще поживем, еще небо покоптим."
И стегнул лошадь покрепче, чтобы не забывала о своей молодости, а гнала, как и прежде, не разбирая дороги. Да, видно, поизносилась, поистерлась в работе, нет прежней пры¬ти.
Деревня устала за день и крепко спала, когда они ближе подъехали, и с бугра она как на ладони, только по скотным дворам кое-где лампочки светились да на столбах фонари кру¬гами яркими покачивались.
И грустно сделалось Сереге Зубкову, что скоро совсем ни¬кому не нужен будет. Выйдет на пенсию и будет на диване
отлеживаться за всю свою бурную жизнь. Да только вряд ли отлежишься за всю жизнь сразу, терпения не хватит.
Только стали подъезжать к конюшне, как разные шорохи ненормальные почуял Серега, лошадь заволновалась, напряг-лась и заржала. Какая-то с другого конца откликнулась, и словно кто-то оборвал ее ржание.
— Эй, эй, кто там, — вскрикнул от своих дум Серега. Кто-то пробежал в ту сторону, чуть не сбив его, Серегу,
фронтового разведчика, крепыша.
Он напружинился, поискал а соломе нож, но его не оказалось. Немой улыбался, и улыбка его при бледном освещении дальнего фонаря показалась Сергею странной. Тот подмигнул, показал нож Сереге и помахал перед ним, мол, не надо, управлюсь сам.
Бежать следом за немым было трудно. Сереге стало ясно, кто-то уводил лошадей, ясно, что не кататься, это не лето, значит, или на продажу цыганам, или на мясо.
Не успел добежать до угла конюшни, за которой начинался лог и вел к Вислому лесу, как грохнул выстрел, кто-то крик¬нул, потом кто-то и Серегу гвозданул по голове, он упал и замер оглушенный.
Когда пришел в себя, то он лежал на кровати. В стороне на табуретке у печки сидел с обрезом Лешка и улыбался. Лоб у него перевязан тряпкой, маленькая капля крови пол¬зла по щеке и застыла. Жена, вся в слезах, растирала само¬гонкой ноги, слегка обмороженные, видно, когда Серега лежал на снегу.
В общем, Серега чувствовал себя неважнецки. Лешка пытался что-то объяснить, показывал обрез, на себя, видно, — в него стреляли: потом — взмах рукой, в которой, вероятно, был нож.
— Ничего себе, — дошло до Сереги. — Это же у него в руке нож был.
И попросил подойти Лешку поближе, пытаясь узнать, не пырнул ли тот кого насмерть вгорячах. '
Вроде бы нет, объяснил, что все четверо ушли и отобрал он вот этот обрез, а поранил кого-то из них слегка.
И Сереге Зубкову стало тоскливо, когда он понял, что нож все-таки погулял в чужих руках, да к тому же остался на том месте, где завтра, возможно, побывает милиция. А найдут — наверняка будут таскать. Глядишь, так и загремишь кое-куда, не отвертишься.
Но сколько ни лазил на том месте рано утром, все без толку.
Немого и Серегу потом благодарили в конторе за отбитых у воров лошадей. Милиция пыталась выяснить у Зубкова, кто же ночью был, но тот ссылался на головную боль и на то, что память отбили капитально. И, к счастью Сереги, никто из раненных Лешкой так и не обращался в ближайший мед¬пункт. Значит — кто-то из дальних, может быть, из соседней области, и, наверное, жив.
По весне снег растаял и Лешка нашел нож. Но Серега Зубков особой радости уже не испытывал. Кода немой ушел, то смазал нож солидолом, завернул в тряпку, крепко замотал шпагатом и бросил в старый заросший колодец, от греха подальше.
С тех пор Серега Зубков свиней больше не режет по чужим дворам, разве только когда в своем доме нужда в этом появится. Кто знает, почему человек от верного заработка и уважения к себе отказался? Может, твердости в руках прежней больше не чувствовал, а может, устал он от кровушки алой, которой в жизни вдоволь насмотрелся, и по своей воле, и по чужой…
хи-хи на 10:52
20:00
Кто в действительности автор этой белиберды ???… хи-хи чуть голову не сломал при прочтении…

Реальная чертовщина!!!
Виктор Буряков
10:04
Беснуется Олеженька Хомутова, она же недавно «Я»и это депутатша областная бесстыжая.
О.Хомутова
17:14
Продажная девка В.Бурякова у тебя глисты!
Виктор Буряков
18:02
Областной депутатской комиссии необходимо проверить облдепутата Олега Хомутинникова на вменяемость.Явно человек не в себе.
Бурякову
19:03
Сам-то давно проверялся, чепушило?
гузнолиз Буряков
19:03
Самая высокая средняя заработная плата в Липецкой области в сфере оптовой и розничной торговли сложилась в Данковском районе и оставляет 45 275 рублей.

Эта цифра приведена в рейтинге районов Липецкой области по зарплате в сфере торговли, приведенном управлением потребительского рынка и ценовой политики администрации Липецкой области. На втором месте Лебедянский район, где торговцы зарабатывают в среднем 41 770 рублей, на третьем расположился Добринский район – 35 644 рубля.

Далее идут Чаплыгинский – 33 641 и Липецкий – 29 080 районы.

Лишь в двух районах средняя зарплата в сфере торговли меньше 20 тысяч рублей: в Елецком – 18 683 и Становлянском – 15 767.

Получается, что Липецкая область, по крайней мере, в сфере торговли, регион контрастов: продавцы в Становом в два раза с лишним беднее, чем в Данкове.
хи-хииииииии на 23.05.2018 18:02
19:53
… хиии… Вихтор, чуть что — Хомут, хомут, хоохаамуут… !!!..

«Областной депутатской комиссии необходимо проверить облдепутата Олега Хомутинникова на вменяемость.» — С «низов» начинать НАДАТЬ!… хиии…
Виктор Буряков
14:57
Наденька

Украинская летчица Надежда Савченко пытала людей, когда служила на Донбассе. Об этом заявил бывший мэр Ужгорода Сергей Ратушняк на своей странице в Facebook.
По его словам, он лично беседовал с жертвами пыток украинки.
«Я лично разговаривал с учителем и священником, которые чудом выжили после изуверств, истязаний и пыток новой „майданной“ героини Савченко. Вот их слова: „Она не била, она просто калечила и убивала. Связанных по рукам и ногам била трубой, отбивала гениталии, тушила сигареты в живых глазах. Постоянно орала: “Давай продадим на органы, как тех, или расстреляем», – написал он.
Виктор Буряков
15:33
Бред шизоидного Хомута.(Виктор Буряков 22.05.2018 14:57 #Наденька)
Виктор Буряков
15:32
Есть такая профессия у евреев родиной торговать и имя ей горбачёвщина и такой яркий пример наяву, это сдача Армении стратегически важного для русских союзника, через армянского еврея Пашиняна, в руки США, туда же сползает Казахстан. На очереди Курильские острова. Япошки узкоглазые, да испокон веку кровожадные, слюной ядовитой исходят дабы быстрее их заполучить для военных США… Ждут суки кровожадные не дождутся майской встречи с Владимиром Путиным, затаились, что бы ненароком не спугнуть наметившуюся в прошлом году удачу…В воздухе запах измены, резкий запах сероводорода, с августа 1991-го. Есть такая забава у евреев родину предавать. Зачем воевать, если можно без шума и пыли задарма государства, да территории получать
Виктор Буряков
16:30
Чтобы быть готовой абсолютно к любому повороту событий, тебе нужна здоровая, белоснежная улыбка. Зубная паста Colgate® Total помогает бороться с размножением бактерий, дарит свежее дыхание в течение 12 часов и обеспечивает комплексную защиту всей полости рта. Не дай вредоносным микробам испортить твой настрой! Будь уверена в себе в любой момент вместе с Colgate® Total!

Узнай больше по ссылке: vk.cc/84ZUNZ

Всем рекомендую сам пользуюсь и мой друг Паша Грудинин!
Виктор Буряков
17:04
Бред шизоидного Хомута.Виктор Буряков 22.05.2018 16:30
Виктор Буряков
17:30
Моя любимая

и ДА НЕ БУДЕТ НАДЕЖДЫ ДОНОСЧИКАМ; И ВСЕ ВЕРООТСТУПНИКИ, И ВСЕ ЗЛОДЕИ ПУСТЬ НЕМЕДЛЕННО СГИНУТ; И ВСЕ ВРАГИ НАРОДА ТВОЕГО ДА БУДУТ В СКОРОМ ВРЕМЕНИ ИСТРЕБЛЕНЫ; И ЦАРСТВО ЗЛА ПОСКОРЕЕ ИСКОРЕНИ, И СОКРУШИ, И СВЕРГНИ; И ПОКОРИ [ЕГО] В СКОРОМ ВРЕМЕНИ, В НАШИ ДНИ. БЛАГОСЛОВЕН ТЫ, ГОСПОДЬ, СОКРУШАЮЩИЙ НЕДРУГОВ И ПОБЕЖДАЮЩИЙ ЗЛОДЕЕВ!

НАД ПРАВЕДНИКАМИ, И НАД БЛАГОЧЕСТИВЫМИ, И НАД СТАРЕЙШИНАМИ НАРОДА ТВОЕГО, ДОМА ИЗРАИЛЯ, И НАД УЦЕЛЕВШИМИ ИЗ СОБРАНИЯ ЕГО МУДРЕЦОВ, И НАД ГЕРАМИ, И НАД НАМИ САМИМИ – СМИЛУЙСЯ, ГОСПОДЬ, БОГ НАШ, И ВОЗНАГРАДИ ДОБРОМ ВСЕХ, КТО ИСКРЕННЕ ПОЛАГАЕТСЯ НА ИМЯ ТВОЕ. И ДАЙ НАМ УДЕЛ СРЕДИ НИХ, И НЕ ОПОЗОРИМСЯ ВОВЕК, ПОТОМУ ЧТО НА ТЕБЯ ПОЛАГАЛИСЬ. БЛАГОСЛОВЕН ТЫ, ГОСПОДЬ, ОПОРА И НАДЕЖНАЯ ЗАЩИТА ПРАВЕДНИКОВ!
Виктор Буряков
17:31
Бред шизоидного Хомута.Виктор Буряков 22.05.2018 17:30 #

Моя любимая
Виктор Буряков
18:24
Атомная бомба своими руками? Мы увидим насколько это легко — сделать атомное устройство в домашних условиях, за 10 легких шагов, и при этом — без раздражающего вмешательства местных властей или судов. Проект будет стоить от $5,000 до $30,000 долларов, в зависимости от того, как вы представляете себе конечный продукт. Мы пишем все действия «шаг-за-шагом».

1. Сначала, достаньте приблизительно 110 кг оружейного плутония у вашего местного поставщика. Атомные электростанции не рекомендуются, поскольку тамошние инженеры очень огорчаются в связи с большими пропажами плутония. Мы предлагаем вам войти в контакт с вашей местной террористской группировкой, или их филиалом в вашей местности.

2. Пожалуйста помните: этот плутоний, особенно очищенный, несколько опасен. Вымойте ваши руки с мылом и теплой водой после обработки материала, и не позволите вашим детям или домашним животным играть с ним или есть его. Любая пыль плутония является превосходным средством от насекомых.

3. Сделайте металлическую коробку чтобы разместить атомное устройство. Наиболее подходящие варианты: морозильная камера от старого холодильника, эмалированное ведро (не зря же вы его держите в своей квартире).

4. Сделайте из плутония 2 полусферы и расположите их с прокладкой приблизительно в 4см. Используйте клейстер чтобы скрепить плутониевую пыль.

5. Теперь достаньте приблизительно 220 кг тротила. Гелигнит — еще лучше, но с ним больше возни. Ваш поставщик будет счастлив обеспечить вас этим продуктом.

6. Расположите Гелигнит вокруг сложенных полушарий построенных в шаге 4. Если вы не можете найти Гелигнит, можете свободно использовать ТНТ скрепленный пластилином. Цветной пластилин тоже подойдет.

7. Вложите структуру сделанную в шаге 6 в коробку, сделанную в шаге 3. Используйте сильный клей типа «Super Glue» для связки полушарий с коробкой чтобы предотвратить случайную детонацию которая может возникнуть из-за вибрации или ударов.

8. Чтобы взорвать устройство, достаньте механизм радиоуправления (МРУ), как в РК моделях самолетов и автомобилей. Далее нужен детонатор, чтобы взорвать тротил. Эти детонаторы должны быть в магазинах типа «Юный техник».

9. Теперь скройте законченное устройство от соседей и детей. Гараж не рекомендуется из-за частого появления там людей и большого диапазона температур которые там бывают. Атомные устройства, как известно, могут сами взорваться в этих неустойчивых условиях. Шкафчик под сливом кухни будет вполне подходящим местом.

10. Теперь Вы — гордый владелец работающего атомного устройства! В этом сезоне это последний писк моды!
Виктор Буряков
19:22
На прошлой неделе проходили в спорт зале

Как говорил мой тренер (Зюганов)по рукопахе, самый высокий удар ногой — в бедро, лоу-кик. Остальное — бесполезная ерунда, при совершении которой нормальный боец собьет сразу вас с ног.

Вертуха делается так. Разворот на левой ноге. Согнутая в колене правая нога до уровня бедра, а потом ее разгибание в район плеча, шеи противника, если он твоего роста. При этом блок рукой правой, закрывающий лицо. Нога идет не сбоку с размаха, а как бы немножко снизу
Виктор Буряков
20:24
Из личного:

Какие способы лечения деменции существуют? Старческое слабоумие, или деменция, является довольно распространенным недугом. Под этим термином понимается расстройство психики, которое приводит к полной дезадаптации человека. Распад личности происходит вследствие органического поражения клеток головного мозга. Для родственников больного вопрос лечения деменции стоит остро, так как при поздней стадии болезни дементор нуждается в постоянном уходе. Полный распад личности возможно если не предотвратить, то отсрочить на несколько лет. Главным условием для этого является своевременность терапии. Содержание 1 Маразм лечится или нет 2 Что делать, чтобы остановить заболевание 3 Как вылечить слабоумие в домашних условиях 3.1 Медикаментозная терапия 3.2 Как лечить народными средствами 3.3 Альтернативные методы 3.4 Психологическая помощь врача и психиатрия 3.5 Полезные упражнения 4 Как вести себя с больным Маразм лечится или нет Лечится ли деменция? Причиной деменции становятся органические изменения в головном мозге. В результате происходит необратимая гибель мозговых клеток. К сожалению, точные причины возникновения деменции до сих пор не установлены. Поэтому полное излечение от недуга невозможно. Кто лечит деменцию: какой специалист? Лечением пациентов с маразмом занимаются психиатры и неврологи. В большинстве случае деменция не возникает как самостоятельное заболевание, это следствие другой болезни. Задача врача — выявить причину болезни и попытаться их устранить. Проявления слабоумия возможно ослабить приемом лекарственных препаратов. Некоторые лекарства могут притормозить развитие заболевания и отдалить самые серьезные осложнения. Лечится ли деменция? Комментирует специалист: Что делать, чтобы остановить заболевание Процесс лечения слабоумия является долгим и сложным. Методы терапии включают в себя медикаментозное и психологическое воздействие. В настоящее время проводится разработка альтернативных методов терапии (генная терапия, вакцинация, использование стволовых клеток). Как вылечить слабоумие в домашних условиях Как лечить деменцию (слабоумие) у взрослых? На начальном этапе лечение деменции возможно в домашних условиях. Главное условие — это назначение терапии врачом. Самостоятельно принимать антидепрессанты и другие лекарства запрещено, так как можно усугубить ситуацию. Больной не в состоянии запомнить, как и в какой дозировке он должен принимать препараты, поэтому родственникам следует контролировать этот процесс. Если нет возможности постоянно находиться рядом с больным, то нужно позаботиться о сиделке. При осложненной деменции человек уже не может двигаться, с ним трудно контактировать. К тому же, иногда такие больные становятся опасными для себя и окружающих. Единственно правильное решение в этой ситуации — это помещение больного в специализированное лечебное учреждение. Медикаментозная терапия Выбор препаратов зависит от вида деменции и причины, ее вызвавшей. Сосудистая деменция лечится следующими лекарствами: Противодементными средствами. Одно из самых популярных — Мемантин. Он обладает нейропротекторным действием, препятствует разрушению нейронов, улучшает память. Средствами, улучшающими метаболизм (Фосфатидилхолин), которые немного улучшают работу нейронов мозга. Гипотензивными средствами. Они поддерживают нормальный уровень АД (Каптоприл, Капотен). Дезагрегантами. Это препараты, препятствующие слипанию тромбоцитов и сгущению крови. Чаще назначается Аспирин кардио. Антисклеротическими средствами, которые снижают уровень холестерина (статины). Лекарствами, улучшающими кровоснабжение мозга (Церебролизин, Актовегин). Кортикростероиды назначают в случае воспалительных поражений сосудов (васкулитов). Также необходимо симптоматическое лечение слабоумия, чтобы несколько снизить негативные проявления недуга. Для этого применяют следующие препараты: Антидепрессанты. Их назначают в случае прогрессирующих депрессивных состояниях, сопровождающихся суицидальными мыслями. Самые популярные: Флуоксетин, Миансерин. Снотворные применяют для улучшения сна пациентам, страдающим бессонницей. Антидепрессанты и снотворные противопоказаны людям, имеющим проблемы с сердцем. Также следует быть осторожными с применением нейролептиков, эти средства могут спровоцировать нарастание агрессии. Как лечить народными средствами Можно ли вылечить деменцию народными средствами? Средства народной медицины применяются в комплексном лечении. Как монотерапия этот метод не приносит ощутимых результатов. Для улучшения памяти и внимания используют следующие травы: элеутерококк; лимонник; женьшень. Также хорошо себя зарекомендовали следующие рецепты: Отвар из рябиновой коры. 50 грамм сырья заливают 200 мл кипятка, варят 5 минут. Пьют после остывания по 50 мл 5 раз в сутки. Отвар из смеси корневища валерианы и плодов фенхеля. Средство снижает возбудимость, улучшает сон. Такой отвар можно пить два раза в день по 200 мл. Чай из листьев гинкго билоба улучшает память, предотвращает разрушение клеток мозга. Сок черники уменьшает атеросклеротические бляшки, способствует улучшению памяти. Ежедневно нужно выпивать по 250 мл сока. Больным деменцией назначают прием витаминов: Омега 3. Улучшают память и другие когнитивные функции при сосудистой деменции. Эту добавку нужно принимать постоянно. Витамин Е. Доказаны свойства витамина ослаблять симптомы деменции, однако, это средство противопоказано при сердечных патологиях. Коэнзим Q10 является антиоксидантом, улучшает работу сердца и мозга. На чем основывается лечение деменции? Узнайте из видео: Альтернативные методы Генная терапия. Предполагается воздействовать на гены, которые провоцируют развитие слабоумия. Благодаря этому, остановится гибель клеток мозга, запустится процесс восстановления нейронных связей. Применение стволовых клеток. Эти клетки обладают способностью превращения в ткань, в которую их внедрили. Ученые надеются, что стволовые клетки смогут заменить поврежденную ткань мозга. Вакцинация. Ведутся разработки вакцины против деменции. Эти разработки основываются на том, что иммунная система после вакцинации сможет распознавать амилоидные бляшки и уничтожать патологический белок. Однако, все эти методы не являются официальными и находятся на стадии разработки и испытания. Психологическая помощь врача и психиатрия При деменции к какому врачу обратиться? Психотерапевтические приемы направлены на улучшение социальной адаптации и поддерживание бытовых навыков. Методика психологического воздействия подбирается индивидуально для каждого пациента. При деменции, вызванной болезнью Альцгеймера, психотерапия играет ведущую роль, так как этот вид слабоумия почти не поддается лечению медикаментами. Психологическая помощь заключается как в индивидуальных беседах, так и в проведении коллективных тренингов. Самыми эффективными являются следующие упражнения: Ведение дневника пациента. Записывание всех происходящих событий помогает больному выразить на бумаге свои переживания, избавиться от агрессии. Также при этом тренируется память и способность излагать свои мысли. Биографические занятия. Врач помогает пациенту вспомнить события прошлого с помощью старых фотографий, книг, фильмов. Когнитивные тренинги. Люди в группах заучивают стихи, читают, обсуждают прочитанное. Физическая активность. Физические упражнения очень полезны для пациентов. Их выполняют в группах или индивидуально. Если здоровье пациента не позволяет заниматься физкультурой, то ему показаны длительные пешие прогулки. Психотренинги повышают уровень социальной адаптации, но не в силах замедлить или повернуть вспять течение болезни. Полезные упражнения В лечении деменции важно тренировать мозг, чтобы предотвратить стремительную гибель нейронов. Без интеллектуальной деятельности мозговые клетки атрофируются намного быстрее. Существуют специальные упражнения: Нарисовать часы. Сначала больному дается простое задание, например, нарисовать просто циферблат, затем добавляются стрелки. Произносить скороговорки. Сначала их проговаривают медленно, затем темп ускоряют. Изучение известных пословиц помогает тренировать мышление и память. Выбрать лишнее слово. Так тренируется ассоциативное мышление и логика. Перевертыши. Это написание слов в обратном порядке. Зеркало. Нужно нарисовать предметы в зеркальном отображении. Эти нехитрые упражнения помогают бороться со старческим слабоумием. Как вести себя с больным Постоянное нахождение рядом с больным деменцией — тяжкое испытание для родственников. Им следует набраться терпения и сил. Дементоры очень капризны, требуют повышенного внимания. Врачи советуют соблюдать некоторые правила в общении с больными: не проявлять агрессию; не принимать близко к сердцу негативные выпады больных, они не отдают себе отчета в своих поступках; терпеливо выслушивать их рассказы; не ругать и не критиковать, они все равно не воспримут это. Нельзя запирать такого человека дома в одиночестве, это может ухудшить его состояние. Нужно всячески поощрять общение больного с другими людьми, создавать условия для занятий творчеством. Изменения личности, происходящие при деменции, являются необратимыми. В настоящее время еще не изобрели препараты, способные остановить течение болезни. От недуга страдает не только больной, но и окружающие его люди. С помощью корректно подобранной терапии возможно несколько замедлить прогрессирование негативных проявлений и отсрочить тотальную деградацию личности.
Виктор Буряков
20:36
У мужика вздулся живот. Он к врачу. А врач решил приколоться и говорит: «Э, да ты беременный». Мужик в панике: «Дайте самое сильное средство чтобы был выкидыш». Врач даёт ему слабительное. Пей, говорит, по одной таблетке в день. Ну мужик сразу горсть и выпил. Идёт на измене по улице и тут прихватило, ну всё думает, рожаю. Оглядывается и видит открытый канализационный люк, присел над ним и сделал сброс. А в люке сантехник, орет: «Ой, мамочка» и пытается вылезти весь в говне. У мужика вообще крышу снесло, толкает его ногой обратно в люк и орет: «Нету, сука, у тебя мамы. Сирота ты!!!»
Святорус
21:29
О, Всевышний Господь Кришна, О, Всерадующий Господь Рама, наконец, я (душа) проснулась и хочу служить Тебе
Святорус
16:28
Комментарий не мой! Долбоёб(ёбина) подписывай своим ником — не позорь русов — внуков бога Святой Руси!
Святая Русь
17:12
Внучек, иди на хер, внучек!
Святорус
08:21
Всем долбоёбам, не помнящим, кто они, какого рода-племени!.. Согласно миропониманию наших предков, существуют три мира: Явь — мир явный (физически плотный) мир, в котором живут все существа в своих биологических телах, Навь — мир умерших и духов, и Правь — это мир богов и предков наших славных, которые за свою земную жизнь достигли такого уровня эволюционного развития, что сами стали богами.
Под словом «бог» наши предки понимали не то, что принято понимать сейчас, под словом «бог» они понимали не что-то такое, необъяснимое, непостижимое, тучку, абсолют и т.п. Богами наши предки называли ЛЮДЕЙ, которые в своём развитии достигли уровня творца.
Наши предки никогда не стояли на коленях перед своими богами, и никогда не молили и не унижались. Они своих богов — славили! И уж точно не считали себя рабами божьими, что нам проповедует христианство, а считали наши предки себя божьими внуками

На Руси никогда не было религии. Православие — это жизнь по Прави, по правилам, соблюдение которых обеспечивало непрерывное эволюционное развитие. В этом и есть коренное отличие Православия от любой религии. Православие ведёт людей вверх, по пути развития и познания, а религия толкает людей вниз, к фанатизму и деградации — к молитвам и бесконечному выклянчиванию всего необходимого у очередного бога. А то, что церковники стали называть себя «православными христианами» — это хитрость, а проще сказать — обман.

Так вот Православие — это прославление мира Прави! Поэтому и назывались наши предки (и мы сейчас) Славяне. Потому что они славили Правь (христиане Правь не славят, поэтому они по определению не являются православными).
хи-хи на 22.05.2018 21:29
20:23
НЕ ОСКОРБЛЯЙ ЧУВСТВА ВЕРУЮЩИХ!!!… чревато…
Виктор Буряков
10:22
21 мая 6 Газета»Советская Россия»
На курильском острове Шикотан пообещали впервые заасфальтировать дороги
.
Дорожные работы начнутся уже в этом году, завершить их планируется в 2020 году. Участки трассы, проходящие через населенные пункты, будут иметь тротуары и освещение, сообщает пресс-служба.
Поделиться…

1. utkonos 19:09 21 мая +3
Правильный ход! Японцы не согласны необустроенный остров забирать.
2. RusMos 20:31 21 мая 0
А кто пообещал? Обещают перед выборами, а он уже в исполнение должность вступил. И чья пресс-служба сообщает?
3. Виктор Буряков 15:39 22 мая 0
Есть такая профессия у евреев родиной торговать и имя ей горбачёвщина и такой яркий пример наяву, это сдача Армении стратегически важного для русских союзника, через армянского еврея Пашиняна, в руки США, туда же сползает Казахстан. На очереди Курильские острова. Япошки узкоглазые, да испокон веку кровожадные, слюной ядовитой исходят дабы быстрее их заполучить для военных США… Ждут суки кровожадные не дождутся майской встречи с Владимиром Путиным, затаились, что бы ненароком не спугнуть наметившуюся в прошлом году удачу…В воздухе запах измены, резкий запах сероводорода, с августа 1991-го. Есть такая забава у евреев родину предавать. Зачем воевать, если можно без шума и пыли задарма государства, да территории получатьКомментарий удален модератором
5. Podorozhnik 19:33 22 мая 0
А что вдруг именно к 2020-му? Какая-то официальная японская дата, приуроченная к сдаче Путиным Японии российских Курил?
6. gromow1955 08:04 23 мая 0
Японцы все равно переделают такую халтуру.

Виктор Буряков
11:11
Виктор Бу¬ряков. Рассказы. 1981-1987 гг ДУМАТЬ НАДО
… Ну что тебе надо, мой милый, ну почему ты себя ведешь так несуразно. Вроде бы все у тебя было в достатке. Но когда посмотрю на твое лицо бледное, так хочется завыть по-волчьи. Бог ты мой, что произошло. Ну почему меня не было с тобой рядом, когда плохие мысли мешали тебе жить? Ну вот и все, и, казалось бы, — целая вечность перед нами. А вот смотри же как. Приходят и уходят люди. Мы смотрим друг на друга. Только ты меня не видишь, а я вижу твое бледное лицо и как ты спишь…
Примерно вот такой сон, где Вера Петровна причитала над своим мужем, главным инженером совхоза Иваном Алексее-вичем Протасовым, приснился ей накануне приезда сестры. Она пыталась рассказывать его мужу, но он не обращал вни¬мания и только лишь отмахивался:
— Значит, скоро помру, отмучаешься.
Вера Петровна, учительница младших классов, обижалась, но ненадолго. «А, может, и правда, все это ерунда, — думала она, — мало ли какие сны снятся да не сбываются».
На том и порешила для себя: будь что будет.
В то мокрое лето, когда все приготовились к засухе, а лили нескончаемые дожди, и при редких передышках земля не па¬рила — дул пронизывающий ветер, она ждала к себе в гости сестру. Она уже выпросила себе отпуск пораньше и думала, что вот только сестра появится, тогда и возьмет.
Она вскоре приехала, и жизнь пошла у Веры Петровны вверх тормашками. Сестра у нее была веселая, подвижная, приволокла с собой первых южных яблок и даже пожалела Веру Петровну, что она здесь живет и ничего хорошего не видит.
— У нас хотя тоже совхоз, но куда уж вам до нас. Мы так хоть со всеми условиями, совхоз-миллионер, думать надо.
Вот этим впервые услышанным от Веры выражением «думать надо» и была сбита с толку Вера Петровна. Она с детства слыла скромной, все, даже спорные, дела с соседкой по огородной меже она пыталась решать мирными путями и, как всегда, оказывалась в невыгодном положении. А люди пона¬хальнее, ухватистее пользовались этим и даже за ее спиной крутили пальцем у виска: мол, выискалась тут еще, интеллигентка. Но это в самом начале, когда она только приехала сюда жить, а потом к ней приспособились, и ничего, привык¬ли.
Так вот, сестра была полной противоположностью, поэтому жила попроще и, по ее рассказам, намного лучше. Ее муж работал тоже главным инженером, они с Иваном вместе в институте учились.
— Значит, ты там неплохо живешь, — задумчиво сказала Вера Петровна и опять услышала от сестры уверенное и бодрое «думать надо».
«Думать так думать», — повторила про себя Вера Петровна и стала готовить на стол.
Не сказать, что великие разносолы приготовила она к при¬езду сестры, но все необходимое было на столе, ну и, конечно же, вазу с яблоками южными поставила, это те, что уцелели,
а остальные двухлетний Сережка из сумки теткиной перета¬скал, благо она разрешила.
Муж где-то к вечеру подошел, пора горячая, сеноуборка, обнялся, расцеловался, расспросил, как доехали, Галина Пет-ровна, как там поживает его однокурсник, похвалил южный загар и развел руками:
— А у нас тут поливает, — словно виноват был, что загорать некогда и солнце не светит, а всю свою силу могучую, сол¬нечную отдает югу.
Ну ничего, дорогая Галина, вот отпрошусь на денек, да по историческим местам тебя повожу, и на Куликово поле съез-дим, и на родник Святой, где, говорят, Дмитрий Донской воду после битвы пил, тебя свожу. Думаю, не пожалеешь, что при-ехала.
— Думать надо, — усмехнулась Галина Петровна и внима-тельно так посмотрела на него, словно что-то затаенное, толь-ко для него предназначенное, хотела ему сказать, да промол-чала.
— Что уж там, я ваша гостья, я ваша пленница, что вы скажете, что покажете, то и буду я слушать, то и буду смотреть.
Усмехнулся Иван, словно и не заметил ничего, да пошел руки мыть да голову, уж больно грязный он приходил с работы после бесконечного мотания по полям, ну и, конечно же, ус¬талый, ведь, считай, почти недавно такую посевную провели, когда ни минуты передышки не видели, со временем никто не считался. «Надо так надо», — любил повторять он, когда приходилось для лучшего контроля подольше в поле задержи¬ваться каждый день, все лишнюю минуту у природы отхваты¬вали.
Стройная Галина Петровна, красивая, ну и потанцевали же они с ней в этот вечер. А что, в принципе, ребята молодые, и в городе каждый из них успел пожить, всего насмотрелись, когда учились: Вера в железнодорожном институте. Иван в сельскохозяйственном, Галина на бухгалтера, хотя и в разных заведениях, да везде сейчас одинаково танцуют.
Белеет тело Галины Петровны на кровати широкой, раски-нулась — молодая, здоровая, интересная, хорошо ей спится, даже одеяло в сторону ногами сбила, душновато в комнате, хотя и форточка открыта и свежий воздух потягивает с улицы.
А что еще надо молодой, интересной: спи да спи. Да только не спится. Глаза привыкли к темноте, поглядывает на Ивана, да про своего мужа думает. Ничего она толком так и не объ¬яснила своей сестре. Да и как объяснишь, что разошлись ме¬сяц назад со своим ненаглядным, любимым когда-то, и кото¬рого теперь ненавидела всей силой своей женской ненависти.
Мудер, ох и мудер он был для нее, да только от всей муд-рости рожки да ножки остались. Как же мечтал в аспирантуру поступить, дай мол, только время, и все у нас будет, только вот материала для кандидатской наберу, поработаю рядовым инженером в глубинке, а тогда все будет.
За окном пошумливал дождь, о чем-то шептала Вера, потом и она затихла, наверное, заснула, а ей было на все плевать, и она догадывалась, что Иван посматривает на нее, и не ста¬ралась укрыться одеялом. Было душно.
Кажется, только на суде она тогда поняла мужа, когда грязью обливал, да при дележке добра разнесчастного, что бы¬ло накоплено за семь лет. Вот тебе и дорогой, век бы такого позора не видела. А люди — им бы только потешиться, глядя, как они барахтаются, пытаясь разорвать то последнее, хоро¬шее, что оставалось в малых долях между ними.
Вот тебе и здрасте, вот тебе и нате! И жить не жили, а в душу друг другу наплевали, до конца жизни не отмыть.
А какой же он, интересно, лицом был лет десять назад, когда только познакомились? Ведь вот как бывает, вроде бы и любовь, вроде и нужны друг другу, вроде бы и жизнь друг без друга — это не жизнь, хоть топись, хоть вешайся, когда родители каким-то десятым или сотым чутьем чувствуют опас¬ность и кричат, и останавливают, но, кажется, уже все закру¬чено, вроде бы назад уже и пути нет, да и перед людьми стыдно, да и свадьба, вот она, а там уже и кольца куплены. Вот она — первая сладость победы, и как упустить этот мо¬мент, когда вот он, шаг. Сделай его, и ты там — в новой, интересной семейной жизни. И вот он, шаг вперед, сделан, а через лет десять этот шаг с опозданием назад. И конец, все по-новому.
Но можно ли об этом сейчас сестре говорить? Навряд ли. Не спал Иван, все поглядывал в сторону Галины Петровны, да и как спать, когда все опостылело: и работа, и дом, хоть завязывай глаза и беги на край света.
«А сестра-то ничего у нее, в теле, видно, не переработалась. В соку, мужу ее только позавидуешь», — подумал он, вздохнул и заснул.
Странное дело эти сны. Нет их, так, говорят, — плохо. А есть, так чего хорошего? Порой такое понаснится, что целый день человек потом страдает: к чему это, да зачем, а вдруг сбу¬дется. Хотя почему они должны сбываться? А вот боится человек и все. Словно какую-то запретную жизнь во снах проживает, словно снятся они для того, чтобы ты это все рано или поздно пережил. Словно кто-то предупреждает тебя: уберегись, там-то и там-то опасность, с тем-то и с тем-то у тебя встреча. А то за чем-нибудь гонишься, а оно из рук ускользает, может быть, это судьба счастливая тебя дразнит? Все может быть.
Дел, конечно, поутру достаточно. И хотя Вера Петровна утром всегда рано вставала, чтобы корову подоить да потом в стадо выгнать, муж еще спал, и она его обычно не будила, понимала, что еще накрутится за день, вон уборка на носу. Гоняет сейчас по другим хозяйствам, где какую запчасть най-дет, а глядишь, и пару хороших жаток бобовых в другой об-ласти выпросит в обмен на то, что в их хозяйстве в избытке.
Но только чувствует, что кто-то щекочет в носу у него, хвать за руку, бог ты мой, думал — Вероника, а это Галина Петровна в ночной рубашке стоит, улыбается, с перышком в руке.
— Какой же ты грубый, Иван, — улыбается она, — так и руку можно выломать. Ох и хулиган. Жена, значит, с утра раннего не спит, а он полеживает, последние сны дочитывает вместо того, чтобы жене своей родной помогать. Ой, ой, ну ты что делаешь с моей рукой! Господи, ну есть же люди, мужчины неотесанные. Только жена за порог, а он уже и руки распускать. Слушай, ну больно же, так, подожди секунду, дай хоть расстегнуть. Фу, ну какой же нетерпеливый. Ой… Ну, Иван, ты и даешь, а если бы жена зашла. Ты головой думаешь? И что бы было — скандал. Ох и дурачок же ты, дурачок. Какие же вы, однако, глупенькие. Прямо жалко. Ну-ну, хватит. Надо и меру знать. Все ж таки она мне сестра родная или кто? Ладно, ты пока лежи, а я приберусь, где тут у вас веник?
Она уже кончила подметать, когда пришла Вера. — А что это Иван так быстро ускакал, ему же сегодня на наряд не идти, за запчастями поедет. Ладно, а ты что тут рано вскочила, ложись еще полежи, я и без тебя управлюсь. Отдыхать так отдыхать.
День начинался неплохо, уж на что перед приездом Галины Петровны дождь лил без продыху, а вот на тебе, приехала и солнце тут как тут. Везет же порой людям. Не одни же беды ходят за человеком, должна же хоть что-то она хорошее для себя увидеть. И вот она увидела. Да о чем речь, каждый че¬ловек свое везение порой видит в том, в чем другой — не¬счастье. Для одной муж непьющий — золотой, для другой — чтоб он провалился со своей трезвостью, корчит из себя трез¬венника, а в доме жизнь хуже чем с пьяницей. Вечно недо¬вольный, вечно все не так да не эдак. Только отвлеклась в это распрекрасное доброе утро Галина Петровна от плохих мыслей, да опять они полезли, о ее бывшем муже напоминая.
«Идиот, — думала Галина Петровна, а сама чуть зубами не скрипит. — Ну что тебе еще надо было? Дом — полная чаша, пиши теперь свою кандидатскую диссертацию». А он — нет, «упустил я свое время из-за твоей полной чаши. Пей из нее в свое удовольствие, может, и захлебнешься когда-нибудь мо¬им горем.”
Конечно, если уж быть до конца честной, то и ее доля вины в этом есть, что не смог он наукой заниматься, свое время упустил. Вот с тех пор он и запил, а уж когда стали разводиться да делиться, тут-то он себя и показал, хмырь про¬клятый. Даже сейчас дрожь берет. И что главное, позорился-то принародно, все поровну делил, даже пеленки, которые она готовила к рождению маленького. А когда разделили, да ра¬зошлись люди, то и он ушел, только костюм свой забрал да книги. Господи, а как он с рябиной, что в огороде росла, прощался. Что ты, прямо слезы льются.
И вдруг Галина Петровна зарыдала, зажала голову руками и так сидела на стуле на кухне, пока не прибежала Вера Пет¬ровна да не стала ее утешать. Вроде бы утешила.
— А знаешь, Галя, мне муж вчера сказал, что, наверное, в сторону Куликова поля поедет в совхоз за запчастями, ну и сказал, что обязательно тебя захватит, посмотришь там, заодно
Куликовский столб, церковь. Там, знаешь, говорят, — немцы, когда в разведку на мотоциклах приезжали, ну и от плиты прямо у основания кусок чугуна отбили, чтобы туда взрыв¬чатку заложить, да не успели взорвать, помешали им. Ну там еще шатры есть из дерева, к юбилею поставили. Знаешь, ин¬тересные такие постройки, там даже сувениры продают. В об¬щем, сама посмотришь, понравится.
— Слушай, Вера, — перебила ее Галина, — а муж тебя любит?
— Не знаю. А что? Думаю, наверное, любит. Я, например, без него жить не смогу, значит, наверное, люблю. А к чему это ты все? У тебя что — в доме что-то не в порядке?
— Да нет, это я так, к слову.
К слову-то к слову, но что-то не по себе стало Вере от всех этих вопросов.
— Ты что это, поссорилась со своим?
— Да вроде этого.
— Галя, ну кончай ты меня дурить. У вас что, ссора? Что ты молчишь? Подожди, ну давай все по порядку. Хорошо, ты молчишь и не хочешь с сестрой ничем поделиться. Так я вот что могу сказать. У нас тоже все бывает — и хорошее, и плохое. Но это ж еще не значит, что это — все, конец света. Или кажется — это еще не трагедия, не конец света, надо и их понимать, не так уж им и легко. Думаешь, мой золото? Да, конечно, сейчас так прямо я и озолотела.
— И он ничего, тебе не изменяет?
— А почему это он должен изменять? Одет, обут, сыт, я его люблю, он меня тоже. А больше ведь ничего в нашей жизни и не придумаешь. Что еще можно из него вытянуть? За недостижимым не гонимся. И думаю, что правильно. И вообще, я думаю, что вопрос этот глупый и никчемный. Если бы он, например, мне изменил, так это он, значит бы, себе изменил. Разве не так?
— Нет, все правильно. Просто у меня на душе что-то не-ладное творится. Я, например, своему не простила, как только сказали мне. Все твердо решила, ко мне он пальцем не при-коснется, не то что обнять, и — вон из дома.
— Привет, Галина! Ты что — вот? — и Вера покрутила у виска.
— Да мало ли что злые языки наговорят, так, значит, и верить? Ну ты даешь. Или шутишь? Да вроде бы на шутку не похоже.
Вера встала со стула, подошла к Галине и обняла ее.
— Так, значит, ты не шутишь, жалкая моя. Вот оно, значит, что. Вот, значит, почему вырвалась ко мне. Ну ладно, ладно, все уляжется. Не так страшно, как это кажется. Пойдем по¬гуляем на ту сторону, за речку, там хорошо, тебе понравится. Я, если хочу отдохнуть, так всегда туда иду с Сережкой.
Вера Петровна искренне переживала за сестру. Еще бы, та ведь младше ее на пять лет, вот и нянчилась с детства, угож¬дала, как могла, ей. От себя, не в пример другим семьям, где старшие не особо носились с младшими братьями да сестрами. Вот и сейчас, когда у самой была уйма дел, картошку еще не пропалывала да не окучивала, жуков колорадских — эту па¬кость прожорливую — еще не собирала, — она бросила все, лишь бы угодить сестре…
Они уже, было, с сестрой, с Сереженькой собрались гулять по зеленой травке, а им и нужно-то было в нескольких метрах от дома перейти с земли липецкой на землю тульскую, а там прекрасные заливные луга, от души прогреваемые солнцем, когда оно все-таки прорывалось сквозь тучи, но тут подъехал муж на „КамАЗе“, сам за рулем. И она также запросто согла-силась с тем, чтобы сестра все-таки посмотрела Куликово по¬ле. Когда она еще здесь побывает, нужда ведь заставила, а зато память на всю жизнь. Машина ушла с Галиной Петровной и Иваном Алексеевичем, и вроде бы не было особых причин, а почему-то защемило сердце, и опять она вспоминала тот страшный сон, странную веселость Галинки. Думать надо, ну не придумают же люди, что хотят, то и ворочают могучим русским языком. Да и в то ж время интересно, надо бы за¬писать, а то так и забудешь.
Приехали они под вечер. Муж усталый, злой. Видно, не все за день получилось, не все достал, что хотел. Но Галина веселилась, дурачилась, беспричинно хохотала и все пыталась ущипнуть руку или спину Веры.
— Ну как ты тут без нас? Не соскучилась? Ой, как хорошо, вот бы у вас тут поселиться. Ну и что хорошего там, где я живу, летом жара невыносимая, если загорать — то, конечно, ничего, а вот если жить — так, не приведи господи, пот ручьем льется, хотя у нас в конторе и вентиляторы целыми днями не выключаются, а зимой сырость и слякоть. Нет, здесь настоя¬щая русская земля, природа настоящая. И главное — березы, русские березы, какая прелесть! Господи, жить да жить. И что еще людям надо, а они все недовольные. Недовольные, по¬нимаешь, Вера. Ну вот хоть тресни, а они недовольные.
В общем, Веру особо и не удивила веселость Галины. Ну отдыхает человек, от своей беды отходит, ну и пусть, а что же еще делать. И посадила их ужинать. И она тоже устала за день, и она тоже намаялась. Хотя, казалось бы, с детьми в школе и много хлопот, но дома их еще больше. „Как белка в колесе“, — думала она, где-то жалея себя.
— Ну и как тебе у нас? — спросила Вера у сестры, когда они опять улеглись спать. Та беспричинно засмеялась, хотя Вера чувствовала, что сестре смеяться и не хочется, и смеется она через силу. Но та опять вдруг, как и утром, забилась в рыданиях. Да хорошо муж не слышал, он купался в ванне, у них же в спальне дверь была закрыта. А то начались бы рас¬спросы.
— А может, все-таки помиришься со своим, — шептала ей Вера.
— Нет, нет, — со злостью отбросила ее руку Галина, вскочила и села на край кровати. — Ты что же, меня за дуру считаешь? Они все, мужики, одинаковы, и мой бывший и твой настоящий, все, все, все. Ты думаешь, твой если тихоня, так ты ему и по¬верила, а ты к нему залезала в душу, залезала? Ну так вот, а еще берешься меня утешать. Ты в своей семье сперва разберись, а потом ко мне с советами лезь. Ладно, Вера, ты уж не обижайся на меня. Это я так, со зла. Знаешь, как страшно одной в жизни оставаться. Как представишь, что тряпок да разной дряни полон дом, а ребенка у меня так и нет… Да это же страшнее всего. Господи, да если бы это я не могла, а то ведь все из-за него, сволочи. Ну почему такая несправедливость? Другая кучу может иметь, а я ни одного, ну где же справедливость? В общем, уез¬жаю завтра, спасибо тебе за гостеприимство. В гостях хорошо, а дома все-таки лучше. Эх, да мне бы кого угодно, сына или дочку, все бы отдала за это. И была в ее голосе такая извечная тоска не пробудившейся в ней женщины, что у Веры зажало в предчувствии чего-то нехорошего сердце. И она уже больше не утешала Галину, а подумала, что нужно все-таки получше беречь Сереженьку да и к мужу относиться поласковее. И хотя вроде бы и рискованно в ее тридцать пять еще рожать, но надо подумать и о маленьком. Сереже веселее будет вдвоем жить. А то ведь у него даже двоюродных братьев и сестричек нет, плохо так.
Виктор Буряков
11:38
Мечты, мечты… Виктор Буряков
64 года, г. Данков (Данковский район), Россия
1 июл 2017
Виктор Буряков русский писатель. Предвидение.Центральное телевидение. Торжественная обстановка в зале Кремля. Мы видим в полный рост в чёрном костюме Президента Великой России Владимира Путина.Он взволнован и обращаясь к нам говорит; « Мои дорогие товарищи отныне и навсегда я остаюсь с обманутым, великим в своём терпении, народом. Довольно вам терпеть лишения и унижения от кучки зажравшихся наглецов пирующих ежедневно за ваш счёт. С этой минуты не единицы, а весь наш народ находится под моей защитой. Цели наши ясны, за работу товарищи. России быть великой и могучей в веках.»
Виктор Буряков
11:50
Виктор Буряков
12 июн 2017
Ельцин сдох, капитализм сдох.Даёшь родную и заботливую Советскую власть.
Виктор Буряков
15:12
Виктор
Буряков
Сегодня в 12:03 Газета«ЗАВТРА»
Вот такие короеды и уничтожили ствол СССР

Ответить
Yafim
Liport
Сегодня в 13:56 Оценить комментарий:
Виктор
Буряков
Сегодня в 12:03 Оценить комментарий:
Вот такие короеды и уничтожили ствол СССР
///////////////////////////////////////////////////////////////////////////////
А вы где были в это время, почему грудью на дзот не легли?
Почему СССР не уберегли, а начали расхищать бесхозную социалистическую собственность
Почему как Минин и Пожарский не создали ополчение за святую Русь?

Ответить
Виктор
Буряков
Сегодня в 15:00
Бился начиная с Горбачёва, Ельцина с конца 80-х, до сего дня.
Ответить
Виктор
Буряков
Сегодня в 15:08
Виктор Буряков.Роман «Чёрный ворон»Глава II

Уже на выходе из главного входа Государственной Думы Геннадий Васильевич Овчинников столкнулся лоб в лоб с пожилой женщиной, так себе одетой, по московских меркам совсем плохо, в не первой свежести скромном платьице. Роста они были одинакового, словно кто-то специально подбирал их по росту, чтобы вот так вот встретиться им глаза в глаза.
— Вы кто? – строго спросил Геннадий, чуть повернув голову от её взгляда, чтобы они не прожигали его, а проходили куда-нибудь мимо него — прямо в громадные двери Госдумы. Он-то при чём ещё? Насмотрелся он на таких вот просительниц народных. Запросто подойдут, а потом решай их проблемы.
— Да я — нет, я не к вам лично, уважаемый, — почувствовав его тревогу, успокоила его женщина, взгляд её потеплел, напряжённость стала уходить из её тела и она уже стояла спокойнее.
— Тогда извините, я спешу, мне на поезд — в свою область еду: на встречу с избирателями.
— Милок, да ты не волнуйся, — успокоила его женщина. – Мне всё равно, к кому, мне главное — чтобы вы прочитали мои стихи и пропечатали в партийной газете. Вы же коммунист? По глазам вижу, что да. А хотите, я вам их прочитаю?
«Ещё чего, — забеспокоился Геннадий, — нормально уехать на летние каникулы не дают. Растуды твою мать. Что же такая невезуха!..»
Конечно же, лукавил он, мог спокойно быстрым шагом оторваться от неё и, спустившись в метро, как он и задумал ранее – с Павелецкого вокзала под вечер, отдохнув перед этим в депутатской квартире, рвануть к родному брату Николаю и порыбачить на Дону.
То, что его обозвали коммунистом, Геннадия Васильевича смутило, потому что он уже давно принадлежал — как и положено деловым и успешным людям — не партии, за которую ещё по старой привычке цеплялся народ, а партии — которая у власти. Тут уж не до принципиальности, убеждённости. Деловому человеку надо быть всегда рука об руку с той

— 12 — властью, которая вот сейчас на дворе, потому что она решает любые вопросы, а не та, которая партия, но сейчас не у власти.
Пока Геннадий отвлёкся на какие-то минуты, эта женщина, не дождавшись ответа, начала читать свои стихи очень громко и с горечью:
— «Плач россиянки за чертой бедности в XXI веке», – это у меня такой заголовок.
— Хорошо, хорошо, — согласился Геннадий, оглядываясь нервно по сторонам, среди выходивших из Госдумы были и его однопартийцы. Они улыбались и весело подмигивали, мол, ну что, дружок, попал в руки избирателя? Ну, так держись, сочувствуем.
Он практически вырвал из её рук тетрадный листок в линеечку и быстрым спортивным шагом двинул в сторону метро, благо станция была неподалёку за углом.
— А как же вас звать? — вслед ему зашумела гражданка, растерявшаяся от такого позорного рывка, что сделал Геннадий Васильевич. — Где мне вас искать, если напечатаете?
«Нигде, — мысленно подумал он. – Шустрячка выискалась. Много тут вас ошивается. Сил на всех вас не хватит, чтобы с каждой вот так разбираться да угождать».
Он уже скомкал и хотел бросить листок с «Плачем россиянки в XXI веке» в ближайшую урну. Но что-то сработало в нём и он засунул бумажный комок в карман. «Надо же, за коммуниста приняла, ну это когда было. Это когда их власть была, а сейчас уже не один десяток лет другая».
Уже в метро Геннадий Васильевич выбрал в вагоне место поудобнее, так, чтобы никто не мешал, и стал читать, разровняв перед этим тетрадный жалкий листочек. Почерк был у этой женщины размашистый, но понятный:
«Плачь россиянки
за чертой бедности
в XXI веке»
«Горем убитая,
Богом забытая,
Чванством забитая,
Живу я на дне
Цветущего сада,
Свету Божьего солнца не рада,
Хожу я по мукам инстанций,
Стою у парадных подъездов и станций,
И поняла я, что всё это липа,
Что гуманность-то наша
Бюрократством и чванством забита.
Неужели не будет конца
Безысходному горю в сердцах,
Неужели наша доля такая.
— 13 — Но почему?
Мы должны погрузиться из сумрака
Прямо во тьму.
А ведь каждой женщине
Так мало надо,
Счастливой чтоб быть.
Лишь бы детишек одеть, обогреть, накормить.
Ну конечно и научить».
«Вот этим мы в самом деле все и занимаемся, — подумал Геннадий. – Только и знаем что накормить, одеть да обучить. И на всё деньги, деньги.
Только и думай, где и как их добыть. И всё мало его семейке. Как будто всё это просто. Уже госдумовского оклада не хватает! А на какую зарплату эти, которых масса, пытаются одеть, накормить, обучить? На свои гроши. Вот и рыдают, да на всех денег не хватает. Читаем дальше…».
И он продолжал читать стихи этой чудачки, так некстати попавшей ему навстречу, испортив ему первые минуты самого настоящего отдыха, когда до осенней сессии в Госдуме ещё отдыхать и отдыхать.
«А этот матёрый махровый бюрократизм, ухмыляясь,
С издёвкой правит своею машиной, сокращая жизнь
От Камчатки до Калининграда,
От Новой Земли до Черноморской Тузлы
Стонут 35 миллионов согласно
Статистике Путина
Люди чёрной судьбы.
Стонет Великая Русь от чахотки,
Утопая в море крови, слёз и водки.
Стонут вдовы и сироты,
Инвалиды и бомжы.
Свету Божьего солнца каждый не рад».
…И чем дальше читал Геннадий, тем больше в неприятное состояние проваливался он, когда то, чем он жил, становилось мелким и даже глупым отчасти, потому что понимал он своей неглупой головой, что всего в жизни в одни руки не схватить, надо дать возможность и другим пожить. Но как его закрутило, когда на такую высоту взлетел. А с такой высоты ох как больно лететь и падать. Поэтому и не давал повода усомниться в его преданности, в его лояльности. Но проклятая совесть — словно в отместку — не только бедному, но и богатому дана, и преступнику, и честному. В наказание или это награда? А может это какой-то контроль внутренний. Вот отсюда до сюда можно, а туда и сюда – нельзя, будет больно твоей совести, и она не будет давать тебе покоя и ночи напролёт, и дни. А может и месяцы, и годы. Господи, да за что же это такое наказание?! Когда думаешь одно, делаешь другое, говоришь третье, и всё это только для того, чтобы твои детишки были сыты, обуты, одеты. Но не может же в этой жизни хватить на всех, так,
— 14 — чтобы пожить от души, на широкую ногу, как все люди, которые добрались с таким трудом до вершин этой долбаной власти. Этому народу кажется, что вот, мол, у него небось оклад бешенный; что, мол, ему до наших бед? Но ведь он же заслужил. Как — это другое дело. Главное, что он у власти. И что — вот взять и отказаться от всего добра, всех льгот, которые даёт эта власть, только лишь бы угодить этой так называемой совести? Этой непонятно откуда взявшейся женщине? Надо же, Родина-мать в её облике призывает, Родина-мать клеймит и разоблачает.
Хорошо, что путь до его квартиры неблизкий, и он успел дочитать эти примитивные стихи, этот так называемый плач россиянки.
«Стонут миллионы беспризорных
У подъездов, судов и палат,
Где продают детишек наших иностранцам,
Как колхозных поросят на убой.
А мы, Россия-матушка,
Лишь свидетели с тобой.
Широки просторы русские,
Что бурьяном с полынью порастают.
Посмотрите богачи,
Как беднота страдает.
Бедный пашет, пашет по 12,13 часов в день,
А зарплата небольшая, да и то задержка с ней.
А детишек дома – 3, 5, 7,
Вот и просят дети хлеба,
Как гостинец, каждый Божий день.
Дорогие братья, сестры,
Что там в Думе, на верху,
Услышьте вы наши стенанья:
Россия всё больше кренится ко дну.
И близится час расставанья
Из сумрака прямо во тьму.
Дорогие депутаты!
Хочу сказать вам не в укор:
Вся Россия стала тайгой смерти,
А матёрый и махровый
Бюрократизм – не боюсь я повторить –
Сокращает нашу жизнь».
…Да нет, женщина, если бы только в бюрократизме было дело; а тут копай глубже, — подумал Геннадий Васильевич. Когда толпа вынесла его и уже плотно – плечо к плечу – повела уверенно к эскалатору наверх, туда, где много солнца и свежего по московским меркам воздуха, — и уже там наверху у газетного киоска, где стояла массивная урна, он незаметно для спешащих мимо людей бросил опять смятый комочек, теперь уже размером с
— 15 — теннисный мячик, бывший ещё каких-то полчаса назад листочком – тетрадным листочком, омытым плачем россиянки.

Виктор Буряков
18:03
Газета «Завтра» Виктор
Буряков
Сегодня в 12:01
Ну и личики на фото.Сплошь карикатурная продажная еврейская нечисть.Запало сероводородом.

Ответить
Yafim
Liport
Сегодня в 13:48
Виктор
Буряков
Сегодня в 12:01 Оценить комментарий:
Ну и личики на фото.Сплошь карикатурная продажная еврейская нечисть.Запало сероводородом.

///////////////////////////////////////////////////////////////////////////////
Виктор, ты француз? Тогда почему у тебя такая рязанская морда…
(фильм ,, Парень из нашего города ,, )
После твоего коммента, русский пейсатель, запахло не сероводородом а го… фекалиями!

Ответить
Виктор
Буряков
Сегодня в 17:55
Любимые духи у еврея-фекалии, любимый стул-унитаз. И к бабке не ходи, чушок Yafim
Liport
Виктор Буряков
00:14
«Я говорю и молю устами своими — ответь мне, Господи, Бог Израиля, Царь всех царей и Владыка всех владык. Прошу смиловаться надо мной и услышать мою молитву и мой крик. Господь, увидь мои слезам, не будь глухим к мольбам моим, так как Ты слышишь все голоса людей. Я буду говорить, а Ты слышать меня. Ты всегда слышишь молитву — это истина. Благословен слушающий молитву».
Святорус
08:34
40-летний еврейский мальчик Ваня Ургант, работающий шутом и болоболом на 1 Канале, купил особняк в Подмосковье за 7 000 000 долларов (434 000 000 рублей). Вопрос знатокам — а что, в свои 40-лет может себе позволить купить руский Ваня — это тот Ваня, который пашет поля в агроальянсах и русьаграх; тот Ваня, который работает на АО«Доломит», принадлежащий еврею Лисину; тот Ваня, который работает на «Черкизовском мясокомбинате», который принадежит еврею Бабаеву; тот Ваня, который работает на Данковской ТЭЦ, которая принадлежит еврею Прохорову; тот Ваня, который работает в Горгазе, который принадлежит еврею Миллеру??!.. Список продолжать?!
Святорусу
16:26
А вы приезжайте на парковку перед Доломитом и посмотрите.
Вот что может купить работник Доломита, не коттедж, конечно, но тоже неплохо!
Святорус
09:36
Сегодня на АО«Доломит» работают рабы за 500 долларов в месяц. Понятное дело пастухам-бригадирам этих рабов могут кость и в 1000 долларов в месяц кинуть!.. А теперь сравните сколько 21-ом веке получает горняк в США и Европе за ту же работу, что и данковские работяги, вдыхающие пыль в карьере и зарабатывающие себе хронические болячки!.. Рядовой рабочий горняк в США получает среднюю зарплату в 6000 долларов!..
Виктор Буряков
12:36
Если будет зп 6000 долларов, то щебёнка будет стоить как золото. Ты идиот!
$
12:49
Зарплата в развитых странах выше чем в России в среднем в 4-5 раз. Цены примерно такие, правда, бензин подороже раза в полтора. Строительство дорог не дороже чем у нас, но качество выше. Так что с доводами о том, что щебень будет стоить как золото согласиться нельзя.
хи-хиии Бурякову на 12:36
18:56
хи-хиии.., идиот- Вихтор, ЗРИ в КОРЕНЬ!!! вершки-таблицу умножения ты освоил…
… в одном предложении самохарактеризовался — …
Святорус
18:26
При тех богатствах, которыми обладает Россия по милости Бога, мы все сегодня должны не работать, а путешествовать по миру весь год, а всякие там китайцы, таджики, узбеки и прочие гости должны на нас работать!.. Но, сегодня, руский раб, въёбывает за жалкую подачку на хозяина жизни — еврея-олигаха и думает что — вот оно счастье, долбоёб глупый и раб!..
Святорусу
21:17
А вы это работникам Доломита про рабов расскажите, не уверен, что они с вами согласятся. Рабы на иномарках не ездят.
Святорус
18:33
Нюхать пыль в карьере — зарабатывать силикоз лёгких и даже мёртвыми с работы вывозили — это что показатель счастья и права на труд, что были при СССР, когда на Центральном карьере был уютный водоём, народ трудился и получал бесплатное жильё и достойную зарплату, работал РСЦ и люди не были жалкими рабами в касаках, а уважаемыми доломитчиками — работниками предприятия, которое построило город — магазин «Горняк»! Люди — человеки, очнитесь, что с вами стало?! Вас рабами сделаи эта поганая власть и этот рабовладельческий-капиталистический строй! Чему вы радуетесь?! Покупке подержанных иномарок или новых в кредит?! Не в иномарках счастье! Но так как вас там на АО«Доломит» эксплуатируют — так жить нельзя!..
Святорусу
21:16
При СССР достойно жили? Да не смешите. Может шишки и жили хорошо. В магазинах пол жизни в очередях проводили. А жилье я сейчас сам могу купить работая на Доломите. А как нас эксплуатируют, не вам судить, вы там не работаете, а только материтесь на сайте, видать от большого ума. Стыдно за таких, так называемых, «коренных данковчан».
Святорус
21:37
На ваш АО«Доломит» возят как скот по разъёбанным дорогам через спецхоз «Данковский»! Ваш Лисин себе яхты и виллы покупает и живёт как царь, а вы рабы безголосые — до пенсии въёбывайте — потом вас выкинут как отработанный материал и спасибо не скажут. Посёлок доломитчиков превращён в заброшенный край — дома клоповники посносили — всё заросло бурьяном — бывшая гостиница — превращена в заброшенный барак. Спасибо Надежде Деревниной,, которая будучи Главой хоть какой-то тратуар сделала, который подметает и чистит настоящий Человек с большой буквы гражданин Проскуряков… А что ваш АО«Доломит» сделал для посёлка?!
Святорус
21:41
Ваш АО«Доломит» заебал всех — перекопал все подъезды в посадки и к Дону!.. Куркули-капиталисты, доведёте вы народ до 2019 года — это будет новая редакция 1917 в современной инторпритации…
на 21:16
10:58
По тем временам жили нормально. На том, что было создано тогда и сегодня живет государство несмотря на то сколько было разрушено и разворовано за почти 30 лет. Мощный фундамент социализма. Видя как травится понятие социализма, а это справедливость и компетентность в первую очередь, понимаешь насколько сегодня слабее кадры. А с другой стороны, сколько сотен тысяч инженеров, ученых, врачей, квалифицирован-ных рабочих уехало за границу. Вот и кадров и нет. Вот и дерут с людей. Бензин 95-й стал 46 рублей без обьективных оснований. Теперь и цены пойдут вверх и налоги.
Виктор Буряков
10:39
Виктор Буряков. Русский писатель член Союза писателей России. ВОЗЗВАНИЕ К НЕРАНОДУШНЫМ ЛЮДЯМ МИРА И НАЦИОНАЛИСТАМ УКРАИНЫ, БРАТЬЯМ СЛАВЯНАМ! Принуждая народы всего мира признавать Холокост евреев немцами во время Второй мировой войны и используя это как дымовую завесу, являясь в реале мировыми террористами, как наглядный пример – полыхающий Ближний Восток, нацисты – сионисты решив заселить евреями русский Донбасс со времени госпереворота на Украине в 2014-м году устроили здесь Холокост русского народа переняв методы Адольфа Гитлера, методично уничтожая мирный люд, желая полностью вытеснить их с исконно русской земли. Люди всего мира возвысьте свой мощный голос против кровожадных киевских нацистов – сионистов, т ребуйте от своих Правительств оказывать давление на преступный режим Порошенко(Вальцмана) с целью прекращения Геноцида на славянской земле Донбасс. Требуйте освобождения славянки Надежды Савченко узницы нацистских застенков открыто выступившей против нацистов-сионистов уничтожающих мирный Донбасс …Украинский националист не может быть, по сути — слепым орудием киевских евреев-националистов против братьев славян на Донбассе, против Православной церкви, это немыслимо, но это как ни прискорбно процветает на славянской земле. Националисты-славяне Украины! Требуйте решительно освобождения славянки Надежды Савченко! В противном случае вы являетесь штурмовыми отрядами нацистов-сионистов против своего народа, помогая разрушать красавицу Украину, нашу ридну сестрицу! Нет Холокосту на Донбассе русского народа евреями в 21 веке!
Виктор Буряков
13:01
Евгения Петрова
НА УКРАИНЕ ИДЕТ БРАТОУБИЙСТВЕННАЯ ВОЙНА. СПРОВОЦИРОВАЛИ ЭТУ ВОЙНУ ТЕ, КТО ВОЗРОЖДАЮТ ЖИДОХАЗАРИЮ ВМЕСТО УКРАИНЫ. ДАВНО ПОРА УКРАИНЦАМ=РУСАМ ОБЪЕДИНИТСЯ И ПОЙТИ ЕДИНЫМ ФРОНТОМ ПРОТИВ ЖИДОХАЗАР ЗАХВАТИВШИХ ВЛАСТЬ В УКРАИНЕ. УКРАИНА НЕ ХАЗАРИЯ, А КИЕВСКАЯ РУСЬ. ПОДЧЕРКИВАЮ РУСЬ. И ЖИВУТ НА ЭТОЙ ЗЕМЛЕ РУСЫ=АРИИ=ПОТОМКИ БЕЛЫХ БОГОВ=ДРЕВНЯЯ СИЛЬНАЯ УМНАЯ И НЕКОГДА МОГУЩЕСТВЕННАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ. КОТОРАЯ СТОЯЛА И ДО СИХ ПОР СТОИТ НА СТОРОНЕ БОГА. ЗА ЧТО НЕНАВИДЯТ И УНИЧТОЖАЮТ РУСОВ. ТОЛЬКО ЗА ТО, ЧТО РУСЫ КАК И ИХ ПРЕДКИ СТОЯТ НА СТОРОНЕ БОГА. РУСЫ КАК И ИХ ПРЕДКИ ПРОТИВ ТОГО, ЧТОБЫ САТАНИСТЫ ЗАХВАТИВШИЕ ВЛАСТЬ НА ПЛАНЕТЕ, НАВЯЗЫВАЛИ ИМ СВОИ САТАНИНСКИЕ ЦЕННОСТИ. РУСОВ НЕ СЛОМИТЬ. ИХ МОЖНО ТОЛЬКО УНИЧТОЖИТЬ, НО НЕ СЛОМИТЬ. ВОТ ПОЭТОМУ И УНИЧТОЖАЮТ КИЕВСКУЮ РУСЬ И РУСОВ. ВСЕМ РУСАМ И ВСЕМ НАРОДАМ БЕЛОЙ РАСЫ НУЖНО ОБЪЕДИНЯТСЯ. И ВЫСТУПАТЬ ЕДИНЫМ ФРОНТОМ=ЕДИНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ ПРОТИВ САТАНИСТОВ ЗАХВАТИВШИХ ВЛАСТЬ НА ПЛАНЕТЕ.. vk.com/video374076710_456239455?list=73091ffd..
Виктор Буряков
11:04
Надія Савченко
вчера в 20:26

На Украине, как происходит Олимпиада в России, то мы теряем территории. Порошенко остановись! Не лезь на Донбасс во время чемпионата мира по футболу в России, «АТО» станем чемпионами по потере территорий по всей Украине
Виктор Буряков
18:02
СЛАВА ГЕРОЯМ СОПРОТИВЛЕНИЯ МИРОВОМУ СИОНИЗМУ- НАЦИЗМУ!
Виктор Буряков
21:30
Пацаны — помогает, отвечаю!..

Заговор, помогающий от мужского бессилия Говорить заветные слова нужно тогда, когда появилась неуверенность в своих способностях. «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь. Есть святое Океан-море, на святом Океане-море стоит остров, на том острове стоит дуб булатный, у того дуба булатного корни булатные, вершина булатная. Круг того дуба булатного ветром не согнет, вихрем не сломит. Так бы и у меня, раба Божьего виктора, стояли 70 жил и единая жила на женский лик красной девицы, на старых баб, на молодых молодиц, на сивых кобылиц. У меня, раба Божьего виктора, стал бы лучше прежнего, храбрее прежнего, что турий рог, что еловый сук. И был бы раб Божий виктор буряков пылок и ярок на женскую похоть, на полое мести, во веки веков, аминь».
хи-хи на 21:30
21:56
… ТТТТТТРРРРРРРРР !!!!!!!!!!!!..

ФФФИИИЛЛЛЬЬЬЬТТТрррУУУЙЙЙ — СЛОВА!!!…
$
08:50
Пример отсутствия контроля со стороны власти за ремонтом дорог- ремонт переулка между улицами Горького и Пионерская, примыкание к улице Пионерской (у школыN2). Высота положенного асфальта местами достигает 20 см. при ширине дорожного полотна не позволяющей разьехаться встречным машинам. Повреждение «брюха» авто и ходовой при сьезде обеспечено. Вопрос: зачем так укладывать асфальт? Назло? Теперь необходимо щебнем отсыпать обочину чтобы убрать перепад высоты. Водителям нужно проявлять осторожность.
Святорус
09:54
О Аллах, Ты – мой Господь! Нет Бога, кроме Тебя. Ты сотворил меня, и я – Твой раб. И постараюсь я оправдать возложенную на меня ответственность, сдержать данное мною слово в меру своих сил и возможностей. Я прибегаю к Тебе, удаляясь от всего недоброго, совершенного мною. Я признаю те блага, которыми Ты одарил меня, и признаю свой грех. Прости меня! Поистине, никто не простит моих ошибок, кроме Тебя
Святорус
17:06
Настоящий Святорус живёт в Православии, верит Богу и Аллаха не прославляет! Долбоёб, смени ник свой и не вводи народ в заблуждение, погань вонючая!..
хи-хи на 09:54
20:37
Хи-хи знает «Святоруса» давно, не стоит заниматься подставой!!!… такие вещи допускает человек, который сам себя не уважает, СПАСИБО…
Святорус
14:24
Уважаемые друзья!
С 26 по 28 мая и с 1 по 3 июня, а также последующие в дальнейшем субботы и воскресения, в плоть до получения значимого результата, по всей нашей стране будет проводится Всероссийская Акция протеста против необоснованного и бесконтрольного повышения цен на топливо.
В рамках проводимой Акции, Федерация автовладельцев России призывает всех людей, которые могут пересилить паразита внутри себя, участвовать в акции протеста в своих регионах.
В частности, не осуществлять в указанные даты заправку своего авто!!! От того как мы выступим, будет зависеть не только цена на топливо, но и насколько в будущем власть будет учитывать Наши интересы.
Основная наша сила в объединении, только вместе мы сможем добиться результата!!!
Это Всероссийская акция!
Если каждый, кому надоело платить корпорациям бешенную цену за бензин перешлёт это сообщение следующим 10 людям уже через неделю 100 млн человек будут в ней участвовать!
Не поленись, передай данное сообщение своим друзьям, родным, коллегам!
Вместе Мы Сила!!!
Виктор Буряков
23:44
Навеяло из детства

Я сижу на унитазе
Громко громко плакаю.
Почему так мало ем,
И так много какаю.
Виктор Буряков
12:11
Виктор Буряков. Рассказы. 1981-1987 гг А ТО СГОРИШЬ
Осень еще только пробу с первых дней брала, краски какие поярче для деревьев подбирала да кое-где листья легкой жел-тизной размечала, а самое главное, грязи в лесу не было. Вот и попросила Кирюху бригадир Танька с фермы, куда его на-правили силос возить, — за дровами съездить по сухой доро-женьке.
А Кирюха-то что, хоть силос вози, хоть черта, лишь бы день оплатили. А Танька взяла да по их приезду еще литр самогонки выставила. Муж ее квеленький оказался, быстро захмелел. Кирюха же, не торопясь, выпил, закусил, да, видно, наломался с дровами, когда их из леса вытаскивал на полянку к тележке тракторной, да пока грузил, от мужика-то Таньки¬ного мало проку оказалось, — вот с усталости-то и опьянел. Все бы ничего, но когда он вышел из дома, его стало заносить. Трактор он у Таньки оставил, решил домой сходить и чуток отоспаться, а потом уже на работу. Не привык он по чужим избам валяться, собственный дом, своими руками выстроен¬ный, есть.
Идет Кирюха по деревне. В голове гудит, в душе смятенье и буря в его движениях. Так бы взлетел и полетел, да самогон изнутри давит, к земле прижимает.
Удивился Кирилл такому состоянию и попробовал остано-виться, да, видно, не рассчитал силы, — и показалось ему, что земля продолжает вращаться и уже к нему приближается, а он стоит на месте и шелохнуться не может.
«Да, — подумал Кирилл, — надо же — такое бывает!». И чуть было не упал, да ухватился рукой за забор. И тот слегка затрещал от неожиданного напора.
И все ничего, оттолкнулся бы Кирюха от забора, благо, тот новый был, недавно поставленный, и пошел бы себе дальше, да его с порога хозяин окликнул:
— Эй ты, алкаш, убери руки, а то без пальцев останешься. От таких слов Кирюха прекратил налегать на забор, и тот прекратил свое потрескивание. Странные слова говорил хозяин дома.
Ну что он ему, этот забор, дорого достался, чтобы такие слова говорить?
— Какой же я тебе алкаш, сучья морда, — обиделся Ки¬рюха, таких оскорблений он от родного начальства не получал. А этот непонятно откуда прилетел в их края, дачу тут, видите ли, оборудовал. И он, Кирилл Андреев, ударник жатвы этого года, оказался для него вдруг алкашом.
— Раз пьяный, значит, алкаш, — пояснил хозяин дома.
Кирюха возмутился, его заело, его понесло, и он налег по-сильнее на забор, чтобы было за что получать оскорбления.
Хозяин забегал по крыльцу, не за что ухватиться, чтобы отпугнуть этого пьяного нахала. И он уже жалел, что купил в этой деревне себе дом. Какой-то ненормальный народ, ну стоит себе забор и стоит, чего к нему приставать, это же не пристань в конце-то концов. Он забежал в дом, схватил со стены ружье.
Но Кирюха не из пугливых. Он родился в этой деревне, вырос в этой деревне, в армии на ученьях благодарность от командующего получил за мужество и отвагу.
— Ну ты, хмырь, убери свое ружье, иначе знаешь что я с тобой сделаю? И, решив попугать хозяина, чтобы в следующий раз за ружье без особой нужды не хватался, двинулся к дому.
Хозяин зашумел:
— Не подходи, стрелять буду!
И на что уж в голове у Кирюхи еще неясности было много, и то он решил тормознуть. Про таких дураков он наслышан, выстрелит, а потом поди разберись, когда тебя землей присы- пят. И он повернул назад от греха подальше.
— Вот так-то лучше, — прошумел ему в дорогу хозяин, — ходят тут разные.
Кирюха проскрипел зубами, но ничего не ответил, с дура-ком свяжись — сам дураком станешь.
Домой он пришел уже наполовину протрезвевший, жена даже не сообразила, какая буря гуляет в его душе. Руки его дрожали, когда он вытаскивал из пачки сигарету.
«Вот, черт, надо же, — думал он, присаживаясь на лавочку у дома, — вот так трах-бах — и нет тебя, и поселился бы в этом доме другой дядя, и был бы его ребятишкам папой. Здорово, ничего не скажешь. Интересно, она бы сразу замуж вышла или положен¬ный срок бы выжидала? Да ну их, баб, все они одинаковые...».
Это уж он, конечно, со зла так подумал, потому как жена у него верная.
— Ты вот что, Вера, — окликнул он ее, — принеси мне немножко молочка.
Но никакого молочка Кирюха не дождался. Он еще раз ее позвал, но она опять ноль внимания.
— Во, это еще что? — вскочил Кирюха. В дом — никого, в сарай — никого, как сквозь землю провалилась.
Взял кружку и сам налил себе из банки молока. Ему оно помогало, когда лишка хватал с дружками.
Жена у него, конечно, золото, ничего не скажешь, но ни-какой любви промеж них не было. Веру он с ткацкого городка привез, служил там. Ткачиха она по профессии, а теперь вот домохозяйка. Как родила ему сына лет пять назад, так пока и не настроилась на работу. Собиралась, правда, поварихой в детсад, но это пока одни разговоры были.
Вера, оказывается, ходила к соседке за Генкой. Он там с бабкиными внуками играл. Ничего, понравилось ему. Шел до-мой довольный и обещал, что когда поужинает, опять придет играть. Пока Вера одевала его, соседка ей и рассказала, что у дома приезжего случилось, да кто на кого шумел. Жена расстроилась — и быстрей домой. Как раз Кирюха на диване развалился в обуви, так его разморило.
Вера с трудом, но все-таки растолкала его.
— Во-первых, где ты пил, во-вторых… — и не договорив, разрыдалась, — ты что же меня сюда завез, а сам под пули лезешь. Не хочу я здесь жить, слышь, не хочу. Увези отсюда назад, а там хоть на пулемет иди, раз тебе сына не жалко.
Кирюха стал по новой вспоминать, что с ним произошло. И опять на душе неприятно, тоскливо сделалось.
— Ну надо же, к забору притронуться нельзя, за ружье хватается…
Когда Прохоров — хозяин дома, ружья и забора — вышел поутру на крыльцо, надо было сходить к директору совхоза и попросить машину, чтобы привезти мебель, заранее купленную в городе, то увидел на почтовом ящике прикрепленную запи¬ску: «Тебе здеся не жить, сука, а то сгоришь» — и рядом три жирных восклицательных знака. Попробовал отклеить с уголка
— не получается, принес лезвие и аккуратно срезал. На душе было муторно. Хотя и сам не рад, что сорвался и схватил ружье, но другого выхода не видел, оставишь без последствий
— заклюют, жизни не дадут. На собственной шкуре испытал, не впервой приходилось от наглецов обороняться. Прокрутил в голове, если дать ход этой анонимке, то всплывет ружье, а оно у него еще не зарегистрировано, друзья из учреждения, где он руководил отделом, подарили, вот, мол, на вольной природе погуляешь, поохотишься.
Наохотился, черт бы ее побрал, эту деревню, с ее вольным воздухом, сидишь здесь, как бирюк, ни поговорить с прилич¬ным человеком, ни пообщаться. Но потом Прохоров подумал, что надо срочно к кому-нибудь сходить, поподробнее узнать, на что способен этот негодяй. Захватил бутылку и решил на-ведаться к соседу, уж ему-то наверняка не захочется полыхать вместе с ним.
— А что, и запросто, — легко разговорился Григорий Трушин, когда Прохоров застал его дома после ночной смены: он на тракторе зябь пахал, а хозяйка с утренней дойки еще не пришла.
— Тут, дорогой товарищ Прохоров… А вообще-то давай-ка я лучше тебя просто Олегом буду звать. Ну раз вместе пьем, зна-чит, нечего церемониться. Тут вот, понимаешь, какое дело: был у нас один шустрый инженер. И вот также бумажку раз — и нет его. Народ, что с ним сделаешь, не уважил его просьбу, что ж, не неволили, гори, ясный сокол, все по-честному, без обид.
У Прохорова зачесалась спина, это он занервничал.
— Ты, давай, кончай, я к тебе по-доброму, по-соседски, а ты издеваешься.
— Да брось ты, нужен ты мне, чтоб над тобой издеваться. Вот у любого спроси. Тому мужику, значит, вот так же, как тебе, нарисовали, ну он хихиканьки-хахаканьки, мол, плевать я на вас хотел. Поехал себе на курорты, а жена с деточками у мамочки были. Ну и заполыхал домик.
Прохоров нервно — рука незаметно дрожала — налил себе стакан, а пододвинутый Григорием — не заметил. Тогда тот взял и налил сам, выжав из бутылки все до капли.
«Издевается он, что ли, — подумал Прохоров. — Вот тебе и деревня, вот тебе и лапотники, колхознички. Что на уме-то, не поймешь. Как только с них работу спрашивают? Таких гадов только давить надо.» Но вслух Прохоров ничего не ска¬зал. Ситуация — обхохочешься, хоть бери свои вещички да сматывайся. Уж в городе-то ему цену знают, уж там слова грубого не то что в глаза, за спиной не услышишь, а тут сиди, выслушивай ересь.
Но Прохоров решил не сдаваться до конца. — Ладно, по-шутили и хватит. А вот как думаешь, Григорий, вот этот, ну который вчера мне забор ломал, он как — на это способен?
— Брось ты, Олег, — хлопнул его Григорий по плечу, — да это не мужик, а золото. Это же дружок мой.
— То-то оно и видно, — вдруг не выдержал Олег Никола-евич и забегал по комнате, — одного вы поля ягодки. Вам в тюрьме сидеть, а не водку глушить в рабочее время. — И погрозил Григорию пальцем. Оба они изрядно захмелели. — Ничего, милиция с вами разберется, кто вы да что вы, у меня есть тут знакомый начальник следственного отделения. А то ишь тут, разжились, давно вас здесь к порядку не призывали. Распустили свои языки, пьете сутками, не просыхаете, кто бы за вас работал, а за жратвой в город бежите. Как же, вас ждут там, горе-работнички, а магазинах и без вас там не протолк-нешься, только ваши деревенские хари там и мелькают. Видите ли, с паспортами все стали. Ничего, и на вас управа найдется. Я этого твоего дружка в тюрьме сгною. А уж если мой дом заполыхает, то и твой — вот он, рядышком.
Смотрел, смотрел Григорий на Прохорова, как тот носится по его квартире, да рассмеялся:
— Иди, дядя, иди, а мне спать надо. А то сейчас хозяйка придет, расшумится на меня, скажет, почему соседа обидел?
Да, ситуация получилась невеселая, сорвался Олег Никола-евич.
А когда он посоветовался с председателем сельсовета, тот замахал руками и успокоил его:
— Они тебе тут понаплетут, только слушай, никто тут ни-кого не поджигал и не собирается поджигать. А тот дом сгорел совсем случайно, у них там проводка замкнула, они вроде бы холодильник забыли отключить.
«Выгораживают друг друга», — тревожно подумал Олег Ни-колаевич, но вслух ничего не сказал, с тем и пошел от пред-седателя.
— А ружьем все же не размахивайте без нужды, — крикнул ему на прощание председатель, когда Прохоров уже дверь за собой закрывал.
Кирюха тем временем шел трактор свой заводить, который бросил у Танькиного дома. Увидел, как Прохоров выскочил из сельсовета, идет — по сторонам оглядывается, и решил его подождать.
— Что это ты с утра по сельсоветам носишься или участ-ковому жалобу на меня накатал? Ладно, ты не переживай, я сегодня вечером подойду и забор твой поправлю.
Олег Николаевич шел, задумавшись о своем, и, откровенно говоря, напугался. Его дернуло в сторону, все-таки водка на него повлияла, и голос Кирюхи тоже. Он его сразу не заметил. Это был его враг, и он не заметил. А если бы ночью вот так столкнулись — и все, не пикни. Кто, что, кого — иди потом, разбирайся.
И он высказал все, что накопилось за эти утренние часы:
— Сгною тебя, морду твою тупорылую, сгною же в тюрьме, если что со мной или моим домом случится. Я застрахован, понимаешь, и дом мой застрахован, и тебе не сдобровать. Я вот эту записочку, — повертел он перед носом Кирюхи, — в милицию отнесу. И там посмотрим, чья возьмет.
— Во, свалился на мою голову. Ну давай, давай, жалуйся, грамотный.
Еще минуту и Кирюха точно бы не выдержал и дал бы по морде этому грамотею, который из-за этого забора черт-те что развез, бумажкой какой-то пугает.
Встретился с Гришкой Трушиным у магазина, тот и рас-сказал в подробностях о визите соседа.
— Ладно, не обижайся на мужика, с кем не бывает. Тебе бы такую бумажку повесили, — успокаивал Кирюху Трушин.
— Ну нет? Это такой поселился, да в родной деревне спо-койно не пройдешь, только что ходи и оглядывайся. Ну нет, Гриша, надо защищаться от таких.
Кирюха зашел к Таньке, прежде чем трактор угонять, да попросил ее бумагу в суд сочинить.
— «Уважаемые товарищи судьи...» — начала диктовать Тань¬ка. Она со сна раскраснелась, когда узнала про его дела. Муж тут же рядом лежал и что-то бормотал во сне. — Так, а теперь давай на жалость давить, ну вроде ты неграмотный, и вот пишешь, что из души рвется. В общем, пиши дальше так, понастойчивее: «Это что же, товарищи судьи, такое происхо-дит? Значить, к родному дому мне нельзя пройтить спокойно. Шел я, значить, по своим делам». Ну здесь ты побольше ту-ману напусти. Кому какое дело, куда ты в воскресный день шел и от кого. Значит, дальше так: «И нечаянно зацепил забор у одного тут приезжего, ну безо всякого умысла. У меня вон пол-забора „Кировцем“ снесли, когда огород пахали, — и ни¬чего, плугом чуть угол дома не своротили — и ничего. Так, значит, сразу за ружье и убийство?».
Танька была довольна и чувствовала себя на высоте. Даром ли в школе сочинения лучше всех писала?
— Так вот… Здесь у тебя, Кирюха, должны прозвучать такие слова, в общем, чтобы тебя оградили. Дальше так: «Я требую оградить меня от произвола разных тут приезжих и запретить им тут селиться».
— Слушай, Тань, это ты уже лишнее, мне кажется, несешь. Причем тут селиться. Пусть живет, лишь бы человеком был.
— А ты за них не переживай. Уж в городе они за тебя не похлопочут. Я вон помаялась, помаялась с пропиской — и вот. пожалуйста, на место вернули, к навозу поближе. Мол, высоко прыгаешь, девочка, хорошо жить хочешь. А я и хоте- ла-то одну комнатку в общежитии на двоих с мужем. Нельзя,
говорят, не положено. А им положено тут дачи себе покупать, среди дурачков таких, как ты, да я, жить? Ничего, пиши, они там, наверху, должны к голосу народному прислушиваться. Сейчас с этим строго: ты не прислушаешься — выше люди есть, они быстро разберутся.
— Слушай, ну ее к черту, эту писанину, — забеспокоился вдруг Кирюха. — Начнут вызывать, опрашивать. Ну напугался мужик, и ладно. А ты бы не напугалась? В чужом краю люди незнакомые.
Танька покачала головой, сидя за столом напротив Кирюхи.
— Вот тюфя… Узнаю тебя, узнаю. Ну попомнишь меня, он тебе еще нервы попортит, таких людей плохо знаешь, а я от них натерпелась. Ну ничего, он тебя пожалеет. Он сейчас всех дружков своих на ноги поднимет. Вот посмотришь — сбудутся мои слова.
И горько усмехнулась:
— Как же, пожалеет он тебя, нужен ты ему, как телеге пятое колесо. Что с тебя взять, если даже и раскаешься. А так он припугнет и другим таким, как ты, лапотникам, непо¬вадно будет не то, что к забору прикасаться, рядом проходить.
Проснулся ее муж, увидел Кирюху, подумал, что еще вечер, и опять заснул.
— Да пропади все пропадом, — выругался ни с того ни с сего Кирюха, он опять стал тем самым Кирюхой, бесшабаш¬ным и веселым, каким был до этой неприятной истории с забором. — В конце-то концов че мне бояться, че я — пре¬ступник какой? На вот, бери меня. Что я сделал, какие на меня доказательства? Что, я забор ломал, так и он ружье на меня наставлял.
— Дурень ты, Кирилл, — серьезно заметила Танька, — а угроза, что подожжешь? Это что же для тебя все шуточки? Ну смотри, шути на здоровье, глядишь — все легче будет. А я тебе в этом грязном деле больше не помощница.
Непонятно, откуда вынесло жену Кирюхи. В одной руке у нее были вожжи, сложенные вчетверо, а другой — левой — она схватила Таньку за волосы, и та дико взвыла. Кто-то, наверно, подсказал, куда направился ее муж.
Жена била Таньку и тихо, жестко приговаривала:
— Не трогай моего мужика, не трогай, а то убью…
Муж Таньки проснулся от крика и пытался понять, кто же кого бьет. Потом они с Кирюхой растянули сцепившихся жен. Те обе еще долго рыдали, сидя в разных углах комнаты. Ки- рюха отобрал вожжи у своей ненаглядной и отвел ее домой. Бумажку, которую сочиняли вместе с Танькой, он все-таки захватил с собой, но, подумав, что никакой пользы она ему не принесет, порвал ее.
— Эх, дура ты, дура, Вера, она же мне добра желала, а ты что же так человека обидела? Если ж у тебя нервы не в по¬рядке, Танька-то при чем? Что же я — при живом-то муже с ней спутаюсь? Думай хоть, что делаешь. Нехорошо так, Вера, — и стал ее по голове поглаживать, мягкие с рыжинкой волосы расправлять. — Вот как мне теперь здесь жить? Этот друг на меня прет, ты на меня бочку катишь, ситуация… Вера сразу же обрадовалась, вскочила, забегала по комнате, хватаясь то за одну вещь, то за другую. В последнюю минуту в ее руках оказалась пластмассовая шкатулка. Она беспричин¬но вытащила иголку с ниткой. Пыталась вдеть ее, но не по¬падала в маленькое ушко. А потом разом опустились у нее руки, и она молча села на стул, закрыв глаза, наверное, от¬ходила от случившегося. И все обдумав, спокойно и рассуди¬тельно начала:
— Как же это мы сможем уехать, а ты с этим дачником еще не разобрался. А если он уже в милицию заявил, и завтра за тобой придут? Шутка ли, спалить пообещал.
— Ты что это, Вера? — забеспокоился Кирюха. — Ты разве не веришь, что не я поджигал? Тьфу ты, запутался, ну в смыс¬ле, что я не писал?
Но она ему не ответила, а продолжала свое:
— Так вот собираешься или не собираешься поджигать, а у вас перед этим скандал был. Был, нечего отпираться. Ну что ружье наставлял — так он на своем дворе был. А тебя куда несло, дурака? Ты же запросто его своим кулачищем, да спьяну, спокойно мог и уложить.
— Да, лихо ты, — покачал головой Кирюха. — Тихая, тихая ты у меня, а вишь как законы знаешь.
— В общем, пойдешь к нему, извинишься и деньги пред-ложишь.

— Деньги-то зачем? — Это что же, из-за этой бумажки я должен расплачиваться? Какой-то дурак подшутил, а я — рас-плачивайся!
— Именно так, а потом уедем.
— Как хочешь, но я к этому дураку не пойду, — твердо сказал Кирюха и стукнул для прочности своих слов кулаком по столу, даже солонка подпрыгнула и перевернулась, и соль скатерть запорошила. — Вот запомни это!
— Тогда я сама пойду.
И Кирюха понял: она не шутит, она пойдет, и почему-то согласился, что, мол, да, действительно, так оно, наверное, и лучше будет.
Время подошло к обеду, и хотя день, считай, пропал, Ки¬рюха все же пошел заводить трактор. Все равно нужно ото¬гнать к мастерской и запаять радиатор, а то вода стала про¬сачиваться, каждый день приходилось подливать. Да так и за¬стрял там. Только перед концом работы ему смогли запаять. Зато теперь надежно, надолго хватит. Заведующий механиче¬ской мастерской пригрозил за этот день записать ему прогул, но он не обиделся. Пусть что хочет пишет.
Когда Кирюха пришел домой, экены не было. Он пошел к соседке за сыном, та ему сказала, что Вера как ушла, так до сих пор и не появлялась.
Жена пришла поздно, когда уже луна засветилась в синем небе. Кирюха, засмотревшись в окно на появившиеся звезды, не сразу сообразил, что жена стоит перед ним и почему-то молчит.
Наконец Вера подала голос:
— В общем, можешь быть спокойным, все нормально, обошлось без денег, не будет он на тебя подавать в суд.
Кирюха развернулся на стуле и заметил в ней едва уловимое изменение: лицо немного посерело, пальцы рук чуть-чуть дро-жали, да и всю ее слегка знобило.
Он поднялся и прижал ее к себе.
— Да ты что, успокойся, брось ты из-за этой ерунды пе-реживать, ну мало ли с кем это не бывает.
Она внимательно смотрела в его лицо.
— Ты думаешь так, значит, я правильно сделала?
— Конечно, — пожал плечами Кирюха, — ну попросила 'его, все-таки женщина, разжалобила его. Стал бы он меня слушать. А ты вот, пожалуйста, сходила — и все в порядке.
— Да, да, все правильно, — она высвободилась из его рук и пошла стелить постель.
Чем-то тревожным повеяло от ее слов, но Кирюха подумал, что она устала от этих неприятностей, и решил не придавать этому никакого значения. Своей жене он верил, как себе, да тем более — сам виноват. И пошел закрывать дверь на ночь. А там хоть и темно, а такая красотища! Один воздух чего стоит, до утра бы так простоял, в дом бы не заходил. Да завтра рано вставать, силос на ферму возить. Крепко прихлопнул дверь, накинул крючок, для приличия повернул ключом в зам¬ке на один оборот. И подумал, что навряд ли он куда поедет из родных мест. Пыль глотать на ткацкой фабрике? Пусть сын на вольном воздухе вырастает. А там видно будет.
Виктор Буряков
12:20
.
Надія Савченко
сегодня в 6:19
Действия
Раньше украинцы ругались с родственниками " москалями", то теперь грустно молчат. Их накрыла бедность и безнадёга. Дошло до них, наконец — то. Через душу не вышло, а через желудок получилось.
Виктор Буряков
15:17
Ежели вы на всевозможных выборах научились лихо дурачить народ то это ещё не означает что перед вами народ-дурак. Наш мудрый народ своё резкое слово, в свою защиту ещё не сказал. Тектонические сдвиги в нашем государстве ещё впереди и не в пользу зазнавшихся и потерявших нюх на всяческих форумах миллиардеров.
Я
15:50
Губастый, ты прям как рупор КПСС))) вот в следующей пятелетки победим, вот в следующей точно комунизм будет, а в следующей вообще точно! И что? Победил? Дебил толстожопый. Хватит сказки лить, это вы комуняки вонючие народ завтраками сто лет кормили, а щас дела реальные идут, просто вас пьянь комунякскую от кормушки убрали вот вы и скрипите везде и всюду и в жопу дать готовы лишь бы где-то к власти присосаться. Ушлепки — сказки ваши кончились, а вы никому не нужны, вы на свалке истории!!!
хи-хи...Вихтору на 15:17
16:43
… хихии… " Тектонические сдвиги" и витя ???!!!.. хихиииии

Ты- микроскопический полит изменчивый человек и к тектонике не примазывайся!!!… хи… хи…
Виктор Буряков
12:40
С ПРАЗДНИКОМ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ ДОРОГИЕ ДАНКОВЧАНЕ И ЖИТЕЛИ РАЙОНА! ПУСТЬ ХРАНЯТ ВАС ВЫСШИЕ СИЛЫ!
Бурякову-клоуну
20:30
забыл подписаться: член СП, депутат, коммунист Виктор Буряков
Виктор Буряков
12:51
.
Надія Савченко
вчера в 22:07
Действия
-Россия строит мосты, делает корабли, самолеты, внедряет новейшие технологии в вооружение, -мы как европейская страна, построили только туалет деревянный в огороде, — и кто поверит после этого, что мы сдерживаем агрессора, — чтоб не напал на Европу. Вчера европейские политиканы -заключили договора на миллиарды — и это при том, что они объявили санкции России. Вас держат за лохов. Хотя украинцы таковыми и являются после зомбирования неправдой.
Виктор Буряков
13:08
Удивительно что новые министры похожи друг на друга и ликом и носами как у грачей.Диво-дивное.А главное только и слышишь от них одинаковое бла-бла. Безвременье безответственных обещаний простому люду. Одни министры набили себе карманы и уступили нагретые хлебные места молодым им ведь тоже семьи свои прожорливые кормить надо.Никак иначе…
Виктор Буряков
10:50
В нонешней ельцинско-провласовской России бесчести за честь почитается, порядочность не ко двору. Ежели аглицкие правоохранители надев на себя шинель Дзержинского, хотя она им не по плечу хилому, взялись трясти наших грабителей типа Абрамовича, то почему он в России столько лет неприкасаемый?
хи-хи...Вихтору на 27.05.2018 13:08
19:54
… хи-хиииииии ...., прекрати смешить!… хихи…
… Вихтор, ты очень похож на Зою не Космодемьянскую и ликом и губами как у верблюдов. Никак иначе…
???
16:10
Когда властями будет дан решительный бой горам мусора на контейнерных площадках? Надо наверное переадресовать вопрос президенту.
Святорус
18:46
При устройстве на работу в управление — во власть -требуют высшее образование и устраивают конкурсы!.. Но вот где результат работы всех этих образованных?! Посмотрите по каким дорогам мы все ездим?! По каким тратуарам ходим?! Состояние мусорных контейнеров и мусорок — ужас! Город в течение всей весны так и не отчистили от пыли — площадь перед Центральным рынком и остановка занесена пылью и песком — песчаные бури при сильном ветре — визитная карточка распиздяйства данковского! Дорога на Газозаправочную станцию вдоль домов и гаражей — её нет! Это ПОЗОРИЩЕ ДАНКОВА — ЛУЖА ЗА БАССЕЙНОМ — которую ну никак этим образованным долбоёбам не придёт в голову как осушить и сделать нормальный сток талых и дождевых вод, а мамы с калясками там утопают с детьми, когда идут в 3-ий садик утром и вечером! Развалины домов нра ул. Строителей — год нужен, чтобы вывезти весь хлам!.. Живу с рождения в Данкове — коренной данковчанин — с каждым годом распиздяство не только не уменьшается, а наоборот возрастает в управлени моим любимым городом! Нет, это не хозяйский подход!.. Не вижу я душевной боли у всех этих образованных и прошедших по конкурсу за судьбу Данкова!..
Валерий яколке
18:14
Ну какая разница вы такие-же болтуны, только обещать и дурить народ. Раньше для людей что-то делалось, а сегодня ты министр по спорту, а завтра главным поваром страны, вопрос только в цене. Пиздаболы что с ледовым дворцом!
.......
00:46
Ого как вырос, писать научился. Бери Бурякова и стройте себе дворец, хоть ледовый, хоть петушиный — ты строишь, а он как всегда контролирует чтобы ты не сочковал и не халтурил.
Святорус
21:49
Вам, наследникам Великой Победы, скажу чем отличается раб божий от руского свободного руса. Русу нужна воля, а рабу — религия! Потому рус будет работать и жить честно без всяких шлагбаумов и псов-охранников на том же АО«Доломит»!..
Святорусу
11:29
Приходите к нам на Доломит, хорош бездельничать и писать всякую ахинею про Доломит. И людей унижать не надо. Псы — охранники, скажите это им в лицо, думаю лицо покраснеет или посинеет.
Святорус
22:28
На кого вы там работаете — рабы?! На еврея Лисина!.. Извините, лучьше буду на себя работать!.. А вам всем сосать обрезной лисинский!.. Удачи!..
Святорусу
10:45
Интересно, сколько времени потребуется Лисину, если он захочет вычислить святоруса-дауна, час, два. А может он сам расскажет, кто он такой смелый? Поаккуратнее с выражениями.
на 10:45
10:54
Постарайтесь объяснить, что в комментариях «Святоруса» не правда?
на 10:54
18:13
Личные оскорбления доломитчиков. Порядочные люди ведут себя по-другому.
Или у вас другое мнение?
хи-хи на 18:13(напоминай о себе почаще)
21:09
Если тебе присуще логическое мышление, напомню:
Святорус 25.05.2018 09:36:
Сегодня на АО«Доломит» работают рабы за 500 долларов в месяц. Понятное дело пастухам-бригадирам этих рабов могут кость и в 1000 долларов в месяц кинуть!.. А теперь сравните сколько 21-ом веке получает горняк в США и Европе за ту же работу, что и данковские работяги, вдыхающие пыль в карьере и зарабатывающие себе хронические болячки!.. Рядовой рабочий горняк в США получает среднюю зарплату в 6000 долларов!..

НЕ СОГЛАСНЫ ??? путинский электорат( ллиишшббаа ннее ббыыллоо вВоОиИИИнннЫЫЫ!) у тебя есть опровержения данного умозаключения ?!… опровергай, не боись… хи.
неучу
09:49
6000 долларов з/п горняка в США? Дорогой друг, вы ошибаетесь. 2500 и отпуск 14 дней, а дальше 1 день за каждые отработанные три года. Если не знаете, не вводите людей в заблуждение.
Святорус
14:37
2500 долларов получают пособие по безработице и пенсию — знающий долбоёб! На дворе 21-ый век! Люди в Мире живут! А не как в грёбаной Россиянии — выживают на пенсию в 8000 рублей!
Святорусу, внуку Бурякова
20:19
Сказочный ты долбоебишко!!! Специально для тебя, дауна
Статус безработного в Америке не способен обеспечить приемлемые условия для жизни, так как сумма выплат составляет до 50% от былой заработной платы. Выплата социальных пособий происходит раз в неделю и может колебаться от 60 до 250 долларов. Минимальная выплата по безработице была зарегистрирована в Оклахоме – 65 долларов, а максимальная сумма составила 2 тыс. долларов в Вашингтоне.
ВОПРОС. ТЫ ГДЕ 2500 долларов пособий и пенсий углядел? Ты хоть ознакомился с американской системой соцподдержки, когда свою херь строчил Ты про какой Мир упоминаешь дурень?
Святорус
09:02
Очередному поджидовскому хуесосу сообщаю — Мужики предпенсионного возраста, работающие, сегодня, на АО" Доломит", мечтают доработать до пенсии и свалить с этой зоны под названием АО«Доломит»!..
Святорусу дауну
09:55
Даун святорус не мути воду, и не говори за всех. Иди работай и зарабатывай, а не лей воду и чушь всякую.
Святорус
14:39
Я работаю на себя и свою семью! А за дауна, ты гнида, ответил бы — встреться в живую!
Святорусу дауну
17:25
Даун, съезди, посмотри какую пенсию в США получают) Если тормоз по жизни, не смеши народ. А хочешь встретиться — приезжай завтра на Доломит в 8-00. Заодно и вякнешь при нас про обрезной и т.д. В рожу получишь сразу.
Святорусу дауну
17:29
У нас как раз смена закончится, за все с тебя спросим, сосальщик.
хи-хи.... на17:25 хии..
19:36
… хи-хи с утреца поедет в америку для посмотреть какую пенсию платят в США, неееее буду ехать без ТОРМОЗОВ!.. спасибо… хи.
Святорус
21:04
… при нас… Ты кто, хуесосо лисисиский, — ты кто — мы Николай второй — император хуев! Напугал ежа голой жопой! Соси и дальше обрезной, да причмокивай!.. Для таких хуесосов сообщаю специально — пособие по безработице в США — 1050 долларов в месяц — максимальное пособие — 2700 долларов…
хуесосу святорусу
06:55
значит на Доломит прийти и сказать свою «правду» людям ты зассал, словами отбрыкнулся. Что и следовало ожидать. Ты свое слово хуесос в своих комментах много раз употребляешь. Значит оно тебе близко и понятно как ты и чем работаешь, чтобы себя и семью обеспечить. Похвально. Каждому свое губастенький последыш древних «русов».
Святорус
15:54
Зачем мне — Святорусу ходить к вам-долбоёбам и баранам, которые стоят в стойле и вас ебут все кому не лень и объяснять про волю и свободу самого богом избранного народа на земле — славян русов?!.. Не поймёте вы меня…
ссыкуну святорусу
19:16
тебя убогово должен психиатр понимать. И дом твой палата номер 6.
Дауну святорусу
09:28
Даун святорус сыкло!
Забздел приехать на Доломит!!! Писака херов, сгинь с сайта!
Этот ушлепок не святорус а недорус недоумок матершинник и ссыкун!
Дауну святорусу
09:29
А мы ждали со смены тебя придурка!
Виктор Буряков
11:46
Моя сущность и сущность таких как я коммунистов:

А как же у Вас в семье  «патриотическим воспитанием»? Одно думаете, другое говорите, а третье делаете! Это я уже, господа хорошие, проходил в СССР… мы тогда вас лохов хорошо грели.
Святорус
15:36
После смены и на смену ездите с плакатом — «Мы сосём у Лисина!» И чтоб все в касках! Долбоёбы!
Святорус
15:45
У смелого раба-поджидка голос прорезался… Тебя раком на твоём доломите как и всех других ваш директор-хохол всех имеет и молодец! Когда хохлы родились — евреи заплакли!)))))))))
Про дауна святоруса
21:48
Люди Данкова, знайте что святорус чмошник и ушлепок. Забздел приехать в рожу получить. Это недоумок недорус ссыкун.
хи-хииииииииии на 21:48
22:06
… заимствованные слова тебя характеризуют по вышеизложенному мной комментарию… хиииии-хххххххххххххиииииииииииии…
хи-хи для Я
22:19
хи-хииииии, поддержи «коллегу» по цеху!… хииии.
Святорус
08:06
Всем баранам доломитовским для просветления в их бараньих головах рекомендую перед сменой биться головой об породу с разбегу. Каски только снимите, а то лечение не подействует. И ещё вам баранам — слушайте настоящего славянина- руса полковника Шендакова -https://youtu.be/HhvzqkyCMkw. И то не уверен, что вы и его поймёте, бараны тупоголовые!..
хи-хи Святорусу на 21:04
19:35
+++ но, изъясняйся корректней. Люди, ограниченные умственным развитием, не имеют логического и образного мышления !!!.. у них всё буквально… спасибо.
хи-хи....на 09:49 и 09:55(один в два рыла)
19:07
… хиииииии-хииии..., если Святорус — даун, то хи-хи — броненосец «Потёмкин» !!!.. хи…
… и почему в рабочее время ты тыркаешь по клаве? ком от 17:29-У нас как раз смена закончится, за все с тебя спросим, сосальщик. хииии-хииии, МЫ тебя УСЛЫШАЛИ хиииии…
Валерий на 00 46
07:59
Всё правильно детям ледовый дворец а тебе петушиный иже с ними ты любишь эту тему под хвостяру не балуешься
Виктор Буряков
11:06
Виктор Буряков. Рассказы.1981-1987 гг. БЕРИ, ЧТО ПОЖЕЛАЕШЬ
Вероника Глушкова прожила хотя и длинную жизнь — тридцать два года, но бестолковую, и ей все казалось, что вот кто-то другой, так тот лучше ее живет. Ну уж не во много раз, а в сто — точно. Была у них там семья молодая, врачи оба. Чего уж там завидовать: молодые — они и есть молодые, желтороты, с боку на бок переваливаются, того и гляди — из семейного гнезда вывалятся, друг перед другом перышки рас¬пускают, коготками перебирают. Сразу их видно, потому как под ручку не разучились с детской поры ходить. А в их деревне какой уж там под ручку, когда за геройство и за образец любви в семье считалось, если друг на дружку рука не поднималась для удара. И на том счастье, да еще какое — мир да и только. Значит — не пьет, значит — хозяйственный, или хозяйствен¬ная. Короче говоря, любовалась Вероника, на эту семью гля¬дючи, и все думала: когда же она развалится, не больно уж верила в этих молодых. Поначалу, считала она, у всех все гладко, без сучка и задоринки.
Самой ей казалось, что вся ее жизнь кончилась, потому как не больно заладилась у нее любовь с первых же шагов.
Взять, например, Михаила Козлова, парень хоть куда, ото-рви да выбрось, перед армией нарасхват был. Ну Вероника на все пошла, чтобы первый парень в их деревне ее был. По-мнится, как первый раз на танцах ее обнимал, душа замирала, а потом пообвыклась, присмотрелась, а в голове у него — ветер да пыль столбом. Ее обнимает, а другой в это время подмигивает. Помнится, еще какие ночи были, господи, со-ловьи-то как пели им в березовой роще.
Но только черта с два, променял их любовь Мишка на девку горластую, шалопутную, каленым железом выжег из ее сердца любовь жгучую. И пошла у него вся жизнь напереко¬сяк: она пьет, он пьет.
«Ну так тебе и надо, — думала Вероника. — Поменьше будешь рот раскрывать, а то Верочка, Верочка.» И не спеша перекидывала лопатой зерно на току. Это ее директор попро-сил, чтобы она помогла зерно перелопатить, а то как бы не загорелось. Больно уж сырое с поля возят после недавних до-ждей. И хотя заведующий током чертыхался, принимая такое зерно, но деваться было некуда, опоздаешь с уборкой — осы-пется.
А так-то Вероника весовщицей работала, потому что заочно в техникуме на бухгалтера училась и нужно было привыкать к новому делу. До этого все свои молодые годочки в доярках проходила, хотя и в почете такая работа, да больно уж вымо-тала она Веронику. Побоялась за красоту свою, что никому не нужна будет.
Бегал, бегал завтоком, за Веронику машину взвешивал, да запарился; и глубоко, с облегчением вздохнул, когда ребяти-шек из школы учительница привезла на помощь. Тут уж и Веронике освобождение вышло.
Это она по своей глупости, конечно, в доярки пошла, и, как считала, зазря молодые годы у коров провела. А так у нее ум математический еще в школе проявлялся. Молоденькая еще была, приехал к ним корреспондент из газеты и давай допы-тываться, кто из их класса хочет в деревне остаться, да чтобы обязательно на ферму пошел. А по разумению нынешнему Вероники, так раскрашивают и расхваливают то место, куда не больно кто идет. И вот смотрит этот корреспондент моло-
денький на нее так выразительно и спрашивает, да ведь хоть бы спросил о потаенных мечтах, а то:
— Вы тоже, Вероника, твердо решили со всем классом на ферму пойти?
Она возьми из лукавства, да и махни головой, а сама как рассмеется. Вот ее и еще нескольких девчат он и заснял. Фо-тография еще, помнится, была. Хорошенькие они на той фо-тографии, молоденькие, умненькие. И кто же от того выпуска остался? Да, сейчас ищи, девчонки они и есть девчонки, кто замуж повылетал в другие края, кого родители заставили учиться.
А она то Михаила из армии поджидала, то любви своей искала, в горячке кидалась то к одному, то к другому. И вот так и получилось, что только недавно к учебе повернулась. Работать она, конечно, привычная, но тот корреспондент сильно ей поднавредил. По ее, женскому, разумению, так луч¬ше уж и не призывать на трудную работу, и не расхваливать, человек сам приткнется к тому берегу, к какому его прибьет. И не больно уж будет потом обижаться, не на кого: что сам в жизни мог, то и получил. А когда вгорячах, когда трудновато было, все вспоминала того корреспондента и думала написать ему письмо с вопросом, пошлет ли он свою дочь, когда она вырастет, на ферму работать, или это так положено — где родился, там трудись и помирай? А молодую тебя так и несет куда подальше от родного дома. Только вот не унесло Веро¬нику, и даже жалость берет, что света еще не повидала, людей толком не узнала. А теперь — теперь терпи, подруга, считай на счетиках, подсчитывай хлебушек. Хотя и не больно какой уродился, а хлопот с ним не оберешься.
К вечеру в ее комнатушке на весовой, что «оперативным штабом жатвы» называлась, народ поприбавился, больше — начальство, ждут, когда радиооперативка начнется, здесь же и рация установлена, связь с районом держат.
Среди начальства Вероника чувствовала себя неуютно. Чем дальше от них, тем спокойнее. И пошла она на улицу поси¬деть, девчонок молодых послушать, о чем они там шепчутся.
— Здравствуй, Вероника, — откуда-то из темноты донес¬лось, она-то под прожектором сидела, и не разберешься, кто там окликает.
— Привет, — сдержанно ответила она, — кого это нелегкая несет?
Нелегкая принесла прапорщика Воробьева из воинской ав-токолонны, что на уборку приехала. Они где-то раза два ви-делись. Кажется, когда агитбригада из районного центра при-езжала с концертом. Потом он куда-то пропал и вот по новой появился. Так-то она начальство воинское каждый день видит и знает всех поименно, в лицо, все рейсы солдатские с зерном через нее проходят.
— А у меня жена рожала, вот меня на две недельки и отпустили, — доложил он, хотя Веронике до родов его жены было глубоко безразлично.
Но ради приличия она все-таки спросила:
— И кого же родила твоя любимая?
— А-а, — махнул он рукой, — третьего парня, у меня снай-перская точность, бью без промаха.
— Ну, ну, — усмехнулась Вероника. — А мне-то какая радость от твоей точности, ты же ведь для армии стараешься.
— Не только, Верунь, не только, а также для продолженья фамилии своей.
— Продолжай, продолжай, раз такой способный, — отозва-лась Вероника и замолчала.
Если точнее разобраться, он и так был для нее безразличен, а тут еще хвалится, что женат. Ну и живи, я тебе что, мешаю?
И прапорщик замолчал, вздохнул и, вытащив из кармана сигарету, закурил.
Веронике, собственно говоря, было все равно, кто сейчас рядом сидит, ну захотелось — и пусть сидит, авось лавка об-щественная, тем более — девчата уже по домам разбежались, последние машины на элеватор отправили.
За окном по рации директор району отчитывался. Да, вид¬но, связь плохая была, шумел несколько раз:
— Триста… Триста!.. Триста!..
Видно, столько тонн за день зерна перевезли на элеватор. Хороша ночь, что скажешь, жить да жить только.
— Слушай, Вера, — окликнул ее тихо прапорщик. — Ты вот что, только пойми правильно. Тут вот какое дело, — и замялся. — Тут, понимаешь, у меня горе, — и заторопился.
— Я, конечно, понимаю, что ты ни при чем, но у меня жена умерла. И трое на руках остались. Я тебя ничего, я тебя не тороплю, ты, конечно, подумай. Но ты мне помоги, да и нравишься мне.
Вероника сидела и ничего не понимала, вот словно бы кто подошел и трахнул поленом по голове или кирпичом. От при-роды она, конечно, была жалостливая, но при чем тут она? Ну и пусть ей за тридцать, но она-то ищет молодого и инте¬ресного парня. Это что же, прямо так вот махни головой, согласись и жизнь по тормозам ударит. А как же любовь? Глупость, какое еще тут может быть согласие. Корреспондента тогда выручила, а теперь вот у другого горе, тоже выручай. Когда же к ней подойдут и скажут: «Бери, Вероника, от нас
— что пожелаешь, и живи, как твоей душе угодно, на нас поплевывая!»
— Нет, вы извините, товарищ прапорщик, но как-то вы не по адресу попали. Я, конечно, сочувствую вашему горю, но я не скорая помощь, и у меня не столько рук, чтоб всем помочь, я еще пока на ноги не встала, техникум все никак не кончу, год пропустила из-за своей жалости: то за одну коров подой, то за другую.
— Да-да, конечно, — растерянно пожал плечами прапор¬щик, — дело, конечно, добровольное. Ну вы извините меня, Вероника, не знаю, как вас по отчеству, если что не так. Я пошел. Сам не знаю, что сейчас говорю, какое-то затмение находит. Я, конечно, понимаю, вы еще молодая, а мне уже под сорок.
С оперативки стало выходить начальство. Директор задержал¬ся на крыльце и потянулся, словно после тяжкой, утомительной работы. Увидел Веронику и, что-то вспомнив, сказал ей:
— Ты вот что, Вероника, как закончится уборка, возьмешь у Макаровой группу коров, или подменной иди хотя бы на месяц, а там мы кого-нибудь подыщем. Видишь ли…
— Идите вы все, знаете куда, со своими предложениями,
— прошипела Вероника.
Директор пожал плечами, потому что Вероника с ним ни-когда не спорила:
— Куда же?
Вероника хотела сказать, но пожалела директора. Вроде, пока ей ничего плохого не сделал, и немного смягчила: — А куда подальше.
И, не сдержавшись, вдруг заплакала от какой-то безвыход-ности и, с трудом сдерживая себя, ушла за весовую.
Директор вдогонку крикнул:
— Зайдешь ко мне… — помолчал и добавил, — завтра!
Наплакалась вдоволь Вероника за темным углом штаба жатвы
да собралась было домой идти, как увидела семейку ученую вра¬чей молодых. И уже не под ручку, а о чем-то идут спорят, руками размахивают. Как будто и дел у них ночью — только ходить да руками размахивать. Ясное дело — несмышленыши. Это ты в городе ходи, размахивай, где тебя на улице каждый день впервые в жизни прохожие видят. А уж тут-то, милые, будьте добры, голосочки свои приглушите да рукам покой дайте.
Господи, и что же им-то неймется. Папа, мама есть, не успели порог больницы переступить — нате пожалуйте вам, дорогие наши спасители, квартирку, иначе некому наши зубки лечить. Ну Бог с ними, квартира по закону положена, а разве положено дурной пример показывать, по ночам черт-те дде шляться, по темным закоулкам, где еще пыль горячая от битвы за хлеб не осела, да спорить до одурения?
И немножко легче стало Веронике от таких умных мыслей, что она им приготовила. Собралась с духом, голос свой по-правила, прокашлялась, проверив, нет ли слез недавних, улыб-нулась назло всем и особенно себе и окликнула молодых:
— Доброе утро, дорогие, и что же это вам в такую рань не спится? Вы что же, как с работы вышли, так без остановки и ходите?
— Добрый вечер, добрый вечер, — без настроения отклик-нулся паренек и резко руку жены подцепил, будто и не было промеж них ничего особенного, гуляют да и гуляют, кому какое дело. — А вы что, здесь сторожем работаете, зерно ох¬раняете? Ну что же, дело почетное, государственное, спокой¬ной вам ночи и, главное, на посту не заснуть.
И пошли они дальше, что-то бормоча.
— Ах ты, козявка, — возмутилась шепотом Вероника. — Много вас тут приезжает, счастливчиков, а я что же, только для того и гожусь, чтобы мной дыры затыкали во всех случаях

жизни? Нет уж, дудки, жизнь для меня еще не остановилась. Жизнь только начинается.
Ну что можно было сказать в ответ на все внутренние ме¬тания Вероники, даже если бы рядом в эту минуту с ней был самый умный человек на свете. Да и существовал ли такой на свете авторитет для Вероники? Можно было с уверенностью сказать, что нет. Не нужны были Веронике никакие советы, никакие ответы, ей нужно было подойти к жизненной полке и взять то, что она желала — любовь. А спокойствие пришло бы к ней само и исчезла бы зависть к ни в чем не повинным зубным врачам.
Вероника постояла еще минут пять, закрыв глаза, и вышла опять на освещенный круг, чтобы запереть весовую на замок. Но прежде чем повесить замок, зашла в комнату и выключила рацию, что мигала зеленым огоньком. Огонек потух, и от ра¬ции, нагревшейся за день, исходило тепло. Вероника подер¬жала руку на перегревшемся металлическом корпусе и засме¬ялась своим сумасбродным мыслям, потом вспомнила, что ей наговорил прапорщик, и погрустнела: «Знать, не сладко вам, мужички, приходится без нас, баб; куда ваше постоянство и ваши привязанности исчезают, как только трудности разом наваливаются, да с трех сторон норовят.
Это же надо — с тремя остался, да хотя бы для приличия чуть-чуть подождал, а то ведь только похоронил — и на тебе. Кто я, что я, не разобравшись, будьте моей женой, воспиты¬вайте моих детей, а я буду по командировкам мотаться и не¬известно с кем встречаться. Вот к такой же, как я, подойдет и скажет: „Извините, подвиньтесь, но я холостой, прошу меня любить и жаловать“. Так-то оно так, — продолжала думать она, водя пальцем по стеклу и натыкаясь на яблоко, подарен¬ное кем-то из солдат, — но ведь и запрыгаешь, когда столько ребятишек на руках остается. Вот горе так горе...»
И вдруг в испуге перестала водить пальцем по столу.
В углу, на лавке под «экраном соцсоревнования», кто-то сидел.
— Ой, — сказала она и замерла, почему-то подумав, что главное — это не шуметь.
— Ты не бойся, Вера, это я, — шевельнулся на лавке пра-порщик, — ждал тебя и задремал, хотел тебя домой проводить.
— Ну и нахал же ты, однако, товарищ прапорщик, это ты так вместо проводов домой мог бы на полном основании на тот свет проводить. Извини меня, конечно, дуру деревенскую, что я с тобой так разговариваю. Понимаю — горе у тебя, но раз уж ты ко мне обратился, то смотри до конца, какая я ядовитая, с кем ты жизнь решил соединить. А я с детства такая невезучая, огрызучая. Податливая, когда добром берешь, да жесткая, если словом злым обидишь. Так что, дорогой, иди-ка сам домой. А я уж по своей родной деревне как-нибудь сама без опаски дойду. Никто мне еще здесь такого страха не наделал, как ты со своими ухаживаниями. Ну ладно, будь здо¬ров, Вася, ни пуха тебе ни пера, и не кашляй. Иди-ка, поищи себе женушку в другом-ка месте. У нас в бухгалтерии, да на ферме ой как много молодых девчат незамужних. А уж мне позволь, — тихо добавила она, — как-нибудь самой своей жиз¬нью распорядиться.
Прапорщик тяжело поднялся и уже только на выходе обер-нулся и сказал:
— Злая же ты и нехорошая. И зовут меня не Вася, а Ми¬хаил. И ищу я не себе добрую жену, а чтобы мать хорошая у моих детей была. Но такая, как ты, моим ребятам не нужна. Гуляй себе на здоровье, нагуливай себе красоту на свежем воздухе, может, кто и позарится на тебя, — и, хлопнув со зла дверью перед носом Вероники, чуть было палец не отшиб ей, да вовремя руку отдернула.
— Ну и гуляй, кобелина несчастный, так тебе и надо, — разревелась Вероника и ревела до тех пор, пока деликатно не зашел сторож дядя Ваня Трухин.
— Ты бы, Вероника, домой шла, — прокашлявшись, на¬помнил он ей, — негоже в такую пору горячую силы ночью по пустякам растрачивать. Иди, дорогая Веруня, домой, иди.
И легонько стал подталкивать ее к выходу. Услышав такие слова, Вероника еще сильнее разрыдалась, но уже на плече у сторожа, который хотя и не приходился ей родственником, а нашел для нее ласковые слова, успокоил и, оставив на полчаса без присмотра зерновой ток, домой проводил. И долго ругался на прапорщика, возвращаясь от Вероники, надо же ведь так девку расстроить, до самых слез. И что к ней липнут, не успеют в командировку выехать, так, кобели поганые, быстрее на баб бросаться, словно оголодалые, ни стыда, ни совести. Будто дома жены не осталось. Семьи свои забывают, только бы свою прихоть ублажить. Так и шел, чертыхался Трухин Иван, словно всю жизнь святым был и никаких грехов с ним не случалось.
Жила Вероника в родительском доме, подряхлевшем от ста-рости. Оно и понятно — без мужского глаза, да рук подходя¬щих много ли дому надо, чтобы в негодность прийти? Не замени вовремя где какую деталь — и начинает незримая бо¬лезнь подтачивать силушки, за счет которых он держится. Та¬кая же невидимая болезнь стала подтачивать и Веронику. Да и как могло быть иначе, если желания твои ограничены и куда ни коснись — подчиняйся чужой воле да раздумывай, так ли ты поступила и не осудит ли кто. Это она внешне независимой выглядела. Где-то и безрассудным словом от себя отпугивала, а когда родители поумирали и осталась она в доме своем одна-одинешенька, куда и храбрость делась. Словно то¬пором отрубило все, когда перешла через порог после похорон.
Пока воду на газовой плите грела, пока умывалась да на¬скоро яичницу съела, собаку Цыганку покормила, на ходу про¬думывала Вероника, что нужно к зиме заранее сделать — и погреб для картошки, и разных варений-солений приготовить, дверь входная на одной петле держится, полки для банок от сырости подгнили, нужно дубовых досок выписать. А что, хотя бы и одна, да не приучили мать и отец в горячую пору, когда земля все дает — и помидорчики, и огурчики — без дела сидеть да в потолок глядеть. Ну и попотеешь чуток, зато в зиму не страшно вступать. И вот с тех пор, как мать и отец живы были, какая-то привычка выработалась у Вероники — побольше всего наготовить. И порой, по весне, лишнее при¬ходилось выбрасывать за сарайку, где и догнивало недавнее добро потемневшей кучкой. Не на кого было выплеснуть свою силу и заботу Веронике.
И опять, уж по какому кругу, вспоминала она своих уха¬жеров и, как назло, лез в голову пример добропорядочности семьи врачей молодых. Завидовала Вероника не только этому, но и тому, что все вот у них гладко получается. Поучились в школе, в институт поступили. Институт закончили, работу подходящую получили. На стороне счастье не искали, пожа-

луйста — в том же институте друг дружку нашли. Но опять же в сомнениях, что так ли уж и гладко у них. И готова была с кем угодно спорить, что в любую семью пальцем ткни, на любой дом покажи, где только люди живут, и у каждого свое горе. Или кто болеет, или кто умер, неприятности на работе, муж пьет или жена гуляет, а то и наоборот, или все разом в кучу валится.
И сделала лишний раз для себя Вероника вывод, что не такая уж она и одинокая на этом свете. Оно и горе — не горе, когда все вместе страдают, хотя бы и по разным при¬чинам. А в куче оно не так страшно. Говорят, и помирать легче, не то, что в одиночестве. И на душе у Вероники легче стало. И, может, она в эту ночь первый раз спокойно заснула, А никакие сны неспокойные не снились, что порой тоже очень важно, не металась по постели, куда-то спеша.
Разбудила Веронику утром рано подружка боевая Танька Козлова. Вместе в школу ходили, в одной бригаде пыхтели, к коровам приноравливаясь. На фотографии той давней, что на серванте, — она вторая справа стоит.
— Ну че? — спросила она у Вероники и таращилась, словно ей что-то известно.
— А что? — лениво потягиваясь, переспросила Вероника, по рту похлопав, действительно сразу не поняв, о чем Танька спрашивает.
И тут-то она прибила новостью, которая до Таньки через десятые руки дошла, когда она коров выгоняла.
—… Вот так-то, — с гордостью закончила она. — Пока ты спишь, а народ не дремлет.
— Ну так вот, — отрезала Вероника, — пусть они подавятся своей новостью, так и передай народу.
— Да ты не обижайся, — заторопилась Танька, — что же мы, не люди? Мы же все понимаем.
Танька была интересный экземпляр. Вот хоть тресни, а как была она для всех с детства Танька-трепло так и осталась, и все из-за языка своего длинного, хотя и безвредного.
— Ладно, я не обижаюсь, балаболка, садись со мной, ешь, я тут картошку разогрела. Бери там, в столе, вилку, а я сейчас огурчиков на огороде сорву.
Ждать-пождать, а ее нету. Танька уже картошечку половину сковородки незаметно съела. Вышла на улицу посмотреть, где это она запропастилась, а Вероника стоит с огурцами и слезу льет.
— Это еще что такое? — забегалась вокруг нее Танька. — Вот те и на. Да из-за чего ж ты, дура, расстраиваешься? Хоть был бы человек путный, а то какой-то прапорщик, да еще детей куча. Да что же, ты у нас раскрасавица, и, думаешь, мы тебе ума не дадим? Было бы из-за кого, а то есть уродище и тоже туда, здрасьте-пожалуйста, я ваш жених… Ну, ну, — по¬хлопала она ее по плечу, пойдем в дом, успокойся. Господи, и какие ж мы, бабы, на слезы быстрые, так бы на каждом повороте и рассыпали их, словно и дела-то нету, кроме как только слезу пускать.
Такие уж подруги бьии Вероника и Танька Козлова. И поругаются, и успокоят друг друга.
— Слушай, а знаешь что, — хлопнула Танька себя по лбу. — Давай сегодня пораньше смойся с работы, попроси кого-ни-будь посидеть за себя, а я после вечерней дойки к тебе заскочу. Да ты не думай, я тебя с таким мальчиком познакомлю, с туль¬ской стороны, сразу об этом прапорщике забудешь.
— Да что ты пристала со своим прапорщиком, — обиделась Вероника. — Несешь какую-то чепуху. Только мне и дела до него. А что, понравится мне какой-нибудь солдатик, вот возьму, выйду за него замуж, и заживем мы с ним распрекрасно — как два цветочка, голубой да аленький. И будешь ко мне приходить зимой в лото играть. Тоже найдешь себе какого-нибудь.
— Ну это уж шиш тебе, — засмеялась Танька. — Не ка-кого-нибудь, а самого-самого распрекрасного, и чтобы он ме¬ня на руках носил.
— Договорились, подружка, — успокоила ее Вероника. — Так и сделаем. Как скажем, так и будет.
Сказано — сделано, не успел день проскочить в своей суете земной, как вечер надвинулся на лощину, где вдоль речушки Рыхотки растянулась деревня с тем же названием. И все тре-вожнее становилось на душе Вероники. Чего она боялась, сама не могла понять. То, что она вольная птица и сама выбирает себе дорогу в жизни — это было ясно, никто же не возьмет ее за руку, ну и не приведет к нелюбимому человеку и не заставит с ним жить. Значит, дело было в другом. Она лишний
раз за этот день вдруг поняла, что так больше продолжаться не может.
В течение дня она мельком раза два видела прапорщика, но он уже потерял к Веронике интерес и не обращал на нее вни¬мания. Гремели весы, и она, какой уж раз, выбегала к очередной машине, записывала номер, вес, от какого комбайна зерно, за¬полняла бумаги, созванивалась с бухгалтерией, заполняла на ули¬це щит с данными о работе комбайнеров. Заезжал директор, но о вчерашнем разговоре — ни слова,vc понятием мужик, зря душу не станет теребить. Раз молчит Вероника, значит, так и надо. Пройдет время, она и сама подойдет к нему и извинится.
И только когда по-настоящему стемнело и луна воссияла, Вероника сходила домой, по-быстрому переоделась и двинула к Татьяне. Скоро и та, подкрасив себе тушью ресницы, наце¬пив золотые сережки — на работу она их не надевала, боялась, что потеряет — сбегала еще раз во двор к сараю, проверила, плотно ли закрыла у кур дверцу и, не заходя в дом, крикнула Веронике через окно: «Пойдем!»
Пойдем так пойдем. И направили они свои молодые но¬женьки прямо к клубу, который и клубом с трудом можно было назвать, так, плохая копия жилого дома. Ни дом, ни ферма, а что-то среднее. Каждый год обещали новый постро¬ить. Но желать — это одно, а сделать — другое. И все какие-то причины были, то денег не хватало, то проект переделывали — директор мечтал настоящий дворец закатить. Но молодежи, собственно говоря, было наплевать на оформление, для них главное было содержание. А раз кино было, танцы были и полуторачасовые концерты какой-нибудь филармонии за пол¬тора рубля, то они порой и забывали про гнилые полы и тесный зал. И, как приходила весна, ремонтировали сами все, что было под силу. И, что интересно, их никто не заставлял. Это был их Дом. культуры.
Так вот в это время, когда Вероника и Танька Козлова подошли к клубу, здесь было натуральное затишье. Но еще какие-то десять минут — и, словно по невидимому зову, стал собираться народ.
— Вероника, — тихо позвала Танька, — смотри, смотри, кто идет.
Вероника обернулась и посмотрела туда, куда показывала Танька, а именно — на подъехавшую минуту назад воинскую машину. К ним твердым шагом направлялся прапорщик. У Вероники замерло сердце.
Прапорщику Воробьеву было не до шуток. Сегодня, в 7 часов вечера, у него состоялся разговор с тещей по телефону. Переговоры заказала она. Опять жаловалась, что болезни со¬всем ее извели, какие именно — она не стала перечислять, наверное, их слишком много, и у них слишком длинные на¬звания. Говорила, что пора подумать и о детях, которые стра¬дают без должного ухода. А, скорее всего, по его приезду нуж¬но определить их пока в интернат.
Сперва Воробьев удивился, про какой это еще интернат заговорила теща, потом до него дошло — разговор шел о де¬тдоме и, естественно, для самого маленького — о Доме ребенка. Конечно, насчет маленького она права, он представляет, в какой она там растерянности, молодая — и то голову сломит с тремя, а тут пожилая женщина, воспитавшая одну дочь.
Воробьев вгорячах нашумел на тещу, обвинил ее в короткой памяти, рано, мол, стала забывать, чьи это дети, не родной ли это дочери. Теща плакала в трубку, но настойчиво повто¬ряла про уход и свои болезни, и, может быть, все так и обош¬лось бы, как бывало иногда и раньше: поругаются, а потом все становится на свои места. Но теща сделала большую ошиб¬ку: она вздохнула в трубку и согласилась взять среднего, пя¬тилетнего внука и воспитывать его, пока в школу не пойдет.
И вот тут-то душа у Воробьева не выдержала — Сережку он никому не отдаст, и вообще он никому никого не отдаст.
Он представил себе, как теща будет объяснять его сыну, какой нехороший у него отец, что не мог даже поберечь маму, и вот теперь она умерла.
— Ну, уж нет, — скрипел зубами прапорщик Воробьев, — дудки, никому не отдам. Уйду из армии, буду по ночам полы мыть в подъездах, но ребята будут мои и со мной.
Знала ли Вероника обо всех страстях, бушевавших в душе прапорщика? Навряд ли, иначе она не смотрела бы на него с превосходством, мол, кому ты нужен и что ты, собственно говоря, от меня хочешь?
А хотел прапорщик самого малого, чтобы его выслушали, вошли бы в его положение, а там — а там все станет на свои места. И хотя, как уверяла себя Вероника, прапорщик был ей до лампочки, ее задело, когда он прошел мимо нее к молодым врачам и пригласил потанцевать эту выдру очкастую. Тоже себе — кожа да кости, а туда же. Конечно, она могла бы улыбнуться, когда прапорщик мимо проходил, ну или подмиг¬нуть, но ведь не сделала, а теперь стой, любуйся. И вдруг увидела, как к ней направляется зубной врач. И только тут-то она рассмотрела, когда он ближе подходил, что парень-то он ничего, симпатичный.
— Можно вас, Вера, на танец пригласить? — вежливо так спросил он, словно и не было вчерашнего ночного разговора.
И тут-то Вероника оробела. Одно дело — завидовать чужому счастью, другое дело — прикоснуться к нему руками и при-близиться вплотную. Она пожала плечами и согласилась. Оро¬бел поначалу и врач, ему так и казалось, что смажет в любую минуту Вероника, а потом разбирайся, за что. Но, когда он пригласил во второй раз, переломив настороженность к ней, он увидел поближе ее глаза, и ему уже не казалась она такой агрессивной, как минуту назад.
— Вы чем увлекаетесь, Вероника? — вежливо поинтересовался врач, когда понял, что неприязнь между ними проходит, и не так уж она страшна своей резкостью, как казалось издалека.
— Не знаю, чем, — пожала плечами Вероника. — А не¬ужели это важно? Живу, как могу. Никому не мешаю, беру от жизни, что пожелаю.
— Так уж и что пожелаешь, — усмехнулся врач, а сам на жену свою поглядывает, как она там веселится с прапорщиком. — Так, значит, жизнью ты довольна.
— Да как сказать, — перешла на «ты» и Вероника. — А что, собственно, можно от нее взять. Не училась — меня не замечали. А теперь вот заметили, по-другому стали относиться. А не училась — так вот в доярках ходила.
— А что, в доярках одни безграмотные ходят?
Вероника растерялась от того, что высказывает свои мысли
чужому человеку, образованному, с институтом, а он даже под-смеивается.
Но врач и не собирался смеяться. Ему просто было инте-ресно, что же представляет собой эта Вероника. И он поддер-жал разговор.
— Я вот недавно твоей подруге зубы вставлял…
— Это Таньке, что ли?
— Да ей. Так она говорит — без коров жить не могу.
— Не знаю. Это, наверное, у каждого свой интерес.
— Правильно, Вероника, все от интересов идет. Ну вот я — институт закончил, врачом зубным работаю. А сам, знаешь, с удовольствием пошел бы куда-нибудь рабочим повкалывать. Ну что это за жизнь — школа, институт, женился, теперь вот работа на одном месте, тоска.
— Так, значит, по-вашему, я зря учусь, а лучше бы всю жизнь в доярках проходила, как моя мама?
— Да нет, почему, в жизни надо все попробовать — и учебу, и работу. Главное — вовремя остановиться.
«Странный какой-то», — подумала Вероника. И на том они расстались. Как будто бы навсегда.
Вскоре врач поругался довольно-таки серьезно со своей мо¬лодой женой, и она уехала к матери в город. Но Веронику это уже не обрадовало, хотя она и раньше была уверена в этом. Но врач не запил с горя, а продолжал упорно работать, и по вечерам долго в его окне горел свет.
С первыми морозами, когда уже военным и делать, собст-венно говоря, было нечего в хозяйстве, они ушли на автома-шинах, прогудев на прощание у конторы совхоза, увозя с со¬бой боевую подругу Вероники — Таньку Козлову.
И увозил ее тот самый прапорщик, с которым она так и не нашла общего языка, потому что продолжала ждать того самого любимого, который приснился ей однажды, когда она загадала под Рождество, закинув рваный порог на дорогу, ко-торая проходила мимо ее дома неизвестно куда.
И она заколотила дом, даже не рассчитавшись в совхозе, села на первую попавшуюся машину, доехала до города, села на первый попавшийся поезд и поехала по свету, куда глаза глядят, счастье по свету искать, своего любимого, единствен-ного, ненаглядного
Псевдописателю
12:22
А тебя вообще кроме тебя самого кто-нибудь читает? Ты хоть одну книжку за свою жизнь продал?
Виктор Буряков
13:27
ЗАНУДА,
Я
08:05
Тебя обоссать надо обезьяна
Я
16:21
Губастый, я этого кощунства над тобой не предлагал! Пошло как то )))
хи-хи на 11:06
21:03
хиииии… Фельетон на бездарного БУРЯКОВА, в писательском ремиксе ты- индиго… спасибо… хи…
Виктор Буряков
13:06
Более справедливым для нашего народа было претворение в жизнь апрельских тезисов Владимира Ильича Ленина в 1917-м, чем суровое исполнение майских указов Владимира Владимировича Путина в 2018 –м за счёт увеличения НДС … «Ведомости» сообщили о планах правительства увеличить НДС с 18 до 20%
Одним из источников финансирования майского указа президента может стать повышение НДС. Такой вариант обсуждается в правительстве, пишет газета «Ведомости»… (АПРЕЛЬСКИЕ ТЕЗИСЫ В.И. ЛЕНИНА Своеобразие текущего момента в России состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата,- ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства.
В. И. Ленин (Соч., изд. 4, т. 24, стр. 4) Не парламентарная республика, — возвращение к ней от С. Р. Д. было бы шагом назад,- а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху.
В. И. Ленин (Соч., т. 24, стр. 5)
Я
15:14
Витёк, давай я тебя с Захаром Прилепиным познакомлю? Хоть узнаешь, что такое Настоящий Писатель и Человек. А то жалко тебя бездыря, всё думаешь, что ты писака знатный. А это очень далеко не так )))
Виктор Буряков
16:48
Глупыш, это Прилепин не писатель а писака родственник А. Суркова.Полная бездарность, как и ты чмо.
Я
20:14
Я хирею))))) Витя себя ставит выше человека, книги которого миллионными тиражами продаются, есть своя передача на телевидении и правительственные награды! Ты совсем очумел, идиот губастый?))))
хи-хи на 20:14
22:28
… хиреть не надо, живи и здравствуй! пример для подражания выбран не правильно. хи-хи.
отойди от плятня
16:30
я иду просто Дольче Габано
Вихтор Бунряков
18:37
Феминизм — до первого достойного мужчины.
***
Коммунизм — до первого личного капитала.…
***
Атеизм — до первой тряски в полёте
***
Самое умное в мире растение — это хрен. Он всё знает
***
Ни стыда, ни совести… Ничего лишнего…
***
Жизнь надо прожить так, чтобы голуби, пролетая над твоим памятником, терпели из уважения.
***
Желание, на которое не хватает денег, называется мечтой.
***
Зрелый возраст — это когда не знаешь от кого раньше ждать неприятностей: от детей или от родителей.
***
Коротко о себе… На любителя.
***
Если человек талантлив, то он талантлив во всем… С идиотами такая же ситуация.
***
Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо, как мокрое полотенце.
***
Старость — это когда нагибаешься для того, чтобы завязать шнурки на ботинках и задумываешься: что бы еще тут внизу сделать.
***
Господи, сделай так, как мне надо, а не так, как я хочу!
***
Если бы Бог был женщиной, то заповедей было бы значительно больше: не сори, не храпи, не дыми…
***
Фраза «Ну, не будем вам мешать» означает, что помогать вам никто не собирается.
***
Предсказывать погоду синоптикам сильно помогает слово «местами»
***
Не уверен — не обнимай!
***
Он вышел из бара, бодро постукивая запонками по асфальту…
***
Сколько о себе ни рассказывай, все равно за спиной расскажут интереснее.
***
Чтобы узнать, сколько человек зарабатывает, не надо спрашивать, где он работает. Надо спросить, где он отдыхает.
***
Сантехник Сидоров прослыл в Жэке интеллектуалом после того, как на вопрос «Кто-кто?» ответил: Агния Барто
×××
Вот бывает посмотришь на человека и не знаешь, куда его послать… Судя по виду — он уже везде был!
×××
— Здравствуйте, это вам из ФСБ звонят.
— Я знаю.
— Откуда?
— Вы мне на выключенный мобильник дозвонились.

якалка
21:53
Я в хожу и туда и сюда и я познакомлю и я и я и я
валерий
23:37
Вспомнилась вдруг история четырёхлетней (примерно) давности.

В те годы я был очень депрессивным, измученным неумеренным злоупотреблением алкоголем и самокопанием мальчиком. «Жизнь — деромо, друзья — говно, все подохнем всё равно», «весь мир говно, все бабы — бляди, а солнце — ёбаный фонарь». Каждый раз, просыпаясь утром, я думал, что опять настал никчёмный, идиотский день. Всё было плохо. Без причины, просто по привычке.

Как-то день в очередной раз «не удался». Я вышел с работы, встретился со СКверным другом, мы купили по бутылочке пива и сели в скверик у Красных ворот перетереть нашу «говённую жизнь». В процессе обсуждения поняли, что хочется получить пизды. Не кого-то избить, а огрести самим, потому как «пять минут реальной зубной боли разоблачат все романтические печали, покажут, какая это все ерунда». © К. Льюис.

ОК. Решено. Едем в Царицинский парк, ищем или большую толпу народу, или двух (и более) здоровых (больше нас) мужиков и нарываемся. Двух, впрочем, найти не так-то просто, потому как мой СКверный друг мальчик довольно большой. Я — тоже не самый маленький, да ещё и с определёнными навыками в области избиения ближних. Не один год отдал изучению этого дела. И не два. И не три. И т.д. Много лет, в общем.

Идём по лесу. Выпили по бутылке пива, т.е. трезвы абсолютно. Придумываем повод, под которым будем доёбываться. Ну, просто подойти и в рожу дать — как-то не по-нашему.

Придумали вот что. Подходим, делаем убитые морды и жалостно говорим: «Мужики, у нас дикое похмелье, нам страшно плохо. Дайте опохмелиться». По плану нас должны были послать, после чего мы с чистой совестью могли начинать драку.

Итак, вечер, темнеет, парк, кучки народу со спиртными напитками разной крепости повсюду. Подходим к большой куче ребят лет так по 20. Произносим придуманную фразу. Получается у нас не очень правдоподобно, т.к. на похмельных мы не похожи. Готовимся к мочилову.

Неожиданно в ответ слышим: «Конечно, конечно, вот»… Нам наливают по пластмассовому стаканчику водки. Мы, обалдев, выпиваем. Слышим чей-то голос: «Да что ж вы, идиоты, дайте парням закусить-то»! Получаем закуску. Потом нам наливают по второй, опять дают закусить… В общем, в этом месте ничего не вышло. Вежливо отклонив приглашение остаться и продолжить банкет, ретируемся.

Грустно. Темнеет.

И, о чудо! Два огромных мужика! Просто монстры! Я таких страшных никогда не видел… Подходим, заводим свою песню. Получается получше, т.к. по два стаканчика водки в нас всё же плещется. Мужики пьют пиво, поэтому видоизменяем текст: «Дайте из ваших бутылок по глоточку».

Они переглянулись. «Ну уж хуй. Из наших бутылок пить не дадим». Ура! Ща начнётся… Но… «Поэтому возьмите, парни, по бутылке с собой». И дают нам две новые бутылки пива…

Грустно. Темнеет.

Мы подходили ещё к пяти или шести компаниям. Нажрались просто в говно. Нигде не слышали грубого слова, все вникали в наше «трудное положение» и угощали…

Чувствуя себя последними суками, умирая от угрызений совести по поводу того, что хотели доебаться до таких хороших, добрых и отзывчивых людей, поехали ко мне домой, спать. Уже около дома, рядом с новостройками увидели человек двадцать подростков с гитарой. Я подошёл к ним, прервав очередную песню, взялся за гриф и потребовал отдать гитару мне. Отдали. Я сел и сорал песенку. Нам налили…

После ещё двух часов песен в моём исполнении, скорешившись с этими парнями, дезертируем. Ходить не могли. Просто уползли.

Знаете, я думаю, что русский народ, в котором есть и такие нравственные уроды, как мы, и такие добрые, отзывчивые, всегда готовые прийти на помощь люди, как те, что нам помогали «поправиться», победить нельзя.
Виктор Буряков
10:17
Во время корпоративной поездки в Таиланд, немного не в своем уме руководитель фирмы выдвинул необычное предложение. Если кто-нибудь сможет запрыгнуть в пруд, где разводили крокодилов и сможет оттуда выбраться живым, получит 5 млн. долларов! А если же его все-таки съедят крокодилы, тому человеку, с кем он сюда приехал или его семье выплатят 2 млн. долларов компенсации! Долго никто не решался на эту авантюру, но вот один из мужчин прыгнул в воду и тут началась гонка крокодилов за ним! Мужчина играл со смертью, он дрался с сотней голодных крокодилов, ломал их, кусал, топтал, уворачивался и вырывался… В конце концов, через минут 30 мужчина все же смог выбраться из воды на берег! Некоторое время он старался отдышаться, затем заорал что есть мочи: — какая гадина толкнула меня в воду????? И как вы думаете, кто это оказался? Его жена!!! Так вот именно отсюда и пошла поговорка: «За каждым успешным мужчиной стоит женщина...!»✊
$
08:58
Интересная информация попалась в инете: цена бензина в России 44-46 рублей, в Казахстане — 29-30 рублей. Правительство Казахстана думает о вопросе запрета ввоза бензина в страну из России на 2 месяца. Похоже они понимают, что неуемная жадность олигархов негативно сказывается на экономику. Жаль что у нас правительство не понимает этого. А может быть оно ни на что не влияет? Далее, рост цены на бензин в апреле по данным Росстстата составил 13%. А председатель правительства как то пугал цифрой 5% в течении года. Ошибся. И это происходит в стране с огромными мировыми запасами нефти.
Святорус
09:05
В Венесуэле — 60 копеек 1 литр 92-го!.. А у нас у еврея Сечина — рукводителя «Роснефти» доход официальный — 4 000 000 рублей в день — потому и у нас 92-ой местами уже 45 рублей за литр!.. Слава Путину! Слава «Единой России»! Уря! Уря! Уря!-я-я-я-я-я-я-я-я-…
Я
11:51
Ты не прав, в Венесуэле полный бак заправить стоит от 4 до 6 рублей!!!
$
13:16
Справедливее расматривать соотношение средней зарплаты в стране и цены бензина. Нужно учитывать и фактор покупается нефть или страна нефтедобывающая.И рассматривать положение дел не в экзотических странах с их экзотическими руководителями и экзотической экономикой, а страны ближе к нашей стране и желательно бывшего СЭВ ( т.е.страны прошедшей такой же путь от социализма как и Россия с европейским уровнем мышления). Если так посмотреть то ответ будет ясен.
Виктор Буряков
18:06
Попали 5 мужиков на необитаемый остров. Не остров, а прямо Баунти — все есть! Но кроме баб.
Прожили они на этом острове пол года. Всё уже достало! Собрали совет и решают, как им дальше жить без баб.
Первый говорит:
— Мы мужики правильные и в «горбатую гору» играть не будем! Что делать?
Второй:
— Мужики! По Дарвину мы все произошли от обезьян! Так может поймаем одну женского пола и того?
Третий:
— Так она же волосатая?
Четвёртый:
— Побреем!
Пятый:
— Да она же страшная?
Первый:
— Наденем пакет на голову!
В общем на этом и порешали. На следующий день бросили жеребий, кто будет первым. Поймали обезьяну, побрили, одели пакет на голову. Каждый взял кто за руку, кто за ногу и растянули.
Ложится мужик на неё. И вошёл. Раз фрикция. Два фрикция. Обезьяна возьми да вырви свои ноги. Как обхватила его за ягодицы и давай ему подмахивать!
Мужик как заорёт бешено:
— Снимите! Снимите! Снимите!
А все вокруг него бегают:
— Да, как мы её снимем? Она же под тобой?
— Пакет, бл*дь, снимите! Я её поцелую!
якалка
18:51
Сейчас я сочиняю романы, я очень талантливый мальчык я знаю того и того. может и мне правительственную я же хороший малчык, вообщем я
Я
21:18
Что сявка голимая, никак тебе моя слава супергероя покоя не даёт? Это хорошо, вы твари когда бесетись такие прикольные ))))
Шмаровозы данковские…
хи-хи на21:18
21:29
Не нервничай и не отвечай на провокации, БУДЕШЬ УМНЕЙ выглядеть. хи.
Я
22:16
Да мне воообще пофиг чего они думают и казаться никем не хочу. Побоку эти удоты))))
хи-хи, для Я на22:16
22:32
… моя слава супергероя покоя не даёт? — …
… самооценка высокомерного и тщеславного человека!.. смотри, носик расшибёшь!…
Виктор Буряков
12:09
Член корреспондент, депутат хорунжий, просто Великий писатель из гильдии лпм

Скоро коммунизма кончины час!

Коммунизм идёт к кончине…
Скоро коммунизма кончины час.
Но только помню я поныне
как коммунисты убивали нас.

Помнится мне жизнь раба-совка…
Были жуткие расстрелы и ГУЛАГ!
Ведь жизнь та совсем не далека…
За что же коммунисты с нами так?..

Россия с Западом, – это контраст,
хотя Запад врагом руским казался.
Грудинин был такой же педераст,
каким Ленин-сифилитик оказался.

Только я-то не стал уж совком!
Я всё антикоммунизмом грешу.
Но писать-то мне стало о ком?
О коммунистах вот я и пишу…

Кремлёвские закрыты двери
от русских людей на запор!
Коммунисты не люди, – звери!
Устроили это они Голодомор!

Но часто я совершаю грешок:
работая сторожем я же не сплю.
Коммунистам подсыпаю порошок,
и детей коммунистов травлю.

Дети коммунистов это просто гниды!
Очень опасно с коммунистами жить
Всех коммунистов травлю!
Скоро в армии некому будет служить.

Эпиграф:

Просыпаюсь с бодуна,
Денег нету ни хрена.
Отвалилась печень,
Пересохло в горле,
Похмелиться нечем,
Документы сперли,
Глаз заплыл,
Пиджак в пыли,
Под кроватью брюки.
До чего ж нас довели
Коммунисты-суки!

Задолбали коммунисты-
Педерасты- онанисты!
Всё срубили на корню-
Жизнь пошла под хвост коню!
За Кремлёвскими дверями
Жрут омаров с трюфелями,
А измученный народ
Хрен сосёт из года в год.
Я хотел быть именитым,
И поэтом знаменитым
Я легко и без напряга
В одночасье мог бы стать,
Если бы не коммуняки:
Эти злобные собаки
Не дают ступить ни шага,
Чтобы в их дерьмо не встать!
Бог талантом не обидел,
Только, что я в жизни видел?
Лишь ГУЛАГи да расстрелы,
Да «Совковую» «возню»:
Кумачёвые «разливы»,
«Горбачёвые» призывы,
Кукурузные посевы,
Ну, и прочую херню!
Не родился я в Брюсселе
И в дерьме сижу доселе,
Век свой горький доживая,
Над копеечкой дрожу.
В космонавты не попал я,
Академиком не стал я,
Всю получку пропивая,
В клубе сторожем служу.
Не стерплю своей обиды-
Трепещите, суки, гниды,
Падлы, сволочи, паскуды,
Отомщу вам всем сполна!
От меня не жди пощады-
Затравлю крысиным ядом
Всех, покуда жив я буду,
Не спасётесь ни хрена!
Виктор Буряков
12:29
Чмо «Я», уточни у твоего друга Захарушки Прилепина, как он милиционер в звании сержанта стал на Донбассе майором, вообще без образования.А в 14- м был горой за ВСУ и украинских солдат убивавших мирных граждан.
Я
12:44
Губастый — ты реально идиот? Прилепин жизнью там рескует, защищая народ от фашистов, а ты тварь этих самых фашистов очень любишь и поддерживаешься в лице нади савченко! Ты и правда мразь двуличная и до жопы завистливая мразь. Плохо кончишь толстожопый))) ты совсем запутался в двух извилинах своего пропитого в комсомоле мозга. Ехал бы на родину, ты нам тут надоел пёс нацисткий!
Виктор Буряков
12:54
Слушай сифилитик, чем Прилепин рискует.Хаватит пургу гнать.Рискуют наши парни русские, а этот сытый лже-майор зарабатывает при помощи родственника Суркова при Путине себе военную пенсию.
Виктор Буряков
13:01
Табе с Прилепиным гнида только стены в туалете и расписывать.Два сапога пара, два чумовых еврея.
Я
13:31
Опарыш ростовский, тебе не один я говорю, что ты идиот конченный, тебе это ВСЕ люди говорят, понимаешь? Все и повсюду. И ты чмо, считаешь, что ВСЕ это долбоящеры, а ты один член чего-то там? Ты задумайся червь, так не бывает. И не надо себя с известными личностями сравнивать, ты гавнюк чего в этой жизни? Ты добился только одного- тебя люди призирают и смеются над твоей убогостью. Ты даже машину купить не смог, потому что ты витя полная никчёмность с пропитым мозгом и живёшь ты толстожопый в параллельной реальности, причём фашисткого толка. Пора на покой губастый, на вечный покой )))) в ад!!! Там тебя котёл ждёт с лениным и гитлером, будете у Мавроди шестерить )))
Виктор Буряков
13:37
Тупая речь наркомана.
Я
14:00
Не вихтор, это реальность! Когда все кругом тебе говорят, что ты никчёмное чмо, то это именно так вить. И никак иначе. Ты не уникум, ты не талант, ты не образован, у тебя проблемы с мозгом, ты внешне отвращение вызываешь, у тебя нету своего Я, ты пятеличный гнус. Ты даже огрызаешься вечно как чмо 12-летнее. От тебя жена давно ушла? Иди вихтор у магазина входную группу в порядок приводи, иначе 10 тыщ выпишут тебе. У тебя даже магазин самый чмошный в городе и дом у тебя самый чмошный на улице. Задумайся! Хватит быть позором нашего города, всем уже блевать хочется от одной твоей фамилии, даже в администрации от твоего имени все ржать начинают))))
Виктор Буряков
16:21
Смелый-заходи чушок. Слабо мразь ко мне зайти глистоподобный трус? Вот именно.
Виктор Буряков
16:28
Вот плохо что трус и не сообщаешь свою фамилию и адрес.
якалка и "34"
21:46
Погнали наши ГОРОДСКИХ !!!!!!!!!!!!!..
Виктор Буряков
22:53
Я был в школе чмом. Я избегал в перемены ходить в туалет, даже если очень хотел. Я старался обходить те людные места, где меня просто о чем-нибудь могли спросить. Я ни с кем никогда не разговаривал. У меня не было друзей. Я играл в денди. Это был мой мир, где я сражался с всякими там героями, спасал всякую хуету. С ужасом вспоминаю эти годы. Свое прыщавое лицо, жвачки в волосах, следы меловой тряпки на одежде. Вспоминаю одноклассника Сашку, который всегда меня унижал и заставлял таскать его пакет и писать за него контрольные. В первых классах я был круглым отличником и засветился. Меня взяли в оборот. Я еле закончил школу. В результате в аттестате все тройки. Еще я помню учительницу младших классов, которая меня всегда ругала, если не дай бог, я получал что-то ниже пятерки. И она меня била!
Виктор Буряков
12:07
Задать Вопрос Путину
Добро пожаловать на сайт Zadat-Vopros-Putinu.ru Буряков Виктор · Литературный институт им.Горького
Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! В прошлом году и ныне прошу дать поручение об установке аппарата МРТ.(магнитно-резонансных томографов), хотя бы на три района (куст) в районных больницах.Очень важно для простых людей.Липецкая область.
Задать вопрос Путину
Zadat-Vopros-Putinu.ru
Виктор Буряков
12:16
ПАШКИН КОЗЫРЬ
Решил как-то Пашка Зайцев родственников по линии жены подколоть. И этому было основание.
Деревня Ивашкино, откуда он родом, стояла на отшибе, на краю района. Ни дороги путевой, ни речонки замшелой. Но плодилась здесь в изобилии картошка. Оборотистые родствен-ники брали осенью отпуска и загоняли ее на севере и на юге. Благо земли вдоволь осталось от хозяев, которые свои дома побросали да в город подались.
— А что ей пропадать — и государству прибыль, и сами не в убытке, — убеждали они Пашку заняться доходным делом. И рассказывали, сколько денег в последний раз из Ростова привезли, показывали покупки. Жену этим растравливали.
Дома жена напирала на Пашку, чтобы по весне побольше картошки засадить на огороде, а помидоры и капусту не са¬жать, яблони да вишни молоденькие выкорчевать. И Пашка совсем бешеным делался.
— Машины, ковры, тряпки там разные ты видишь, — ог-рызался он. — Но на работе больше положенного времени не желаешь быть.
На их барахло плевать он хотел, тем более на машины. Он своими руками «Запорожец» из разного утильсырья собрал. И приятностей от него больше.
— Потому как у вас, дорогие мои родственники, — ехид-ничал он в гостях у брата жены, — нет свободы передвижения. Увлечься бы за грибочком в Воскресенском лесу, а за машину боязно, далеко-то уйти опасно. А я ничего не боюсь. В кустах свою старуху поставил и пошел по лесу да по оврагам бродить.
Багажник грибов набиваю полный. Не то, что ваши вшивые ведерки.
Так он упрощенно и разговаривал, хотя читал много и за-поем. Порой получки не хватало, если в районный книжный магазин дорывался, когда на совещание передовиков посыла¬ли. Все подряд закупал, свою деревню просвещал. К нему любили на дармовщину нырять и школьники, и учителя. По¬тому как и учебники прихватывал с красивыми обложками, и философские сочинения, в которых, откровенно говоря, ни черта не разбирался.
Долго думал Пашка, как родственникам досадить. Цветной телевизор — вот чего не было у них. Боятся лишнюю сотню выкидывать на ветер. Говорят, не выгодный. Но Пашке эта идея всю голову своротила. Проснется, а голова — как чугун, гудит от дум и плохого сна.
Жена тоже его идеей загорелась. Чем она хуже своих брать-ев? Тем, что она на свои копейки дом обставила? Вот только одной премии, за квартал которую дали, не хватит.
Бегала она в магазин, и продавщица сумму приличную на-звала, но добавила:
— Таких у нас не бывает. Разве что в райцентре.
Для такого святого дела послала она Пашку перезанять три сотни у соседки, Нюрки Чибисовой, а сама по хозяйству за-нялась, пошла у поросят загон вычищать.
В заборе меж огородами калитка была, на одной петле бол-талась, по-соседски не закрывалась. Друг дружку по мелочам поддерживали: то солью, то спичками.
Взбежал Пашка на высокое крыльцо добротного дома, на-жал черную кнопочку звонка. Нюрка дверь открыла заспанная, в одном халатике, заулыбалась. И игриво так толкнула бедром, когда дверь за ним закрыла и мимо проходила.
Пашка, чтобы поддержать свой мужской авторитет, ущип-нул ее за одно место, когда она, наклонившись, деньги в шка¬фу искала припрятанные.
Подумал, смажет ему по сопаткам за разные вольности по отношению к одинокой женщине, но она только хмыкнула.
Поехал ее муж продавать картошку на юг, да так и остался там с полюбовницей. Но долю выручки выслал. Нюрка со
временем подуспокоилась, будут деньги — будет муж, а всем деревенским ехидно говорила:
— Захотелось муженьку винограда дармового. Только вка-лывать там больше придется. Не потрудишься — не покормят…
Обернулась она, закинула руки Пашке на плечи, боднула грудью и задышала горячо прямо в лицо. Но Пашка руки соседки сбросил, на разные провокации он в жизни не под-давался.
— Ты что, дура, днем цепляешься? Вон моя Зинка в огороде копается. Она же все через окно видит.
— Сам дурак, — разочаровано протянула Нюрка. — Вали, пока твои подругу жизни не позвала.
И неожиданно сквозь слезы заорала:
— Ты че ко мне пристал, ты че ко мне пристал?
Напуганный таким шумом, Пашка хотел позорно сбежать.
Плевать уже было на ее деньги. Но мысль, что если он не купит сейчас телевизор, то потом никогда не соберется, оста-новила его. Да и дверь была заперта на автоматический замок, и как он ни крутил Нюркины запоры, ничего не мог поделать.
Закатилась она то ли от смеха, то ли истерика била, глядя на беспомощного мужика, и на деревянную кровать завали-лась, хохотала минут пятнадцать. Пашка притащил воды. Нюр¬ка пила из кружки, слегка приподнявшись, и маленькие капли сползали с пухленького подбородка в узкий желобок, под кру¬той вырез яркого ситцевого халатика.
После такого смеха она выдохлась и еле слышно позвала Пашку. Он теперь с опаской поглядывал на нее, отступив на два шага к креслу.
— Дурачочек, чего испугался? Я же не кусаюсь. У меня все сердце разбитое из-за тебя, врачи психосиндром признали. Вот, послушай, как оно стучит.
И Пашка послушал. Хорошо, что жена не кинулась искать. А то бы она показала Нюрке, как психосиндромы лечатся.
Но все было проще.
И когда он, растерянный, вылез из постели, Нюрка крепко обняла и на прощание зашептала на ухо:
— Возьми с собой в город, я себе шубу хочу купить.
Пашка согласился, лишь бы отвязаться.
15 Буряков В. В.
Жена по дому хозяйничала, сало нарезала в дорогу да яйца вкрутую сварила. Покосилась вначале на муженька, заподоз-рила что ли, да Пашка деньги на стол бросил, она и успоко-илась.
— Не давала, наверное? — спросила она мирно мужика. — Ломалась поначалу?
— Да нет, сразу, — ответил нехотя Пашка, а у самого сердце так и зашлось, да успокоил его кружкой кваса, которого хватил целиком как зачерпнул, не отрываясь.
Не удивилась жена и тому, что Нюрка в город с Пашкой собралась. Нельзя соседку обижать, тем более денег заняла.
Ни для кого в деревне не секрет, что она с мужиками разными катается — привыкли. Иначе нельзя, одна баба жи¬вет, все дела самостоятельно улаживает. И за дровами ездит, и за углем, да и картошку по осени отправляет с уборочными машинами до райцентра на железнодорожную станцию. А по-том на юге все дела сама обделывает. Недавно оттуда вернулась загорелая. Но греховных случаев за ней не водилось. Это уж увольте. Нюрка свою честь оберегала, жалели ее деревенские бабы, глядя, как в одиночку надрывается да хозяйство за двоих тянет, в пример девкам приводили.
Вот такая была Нюрка, соседка Пашки. А то, что с ним произошло, наверное, частный случай был, душевный порыв. С кем не бывает?
В таком составе и покатил на следующее утро «Запорожец» в районный центр за цветным телевизором и шубой.
Была суббота, машин по дороге неслось порядочно, никто уступать не хотел, но Пашка на все дорожные опасности пле-вать хотел. Автомобиль вел плавно, не дергая, обгонять трактор с тележкой не торопился. Нюрке приставать запретил, потому как стыдно было перед женой стоять вчера и ждать разобла¬чения.
В райцентр приехали к обеду. Заскочили в одно кафе, пе-рехватили за столиком, подзарядили машину на заправке, и ходу к магазину. Да только товара нужного не было. Пока Пашка бесполезно тыкался среди черно-белых телевизоров, — цветные вчера кончились, — Нюрка по второму этажу без толку бегала, продавцам на лапу сулила.
Не было такой шубы, в какой она могла всех модниц в Ивашкино перешибить.
А в деревне модницы — дай Бог каждой в городе так оде-ваться. Любая вещь на них сидит дорогая — и заграничная, и наша. Все добротное, красивое.
Подошла к Нюрке черноглазая продавщица, маленькая ро-сточком, и зашептала на ухо:
— Дам записочку в областной магазин, к сестре родной, она все устроит.
Успокоилась Нюрка, взяла бумажку с адресом — и бегом вниз по лестнице, к Пашке. Тот, бедный, совсем взмок от напряжения. Один внутренний голос шумит: «Бери черно-бе-лый — износу не будет и меньше мороки с ремонтом»; а другой, помягче, свое тянет: «Раз, Паша, на свете живем, да сродственников подколоть надо, спесь с них сбить».
Пашка и сам был за второй голос, да только где брать это цветное чудо?
Нюрка мигом разобралась в его сомнениях и дала ценный совет:
— Прямая нам дорога, Паша, в область.
Он вначале заупрямился, мол, не выдержит машина. Но, когда Нюрка заявила, что зря связалась с ним, поедет на ав-тобусе, — он согласился.
В дороге Пашка между делом природой любовался, краси-вая она в этих местах. Погода, хотя и осенняя, но чем-то несостоявшееся лето напоминает. Словно времена года места-ми поменялись. Светит солнышко, во всю наяривает, блажен-ствовать бы в это время где-нибудь на речке. Пожить бы вон в тех палатках, что у Дона, петлявшего неподалеку, стоят оран-жевые, голубые, отдыхают люди в свое удовольствие. А тут с трудом отпустили, подмены бригадир сначала не мог найти. В навозе редко у кого есть желание копаться, больше на трак-тора идут. А Пашка — он всю сознательную жизнь в животно-водстве работает. После пятнадцати лет стал помощником в семье, где был пятым по счету.
Но Нюрка размышления о жизни перебила. Приглядев из-далека золотую рощицу с редкими кустами рябины, сбегала с узелком туда, глядь — возвращается в другом платье, красавица красавицей.
— Ну, ты, Нюрка, даешь, — удивленно протянул Пашка и невольно на себя посмотрел, на свой потрепанный костюмчик.
Не любил он обновы, не привык, и жене не разрешал тра-титься. Он больше любил на детей деньги изводить. И сын, и дочка уже в школу ходили, в первый и в третий класс, не хуже других учились, не хуже других одевались.
И тут он про жену вспомнил. Ну, приедут они в город к вечеру, допустим, где-нибудь переночуют, потом по магазинам поошиваются, а жена, значит, волнуйся, нервы трепи, о нем думая.
Но Нюрка сомнения сгладила:
— Телеграмму дадим — мол, задерживаемся. — И вытащила из сумки кусок колбасы, булку, кулечек конфет и бутылку коньяка грузинского.
— Хочешь — здесь перекусим, до города еще полпути, мож¬но немножко и посидеть.
Пашка вспомнил про оранжевые палатки, про отдыхающих, и самому захотелось, подражая им, на травке, хотя и пожел-тевшей, в лесу поваляться.
А в Нюрке бес сидит, так и вертится в машине, видит его сомнения, за собой тянет. Пришли на поляну, кустами обрам-ленную, — заранее приглядела — и стали отдыхать, хотя сол-нышко было на закате.
Села она рядом с Пашкой, салфетку льняную, узорами да петухами расшитую расстелила, закуску немудреную разложи-ла, коньячок разлила в пластмассовые стаканчики, тесно при-жалась к нему.
Он не стал отодвигаться, что уж там. Но пить отказался, милиция может остановить, греха не оберешься. Нюрка вы-пила, да приставать стала, но Пашка отмахнулся от нее.
— Давай молча посидим, на красоту полюбуемся.
Нюрка разочарованно протянула:
— Вот еще, красоту в деревьях нашел. Чем я хуже их? И стройна, и телом бела, не хуже берез твоих.
Чуток всплакнула, слезинки у глаз вытерла, а сама на Паш-ку поглядывает, не разжалобила его?
А Пашка что — мужик простой, пожалел опять вдовушку.
Полежали еще с часок на травке, солнце сквозь деревья на покой пробирается, воздух холодноватый поднялся из лога.
Пашке вставать не хочется. И Нюрка притомилась, лежит на боку, руки на него положила, носом посапывает.
Сходил Пашка в машину, взял кофту да свой пиджак — укрыл ее, себе на плечи накинул. Сомнения Пашку одолевают. Разве мало женихов на Нюрку клевало, да только ходу им не дает. Плевала на их ухаживания, с треском выгоняла из своего дома, не успевали на порог зайти. Даже один грузин зарился
— на стройке шабашил. Что ей нужно? Под сорок бабе, а еще нет детей и уже без мужа. Сказать, что жалко своего, трудом добытого, с другими делить — так нет же: сватались к ней не голые соколики.
А на что она рассчитывает, с ним полюбовничая? Кроме шишек на свою голову она ничего не дождется. Семью Пашка не бросит, хоть кол на голове теши, хотя с женой из-за мелочи порой брешут, но дети дороже всех посторонних.
И Пашка, разгорячившись от своих мыслей, отодвинулся от Нюрки. Рука ее упала в густую траву, и она так потянулась, что все косточки прощелкали. Но глаз не открывала, блаженствуя, и поглядывала на соседа сквозь решеточку ресниц. «Что-то забоялся,
— отметила она, — совесть мучает. Ну и мужик, мне бы такого. Не умеют бабы ценить счастье в своих руках. А со стороны все заметно. Такого мужика, если на путь правильный поставить, вов¬ремя выучить, где надо подтолкнуть — горы своротит. А женщина при муже с положением всего, что нужно, добьется.»
И запела, мол, сердце кровью обливается, глядючи, как он энергию зря растрачивает на скотном дворе. Хотел ведь в свое время в техникум поступать, и парторг советовал, и директор,
— мужик — голова, направление давал. Нет же — соседушка уперлась: детки родились, кормить надо. Пока дети подросли
— время ушло. А ведь когда-то они вместе в школе учились до восьмого класса. У кого терпенья хватило в соседнее село в десятилетку топать, за шестнадцать километров в рваной обуви каждый день — у того и жизнь лучше пошла. Может, и не все институты поокончали, но в голове не каша, поуст- раивались на хорошие места. А Зинка как ухватилась за креп-кого паренька, так и не отступила ни до армии, ни после армии. А уж потом к себе привязала — детей нарожала еще.
Нюрка, глаз не открывая, неожиданно Пашке вопрос ко-варный задала:
— Паш, а Паш, помнишь, как мы с тобой в лес ребятами за ягодой ходили да заблудились, а когда на дорогу вышли — ты меня поцеловал? От души или просто?
— Ну, у тебя память, — восхитился Пашка, — а меня хоть убей — все забыл. На радостях кого хочешь поцелуешь. — Сказал и спохватился — обидел, наверное. — Ребята мы были, что вспоминать? Разве ты ни с кем после не целовалась?
— А ну тебя, — вяло огрызнулась Нюрка, кусая травинку, — с тобой по-человечески, по-душевному, а ты… Поехали, — не-спешно встала она, стряхивая с платья приставший мелкий мусор…
В городе оборотистая Нюрка быстро нашла ночлег прямо на окраине. Высмотрела частный дом, какой попроще, и при-ветливые хозяева постелили им на диване и на раскладушке.
Нюрка, намаявшись за день, заснула. Диван поскрипывал под крепким телом, когда она поворачивалась.
И Пашка — руки за день накрутил — также быстро уснул на раскладушке.
Назавтра предстоял хлопотный день.
Под утро хозяева засобирались на рынок. Нюрка, разбуженная шагами хозяина — молодого паренька, в плечах широкого, в шагу крепкого — потянулась, зевнула и спросила время.
— Спите, еще рано, — тихо отозвался тот. — Шести нет. Вы с мужем поспите, а мы к тому времени мяса закупим на рынке, у жены день рождения, если желаете — вместе отметим.
В это время Пашка так захрапел, что Нюрке пришлось тол-кнуть его в бок.
— Эй, муженек, разлегся, хорош спать. Отвези людей до-брых, заодно посмотришь, чем народ торгует, а я еще немного посплю. Магазин в десять откроется.
— А вам в какой? — опять шепотом, еле сдерживая бас, спросил паренек.
— А вот в этот, — сказала Нюрка и, пошарив в кофте, которую засунула под подушку, чтобы повыше, да поудобнее голове было, вынула записочку и протянула ему.
— Ха, — гаркнул тот. — Так это же моей Александре за-писка. Что же вы раньше не сказали? — и зашумел во всю мощь своего голоса: — Шура, тебе привет от твоей сестры.
Та, как была в ночной сорочке до пят, с распущенными волосами, выскочила радостная, схватила у мужа листок бу-маги. Быстро вчиталась в мелкие строчки, чмокнула мужа:
— Это сестра просила, — потом брови удивленно поползли вверх: — О, дальше вопрос посложнее, но ничего. Я, правда, на сегодня подменилась, круглая дата — двадцать пять стук¬нуло, но тут недалеко, доедем, вчера завоз был.
Когда супруги ушли в другую комнату, Пашка прошипел из-под одеяла:
— Ты куда меня, ведьма, притащила? Дня бы не хватило к ним сходить? На ночлег еще притащила, людям покоя не даешь.
— Ну, я в твоей колымаге спать не собиралась, а в гости-нице места нет. Ладно, вставай, люди идут. Уважай людей, понимай, что им нужно, тогда и тебе хорошо будет.
— Эта колымага еще тебя переживет, — гордо ответил Паш-ка. — Хоть и железка, а душа у нее честная, не подводит.
— Чем же я нечестная? — поразилась Нюрка его открове-нию. — Что ты меня с железкой поганой сравнил? Думаешь, если я тебя люблю, так можно распускаться, позволять там разные оскорбления?
«Ну и загинает, — подумал Пашка, — прямо артистка, о любви заговорила.»
А Нюрка действительно давно любила Пашку. И даже то обстоятельство, что бывший муженек сорвался от нее, потом обрадовало — руки развязал, с любви неуемной запоры снял. Потому как не могла допустить измены при живом муже.
И когда молодые хозяева с Пашкой ели на кухне, а потом отчалили на рынок, она продолжала терзаться, притворяясь спя¬щей. Корила себя, что не сказала она того слова, которое вырвалось на чужой квартире, — раньше, когда они были помоложе и легче было решить вопрос, который стоил ей теперь многого в жизни.
Она делала все, чтобы не иметь детей от человека, за ко-торого вышла замуж назло Пашке.
Муженек взял ее поначалу к своим обеспеченным родителям, чтобы потом, уже через два года, выстроить свой дом, заиметь свой приусадебный участок, класть на сберкнижку деньги.
Единственное, что Нюрка подстроила своему мужу, так это то, что она заставила приобрести плохонький, развалившийся домишко умершей одинокой старухи, жившей рядом с Паш¬кой.
Вспомнив этот момент из своей бурной жизни, она заулы-балась. Так, за размышлениями, Нюрка незаметно для себя уснула, и не слышала, как все ушли из дома.
В это время Пашка прогуливался по рынку. Ни овощи, ни мясо покупать он не собирался и чувствовал себя воль¬ным соколом, по сравнению с теми, кто стоял в очередях и торговался за каждую копейку с частниками.
В углу рынка заприметил мужичка, торговавшего книгами, разложенными прямо на земле. Толпа вокруг него была не меньше, чем та, что у прилавка с мясом.
На небольшой тряпочке стопочкой и поодиночке лежали тома приключений, фантастики, воспоминания маршала Жу¬кова о войне. Любую книгу он загонял в три, четыре раза выше стоимости. Но их покупали, не считаясь с ценой.
Пашка поразился: оказывается, и книгами спекулируют. Он порылся в стопке, выбрал одну, посмотрел на обложку — цена не была затерта или исправлена, как это делают спекулянты с любой вещью при продаже. Мужичок драл с желающих, сколько хотел, и никто не возмущался, не протестовал. У тебя лишних денег нет, у другого найдутся.
— А за эту сколько сдерешь? — присев на корточки, спро-сил ехидно Пашка у мужичка.
— Как с земляка и одноклассника, и из уважения к тру-довому крестьянству, — медленно начал тот перечислять Паш-кины титулы и заслуги, — лишних только пять копеек возьму, за автобусные издержки.
Он встал, расправил плечи, потянулся, и Пашка, невольно повторив его движения, очутился на уровне его плеч.
Это был лучший в свое время спортсмен их класса, школы и района Петр Никонов.
Когда Пашка уже вкалывал на ферме в полную меру, Петя десятилетку кончал. Потом его в институт, конечно, охотно приняли. Вскоре родители переехали в областной город — от-ца, главного инженера совхоза, перевели на повышение.
Никонов словно продолжил ход воспоминаний Пашки:
— А потом, Заяц, родители мои безвременно ушли из жиз¬ни. Мне пришлось бросить институт и, чтобы деток кормить, последние книги из библиотеки, собственным трудом собран-ной, приходится продавать.
Пашка, слушая его, не мог понять, как с такой силищей, что у Никонова, можно терять полдня на рынке. И на что прост душой Пашка, но понял одно: что-то неладное творится, а может, и сотворилось с его бывшим одноклассником.
«Бог с ним, — подумал он. На мораль давить не умел. — Сам путает в жизни, пусть сам и распутывается. Не маленький, знает, что делает.»
И, чтобы как-то сгладить неловкость, промямлил:
— А у меня много книг. Я еще пацаном, как увидел у твоего отца библиотеку — дух захватило, это же сколько че¬ловек прочитал?! Решил тоже книги покупать. Старинных мно¬го, в соседней деревне купил у одной старушки, врачихи, штук сто будет.
Пашка невольно попал на больное место Никонова.
— Двадцать рублей, не глядя, за каждую дам, — прошептал он, уставившись на Зайцева.
У Пашки сразу же в голове всплыла цифра «два» с тремя ноликами.
— Не-е… — протянул он. — Меня эти деньги не устраи¬вают.
К их разговору стали прислушиваться любопытные, копав-шиеся в книгах.
И Петька вздохнул:
— В другом месте договоримся, пошли ко мне домой, с друзьями познакомлю.
Но Пашка не собирался торговать книгами, не для этого собирал, не ему — так детям пригодятся. И, не сказав быв¬шему земляку и однокласснику Петру Никонову ни слова, по¬шел прочь к ожидавшим его у ворот рынка молодым с пол¬ными сетками.
А Петька Никонов, то ли пытаясь оправдать себя перед людьми, отдающими ему пятерки и трояки, то ли эти слова предназначал беспечному Пашке Зайцеву, который на тысячах сидит и не замечает их, сказал:
— Да и в магазинах книги подорожали.
Но Пашке было уже наплевать на его излияния. Он помогал ребятам тащить сетки с продуктами до «Запорожца» и все удив-лялся: «Надо же, на рынке книгами торгуют».
День выдался хлопотным, и Пашкиному «Запорожцу» до-сталось: то на вокзал повез молодых хозяев за родителями, то в магазин за минеральной «Липецкой» водой.
Пашка поначалу молчал, но уж когда картошку заставили чистить с Николаем, не выдержал и зашумел на Нюрку.
— Так мы и не уедем из-за твоей шубы.
Нюрка, в белом переднике, золотыми зубами сверкает:
— Паша, дорогой, не волнуйся и спокойно чисть картошку. Паша чистил и смотрел телевизор, а в мыслях себя накручивал: «Проторчим в городе целый день без толку, а потом гони машину — не ближний свет».
Но хозяева поняли Пашкино недовольство и помощи боль-шой не просили.
— А теперь все, — подытожила их бытовую деятельность хозяйка. — Пельмени готовы, Нюра?
— Готовы, — отозвалась она.
Банки в погребе подзагрязнились, и она большой струей из крана сбила с них грязь.
— Картошки что-то не видно, — спохватилась Александра.
Заглянула в комнату, где по телевизору бесполезно надры-валась лохматая певица у микрофона. Звук был приглушен, а Пашка, забыв про свою обязанность, задвинул кастрюлю под стол и блаженствовал с сифоном, допивая с Николаем гази-рованную воду, пытал того, где можно такое чудо достать.
Пришлось еще ждать, когда картошка сварится.
* * *
Телевизор выбирали вместе, и все было не так долго, как представлялось Пашке. Взял он цветной телевизор какой по-меньше, продавцы в один голос доказывали, что дело не в размере экрана, а в качестве. И Николай поддержал их совет:
— Скоро себе такой возьму.
Прибежала Шура с другого конца универмага:
— Жена просит подойти.
Пашка сначала не понял и смутно стал соображать, откуда здесь его жена: «А детей на кого оставила, а хозяйство? Свинья скоро должна опороситься».
«Эх, мать твою, — выругался Пашка про себя в сердцах. — Вот дура баба!» — и пошел за Александрой. Та по мага¬зинным закоулкам привела его к себе в отдел, к сияющей Нюрке в шубе, накинутой на плечи.
И Пашка подумал: «Озорует баба, мужем при всем честном народе называет. Дойдет до жены — греха не оберешься».
А потом такое сотворилось, что он еще долго мучился от воспоминаний.
Когда они с пакетом выходили через зал на улицу, к ним подошли люди, сказали, что с областного телевидения: фильм снимают для передачи «Трудимся-покупаем-отдыхаем». Попро-сили Нюрку представиться и несколько слов сказать о себе, кем работает; потом — Пашку. Стали жужжать кинокамерой.
В это время Нюрка своего муженька увидела поддатого с какой-то шалавенкой, в случайные тряпки одетой. Обидно не-вмоготу стало. Но и тут не растерялась, сунула руки в карманы шубы и позу счастливой женщины из какого-то журнала мод приняла. Ножку отставила, Пашку к себе притянула, и стала заливать перед кинокамерой, мол, мы с мужем-то — то, мы с мужем — это, да какие мы работящие, да всей семьей на ферме трудимся, и дети по нашим стопам пойдут.
Пашке — а он в растерянности никого не заметил — даже тошно стало от такого вранья.
Забрал в отделе телевизор и пошел, обиженный, на улицу, к машине. Нюрка — за ним, с шубой упакованной.
Пашке было плевать на все ее успокоения, надоела эта поездка пуще горькой редьки. Домой захотелось.
И, как ни упрашивали их новые знакомые, не захотел он ос-таться на день рождения, в родную деревню с Нюркой покатил.
А дома жена вся испереживалась, скандал ему закатила. Уже думала в милицию заявлять, чтобы мужа родного разыскали.
Потом он с совхозным электриком антенну для телевизора сделал. Хорошо, что в необъятных книжных запасах у Пашки книга нужная нашлась. Подобрали необходимую схему, поста-вили антенну на крыше, и торжественный момент наступил.
Пашка от радости, что утер нос родственничкам, из себя выходил, все боялся, что показывать не будет.
Все братья и дядья с женами пришли. На стол не хуже, чем у них, все было выставлено. Пашка знал их характер, в самую точку попал. Не какой-нибудь, разжиревший на своих огородах, родственничек купил, а простой работяга, за преми¬альные, данные за честный труд.
Сидят, закусывают, головой покачивая, глядят в цветное чудо. Прицениваются, стоит ли себе такой брать, над цветным волком из «Ну, погоди!» смеются.
Потом по областному телевидению в черно-белом изобра¬жении современную деревню стали показывать. Только хотел выключить Пашка телевизор до фильма, как его физиономия на экране показалась. Потом Нюрка про свои успехи в жи¬вотноводстве стала расписывать. Все так и ахнули, особенно жена, когда Нюрка супругой представилась.
И на нее все разом обернулись.
А Нюрка сидит за столом, двумя пальчиками блинчик де¬ржит — закусывает и хотя бы смутилась.
— Шутка, — говорит, — небольшая шутка. Вон той крале, что с моим мужем сейчас по магазину шастает, нос утерла.
Все ожидал Пашка от соседки, даже что скандал будет, если она от своей тайной любви к нему не откажется. Но что она его под руку брала, чтоб мужу своему беглому нос утереть, — такого он не ожидал.
Забегал Пашка по комнате. Не стал даже фильм многосе¬рийный смотреть. Нашел свой пиджачишко, накинул на плечи и — вон из дома.
Пошел по улице, курит и думает, глядя в небеса, на распол¬невшую луну. Звезды, словно новогодние лампочки, мигают.
И зачем человек торопится все от жизни взять, надрыва¬ется, себя не жалея, а потом — бац, какой-нибудь паршивый телевизор все в красивом цвете переврет, людей в заблуждение введет, на всю деревню опозорит?
Пришел он на пруд, у ремонтной мастерской нервы свои успокоить, на свое любимое место у ивы плакучей. Только в темноте огонек помигивает от его папиросы.
Надо курить бросить, решил твердо он, а то и проку нет, и здоровью вред. Забросил целую пачку далеко в воду. Белым корабликом заколыхалась она на волне. Сзади птичка вспор¬хнула испуганная и полетела прочь от Пашки в темноту.
«В следующее воскресенье за грибами в лес надо съездить, подумал Пашка, — а то осень пройдет и грибов не успею насолить.»
Ребятам его — и дочке, и сыну — нравилось, как он грибы засаливает в кадушке.
Будут есть да похваливать отца. Может, когда поцелуют в щеку на старости лет.

Святорус
08:08
ссыкуну святорусу
15:58
тебе барану поменьше надо ютьюб смотреть. Тогда глядишь и отпустит, улучшения начнутся.
Святорусу
16:00
Да он же недоумок недорус, поэтому и смотрит ютуб и верит.
Чмошник и ссыкун.
Виктор Буряков
16:17
А ежели ты смелый и не ссыкун, то и поставь под заметкой свою ФИО(Святорусу 02.06.2018 16:00 # ↑

Да он же недоумок недорус, поэтому и смотрит ютуб и верит.
Чмошник и ссыкун.)
Виктор Буряков
21:51
Я смелый и не ссыкун. У меня в магазине есть топор, бита и еще много всякого хлама чтобы встречать всех кто ко мне приходит.
Виктор Буряков
09:50
Член союза лгбт Липецкой области, член правления галактики, депутат по разведению глистов в своей жопе.

Статья про меня в газете «Правда»

Как распознать шизофрению у мужчин
10 августа 2016
У мужчин признаки шизофрении проявляются остро, поэтому клинические симптомы выражены более четко, чем у женщин. Причины заболевания достоверно не установлены, но большинство психиатров поддерживается теории наследственности.
Яндекс.Директ
Как распознать деменцию?
Лечение деменции. Ведущие неврологи Москвы. Работаем круглосуточно. Звоните
Узнать больше
yusupovs.com
Есть противопоказания. Посоветуйтесь с врачом.
Скрыть рекламу:
Не интересуюсь этой темой
Товар куплен или услуга найдена
Нарушает закон или спам
Мешает просмотру контента
Спасибо, объявление скрыто.
Многие исследования указывают на передачу болезни по женской линии – от матери к сыну или дочери. При следовании этой теории нужно определять провоцирующие факторы, которые запускают активность патологических генов короткого плеча 11 хромосомы. Именно в данном фокусе расположены хромосомы, отвечающие за формирование шизофреноидного статуса.
Шизофрения у мужчин: симптомы и признаки
Генетическая предрасположенность активируется под влиянием внешних и внутренних стимулов. Прогрессирование заболевания на ранних стадиях у мужчин острее по сравнению с женщинами. Быстрое течение не позволяет пациенту обратиться к специалисту, так как самокритичность быстро теряется.
Основные признаки болезни на начальном этапе – двойственность ощущений. Ненависть и любовь – это противоположности, которые человек испытывает одновременно на протяжении короткого промежутка времени.
Для заболевания характерен аффект – нозологическая форма, при которой возникает сильный подъем настроения, упадок сил. Родственники воспринимают поведение человека, как проявление лени, озабоченность другими проблемами, неблагодарностью. Концентрация внимания на трудностях приводит к депрессивному состоянию. Тревога, раздражительность, уныние и апатия – это состояния, которые сменяются у шизофреника аффективной возбудимостью. При заболевании человек не может ставить перед собой цели, получать нужную информацию.
Первые признаки шизофрении у мужчин
Первые признаки шизофрении у мужчин:
Замкнутость;
Неряшливость;
Апатичность;
Эмоциональное отупление.
Установить взаимосвязь между данными признаками и заболеванием не удается. Аналогичные проявления, по мнению человека, являются следствием усталости.
Апатичность и замкнутость – это признаки множества патологических состояний. Их наличие может быть следствием синдрома хронической усталости, недосыпания.
Нельзя выделить специфические признаки шизофрении у мужчин, так как заболевание протекает разнообразно. Проявления болезни бывают продуктивными и негативными.
Зрительные, обонятельные, слуховые галлюцинации возникают не на начальной стадии болезни. Для их развития требуются биохимические нарушения головного мозга с патологическими расстройствами передачи нейромедиаторов.
Вместе с галлюцинаторным синдромом нередко возникает бред. Данное состояние может быть разных видов – воздействия, отношения, преследования.
При преследовании человек постоянно находится под внешним наблюдением специальных служб, инопланетян, других представителей параллельного мира. Максимальная выраженность стадии провоцируется панической атакой, которая является острым проявлением бреда преследования.
При бреде отношения мужчина убежден, что окружающие люди следят за его персоной. Все его действия обсуждаются, фиксируются, регистрируются. Провоцирующим фактором болезни является шепот смех за спиной.
При бреде преследования человек пребывает в постоянной уверенности, что его преследуют. Обычно направление действий определяется слуховыми галлюцинациями. Голоса указывают, что делать, как себя вести в той или иной ситуации. Такие особенности шизофреника становятся основой для последующих суицидальных попыток.
Как проявляется шизофрения у мужчин – медицинская литература
Для описания признаков шизофрении на основе медицинской литературы следует разделить признаки заболевания на продуктивные и негативные.
Продуктивность клинических симптомов при шизофреническом состоянии характеризуется следующими признаками:
Галлюцинаторные включения;
Навязчивые идеи;
Разные виды бреда.

Определение «продуктивность» характеризуется появлением новых образов. Вестибулярные, зрительные и слуховые галлюцинации определяют навязчивость состояния с избирательным действием. У отдельных пациентов возникают императивные позывы, которые контролируют состояние пациента. Галлюцинаторные включения характеризуются определенными негативными моментами. Чем сильные выраженность проявлений, тем сильнее деградация личности.
Как проявляются галлюцинаторные включения у мужчин:
Появление несуществующих зрительных образов;
Слуховые шумы проявляются криками, музыкальными формами, дополнительными звуками, внешними указаниями;
Тактильная осязательность характеризуется появлением мурашек, ощущением ползания насекомых по кожным покровам.
По частоте возникновения приступов смешанных галлюцинаций шизофрения у мужчин появляется более часто.
У представителей сильной половины человечества иногда встречаются изолированные бредовые идеи, при которых поражается исключительно мыслительная сфера. Отсутствие появления новых зрительных образов при бреде воздействия не исключает слухового внешнего воздействия посредством гипноза, нанотехнологического воздействия.
Бред приводит к помешательству человека. Ощущение преследования со стороны окружающих людей, инопланетян и других внешних объектов приводит к появлению бредовых идей, поведения, суицидальным попыткам по отношению к себе и окружающим людям.
мышаточи
22:44
Леопольд, подлый трус, — выходи! миииииииии тебя не БОИМСЯ!!!
Святорус
18:51
Тупые долбоёбы смелые, забивайте стрелу — подъеду всем на раз ебальники сворочу, гопота быдлячая, быдлота!.. Кого пугать тут вздумали?! Задроты диванные, смельчаки ебучие! Бараны тупоголовые!
святоанонисту
18:55
В 21-00 приезжай в профилакторий на Ленина, будешь за базар отвечать убогое чмо еврейское
Святорус
18:58
Там вся ваша быдло-гопота наркоманская собирается, чмошинская?! Сегодня не могу. Праздник отмечаю. За чмо еврейское персонально ответишь, падаль!
святоанонисту
19:32
Тебе сатанюга ясно сказали через 1,5 часа чтобы был. Иначе в савхоз к тебе домой приедим мусор голимый.
Святорусу, внуку Бурякова
20:28
Вот и выяснилось, кто тут на сайте задрот диванный. А как ты был дерзок смельчак ебучий! ))))) Баран тупоголовый!
хи-хиоколо профилактическому 03.06.2018 18:55
22:01
хи-хи… Душевный АНОНИСТ-подстрекатель, при какой кобыле ХВОСТ: обиженные доломитчики и охраняемый объект бывшего химзавода ???..
… хи-хи.
хи-хи на 03.06.2018 18:51
21:39
… хииииии, — Не ожидал, что ты на «дешёвый развод» поведёшься. На «обиженных доломитчиках»(правда глаза колет!) — ВОДУ ВОЗЯТ!!!… хи-хи.
хи-хи на 08:08
21:05
Прослушал в два приёма. Согласен отчасти.
Много голословности… спасибо…
Виктор Буряков
11:36
Надія Савченко
вчера в 23:09

Кстати запад обрадовался когда распространилась информации про смерть Бабченко и начал готовится обвинить РФ и вдруг СБУ, ГПУ сообщили, что он не мёртв и обломали западным партнёрам крылья. Молодцы.
С Павлом Шереметом у СБУ эффектно получилось для Запада, но с Бабченко эффект получился обосранности Европы, США, российской оппозиции. Потому что СБУ решило со всеми партнёрами сыграть в тёмную. Теперь пазл сложился кто заказчики и исполнитель всех громких преступлений. Так Запад, Европу, российских либералов работающих на Запад и даже себя, может подставить только самый тупой рагуль. Теперь надо выкручиваться и сказать, что операцией руководил офицер ФСБ, да ещё и меня привяжите, что якобы оружие хотели приобрести, якобы у Савченко. Советников своих со справками срочно подключайте, во триллер будет…
Я
13:55
Витя, к тебе в гости заходить противно, даже стоять рядом с тобой западло!
И вот ты башка куриная подумай, надя фашистка в камере заперта, как эта мразь может что-то писать в сетях? Походу это ты обезьяна (со свастикой на лбу) вместо неё пишешь. Быстро же ты серп и молот на свастику променял. Ишак ты наш арийский!
Виктор Буряков
17:51
Тыкалка ты рассуждаешь как Петушок Порошенко.Бандеровец ты сука.
проститут Буряков
18:05
Я рассуждаю как Петушок Порошенко. Бандеровец я, сука. И у меня глисты.
Виктор Буряков
17:56
Тыкалка ты рождён жерез жопу зачуханой кобылы на свалке в Репцах.Угрёбище.
проститут Буряков
18:06
Я рождён через жопу зачуханой кобылы на свалке в Репцах. Угрёбище я одним словом. И у меня глисты…
Виктор Буряков
18:14
Пидорок а ты тупой и гнилой.Бобренок
хи-хиии Бурякову на18:14
19:54
… хииии… Вихтор, ты сам себя слышешь (голоса слушаешь) ???… то Оленька Хомутова, то Бобренок… хииии…

Вихтор, твоё категоричное определение: КТО Иван Бобренок- Великорус или УКРОП, типа Нади Савченко ????.. спасибо, хи…
Я
22:01
Габашвили, вот чисто для тебя и про тебя и таких как ты:

‭Есть такое знаменитое правило Даннинга-Крюгера, суть которого заключается в том, что люди, имеющие низкий уровень квалификации, делают ошибочные выводы, принимают неудачные решения и при этом неспособны осознавать свои ошибки в силу низкого уровня своей квалификации.

Всю суть этого эффекта мне как-то за бутылкой буквально в двух словах изложил один близкий товарищ. Причем сделал это так изящно, что я не могу этим не поделиться:

— «Эффект Даннинга-Крюгера», — сказал он, — это когда долбо*бы не могут понять, что они долбо*бы. Потому что они долбо*бы.
Виктор Буряков
11:10
Сидишь как крыса в норе, а я должен гадать то ли ты крыса, то ли пидор под шконкой, хитрожопый.Я 01.06.2018 22:01 #
Виктор Буряков
12:38
я крыса в норе, пидор под шконкой, хитрожопый. И у меня глисты.
Виктор Буряков
15:56
Кто бы сомневался пидорок криволапый. ...02.06.2018 12:38 #
Виктор Буряков
21:49
я пидарок криволапый. Смотрю на себя в зеркало и вижу член союза писателей. И еще я люблю устроить срач на сайте, потому что у меня глисты.
Виктор Буряков
10:06
Я пидорок, и тупой, и гнилой. И у меня глисты.
Виктор Буряков
18:29
Из личного опыта:

Паразиты, разъедающие мозг Бурякова: Личинку цепня человек может подхватить, питаясь немытыми овощами, сырым мясом. Эхинококки попадают в организм человека от собаки. Крайне редко возможно поражение мозга человека аскаридами или Naegleria fowleri. При заболевании можно заметить общеневрологические признаки, указывающие на поражение мозга. Специалистами выделяются общие симптомы паразитов в мозге человека: тошнота, рвота; головокружения; потемнение в глазах, снижение остроты зрения; нарушение сна: бессонница, вскидывание во сне, ночные кошмары; нарушение координации; снижение внимания; депрессивное состояние; нестабильность эмоционального фона: плаксивость, вспышки агрессии; повышение внутричерепного и внутриглазного давления; потеря сознания; судорожные припадки; тонико-клонические эпилептические припадки; приступообразные головные боли. И основной признак поражения головного мозга — сильная боль. Она может иметь острый характер, проявляться время от времени в течение нескольких лет. Иногда пациентами отмечается монотонная, ноющая боль. Характер болевых ощущений зависит от того, где расположился червь, насколько быстро он растет, задевает ли крупные кровеносные сосуды, имеет ли доступ к нервным узлам. Симптоматика может изменяться в зависимости от того, насколько поражен мозг, и какой вид гельминта в нем развивается. Рассмотрим возможное течение заболевания при самых распространенных глистных инвазиях головного мозга. Нейроцистицеркоз (цистицеркоз головного мозга) Заболевание развивается при попадании в полость мозга финны ленточного червя — свиного цепня. Зародыши паразита достаточно часто оседают в головном мозге человека. Финна (цистицерк) — личиночная форма цепня. Она представляет собой небольшой жидкостный пузырек размерами в 3-15 мм. В пузырьке находится личинка. Оболочка финны очень крепкая. В головном мозге может быть один пузырек или целые гроздья. Так как цистицерк — чужеродный для головного мозга объект, вокруг него возникает воспалительный процесс, формируется фиброзная капсула. Личинки со временем погибают (может прожить год-два, питаясь внутрикапсульной жидкостью), а капсула становится крепче, накапливает кальций. Финны могут находиться в мозгу 6-7 лет. При этом кисты нарушают кровообращение мозга, провоцируют воспалительный процесс, вызывают отек мозга. Капсулы давят на ткани серого вещества, ухудшают отток ликвора. В зависимости от того, где располагаются личинки цепня, заболевание разделяется на несколько видов: паренхиматозный цистицеркоз — паразиты развиваются в толще мозговой ткани (на границе серого и белого вещества); субарахноидальный цистицеркоз — гельминты располагаются между оболочками мозга и сводом черепа, могут поражать шишковидную железу; внутрижелудочковый цистицеркоз — развивается в полости желудочка, может нарушать циркуляцию ликвора. Основные симптомы заболевания: эпилептические припадки; параличи и парезы конечностей — частичное или полное снижение чувствительности рук и ног; нарушение восприятия обращенной речи; дислексия; ухудшение координации; снижение интеллектуальных способностей; развитие слабоумия; неуправляемость конечностей; появление бреда, галлюцинаций; распирающая головная боль; ушной шум; светобоязнь; потеря сознания; повышенная потливость; бледность кожи. Признаки глистной инвазии головного мозга могут проявляться в комплексе или по отдельности. Вместе с ростом кист состояние пациента ухудшается, отсутствие лечения может привести к инвалидности, смерти человека…
валерий для я
22:32
Истина твой друг оказался прав
хи-хи Валерке на 22:32
22:53
Когда ты молчишь, то умней выглядишь.
Какая истина?… набери в вики слово истина и ознакомься с содержанием слова… спасибо, на сегодня…
Виктор Буряков
16:00
Вики, для.изданутых наркош. хи-хи… Валерке на 22:32 01.06.2018 22:53 # ↑Когда ты молчишь, то умней выглядишь.
Какая истина?… набери в вики
$
08:47
Немного о лжи. В день избрания нового премьера Армении один высокопоставленный чиновник в России прокоментировал несуществующий указ о переносе празднования в Армении Дня Победы с 9 Мая на 8 Мая. Данная информация получила дальнейшее распространение. На недавней встрече с журналистами этот чиновник на их вопрос о переносе празднования сказал что Армения как праздновала День Победы 9 Мая так и будет праздновать в этот день. Т.о. его ранее распространенная информация не соответствовала действительности такого документа в природе не было.Видимо после смены власти в Армении у нас собирались травить народы, но их сверху вовремя одернули. Сказанное относится и к Бурякову который распространял ложь в Данкове. Так что, Виктор Викторович прежде чем что то цитировать немного информацию проверяй.
Виктор Буряков
11:07
А ты уверен?$ 02.06.2018 08:47
$ - Бурякову
13:12
Брифинг в МИДе России от 01.06.2018г.
хи-хииии очень добрый день! на 08:47
15:47
… хииииии. Чиновники не в почёте у базарных баб(отдыхают)! Мимо меня эта инфушка проскальзывала, но воспринимать её в серьёз, да и «Видимо после смены власти в Армении у нас собирались травить народы, но их сверху вовремя одернули» — моей фантазии не хватило!!! хи-хи…
Народ наш травят, эт «Русский» года три назад всех информировал!!!… хи-хи согласен, хиииииииии…
Виктор Буряков
11:33
Виктор Буряков. Рассказы.1981-1987 гг Памяти художника Виктора Попкова.
ПОСЛЕДНЕНЬКИЙ Сломала веточку, понюхала — хорошо! Жива, значит, бабка Аксинья, зиму одолела, а солнышко еще силы даст.
А это кто там, напротив их дома, в шляпе, на лавке сидит? Никак, дед Неплюев, Вместе в больнице лежали, того все ре-вматизм мучил, видно — отпустил.
— Привет, молодка, — рукой замахал. —Выходи ко мне, не бойсь, щипаться не буду.
Засмущалась бабка: кто о чем, а этот, ровно молодой, озо-рует.
— Я тут не одна, — откликнулась. — С дочкой сижу.
— Это с какой дочкой, с невесткой, что ли? — зашумел Неплюев, словно глухой бабка Аксинья была.
А ей и ответить нечего, куда и хмель да веселость ушли. Одним единственным словом все напомнил ей. И внучка, дочь сынова, вспомнилась, давно ее не видела. Отошла от окна, взяла девочку за руку и попросила:
— Напиши-ка письмецо, да посылочку помоги собрать внучке, скоро день рождения ей, годков пять уже будет.
Не пошли они на улицу прогуляться, свежим воздухом подышать. Остаток вечера весеннего провели за сборами по-сылки. Пригодилось и печенье, и конфеты, что друзья сынка приносили в больницу, и пара апельсинов — все порадуется желтым шарикам, тройка лимонов — глядишь, здоровью по-лезнее будет, с чайком попьет, а то хворая росла.
Перекрестила посылку бабка Аксинья, чтобы по дороге не пропала, до места дошла, да с тем и спать легли.
Дорога к станции не дальняя, можно и на автобусе за пару минут доехать, только пешком они пошли.
В одной руке девочка сумку свою дорожную держит, в дру-гой — ящик посылочный в сетке несет. Решила девчушка сдать посылку в областном городе, чтобы понадежнее было.
С тем и расстались они. Поезд медсестричку в одну сторону увез, бабку дорога от станции в другую сторону увела, к дому.
Но прежде чем уходить, на паровоз посмотрела, старенький в тупике стоял, черный. Тепловозы — они поновее, повеселее выглядят. Зеленый цвет не сравнишь с черным — красит.
На таких вот муж в войну работал, чумазый был. Думал, что хоть сын последненький по его дороге пойдет, да, знать, в жизни не угадаешь. По другой дороге пошел.
Виктор Буряков
11:35
Виктор Буряков. Рассказы.1981-1987 гг Памяти художника Виктора Попкова.
ПОСЛЕДНЕНЬКИЙ Хорош был сынок у бабки Аксиньи, да беда, рано помер. Глаза большие, карие, да бородка с усиками по нынешней моде. Ему и было за тридцать — последненький. Старшие два сына по всему свету разъехались. Один нефть добывает, второй по морям плавает. Свои заботы у них, свои думушки.
Только, жаль, улыбался младшенький редко. Это когда кар-тина хорошо получалась, он художником у нее был. А так все сосредоточенный. Вот и иссушила его такая работа, а все по-тому, что душа его дюже добрая была, вылитая душа Аксиньи. Нельзя сказать, что он по хозяйству очень хлопотливый был, но дрова на зиму всегда припасены были, уголь тоже, за домом помогал ухаживать.
А вот как не стало его, так и умчалась строптивая невестка с милой внучкой прочь, в сторону дальнюю-предальнюю. Бог с ней, что с молодой возьмешь. У нее все наладится. И ре¬беночек есть, и мама родная, слава Богу, жива, а что моло¬денькой надо? Счастья? А какое оно есть, кто знает.
И живет теперь бабка Аксинья с картинами сына. Живой он на них, мальчик дорогой.
Всплакнула бабка Аксинья, только плачь, не плачь, не во-ротишь его.
В ее избе холоднее становилось с каждым днем осени. Про-стенькие занавески на окнах колыхались от дрожавших на вет¬ру стекол.
Наскребла она с вечера остаток угля в ведро мятое-пере- мятое да затопила печь, хлестко побеленную. Прилегла на кро-вать неразобранную, укрылась фуфайкой, согрелась да так и заснула.
А снилось бабке, что пришли еще сыном обещанные люди и прокопали к ее дому канавку, и проложили трубы огнянные, а по тем трубам в дом тепло пошло долгожданное.
Да вскинулась. А это кошка прижалась к ней под фуфайку, пригрелась. Благодарная животина. Приласкай, покорми, а она и вся тут. Любит человека, потому и домашней считается. Всякую нечисть из дому гонит, песенки ласковые поет.
А собак бабка Аксинья не любила, дюже злые до людей. Чуть что — и «гав-гав», как будто и нечего им сказать, а только облаят ни за что ни про что. Но животные — еще полбеды, а вот люди почему порой такие.
Годков много у бабки Аксиньи, а все-таки обида порой берет, на всякие безобразия глядючи.
Бабка Аксинья закряхтела, подвинула поближе к себе ко-тенка, погладила его. И тот запел песенку: мурр да мурр. Одна песня, одни слова — а приятно.
Вот так и сынок был. Приласкай его, приголубь, да он весь, как на ладони, светел, чисто месяц новорожденный. А все сваха. Хоть и одних годков были с ней, а будто в разных странах росли, ровно кулачка какая, все в дом да в дом тянет. В дом напхала, словно в сундук какой, ровно к войне гото¬вится, на черный день запасается, и дочь к этому приучила.
Бывало, получит сынок дорогой деньги за картину, да как в порядочной семье — жене отдаст. А мать ее, словно коршун, добычу ждет, днями просиживает у Аксиньи, деньги потом на сберкнижку тащит.
— Авось, — говорит сыну, — у твоей матери все необхо-димое есть, зачем лишнее покупать.
Уже давно рассвело, а бабка Аксинья передумала свои думы и вдоль, и поперек. Уже на часах десять показало, а она ле¬жала, дорожа каждой частицей тепла. Но быж} ясно, что к вечеру о ней никто не позаботится, если сама не пошевелится. С тем и порешила, что пойдет на склады в райтоп да попросит уголька тонны полторы, глядишь — на закат зимы и хватит.
Старушечьи сборы недолги, и она вскоре пришла на склад, где еще по осени разжилась углем. Топливную книжку она не

нашла, как ни рылась в бумагах. Но начальника, который ведал отпуском угля, знала.
Если к нему подойти хорошо, вовремя на стол какой-ни¬какой узелочек положить, все будет хорошо.
С таким намерением она и зашла к нему на прием, да только девушка молодая сказала, что не работает он больше, месяц назад прогнали.
Загоревала бабка Аксинья, как же так, хороший человек был, внимательный, а к новому какой еще подход нужен.
Покрутилась она по двору, покрутилась, а вагон с углем уже на исходе, машина за машиной подходит, лопата трактор¬ная только пошаркивает. Ветер влажноватый так по лужам и играет, а вода жирная, углем пропитана, поблескивает. Весь двор мелким углем присыпан. Никто и не подбирает. Все в машины грузят да отвозят, на мелочь внимания не обращают.
И до чего додумалась бабка Аксинья. Нашла банку консер-вную, да стала подгребать в кучу бросовый уголь. Понемножку, глядишь, и ведерко наберется, а много ли ей на денек да на ночь надо.
Какой-то мужчина мимо шел и поругал ее:
— Не положено, — говорит, — бабка, на государственном дворе государственный уголь брать. Это тебе не война, когда все можно было.
Разогнулась медленно бабка Аксинья, сразу и не разойдется спина, да посмотрела ему в глаза, а тот и засмущался:
— Чего таращишься, гребешь и греби, люди какие нена-сытные, гребут, гребут и все им мало.
Да так и пошел от нее в машину легковую. Только не начальник, больно руки грязноватые, масло въелось, как у ее мужа, машиниста паровоза. И не поймешь порой, кто началь¬ник, а кто рабочий, все одинаковые стали, только по рукам да по речи определяла их бабка Аксинья.
А тут мальчонка какой-то подбежал, годков так двадцать пять будет, и с вопросом:
— Территорию нам, бабушка, убираете? Спасибо-спасибо, только уборщицу мы не держим.
И хитрый такой, разговорил старую, та и пожаловалась ему, что дом большой остался, а топки совсем ничего, да про книж¬ку проговорилась. Да чего там, мальчонка неожиданно вни-мательный оказался, само все рассказал ось, полегче на душе стало.
Помрачнел что-то молоденький, когда узнал, чья мать бу¬дет.
— Это не дело, чтобы пожилой человек в собственном доме замерзал, безобразие какое-то.
Начальником новым оказался в райтопе, внимательный. Новую книжку выписал да отругал:
— Ну замерзали бы по своей скромности, кому такая польза нужна. Дитя не плачет, мать не разумеет.
Бабке Аксинье почему-то стало смешно. Вот день чудной. Малое учит старое.
Глядь, машина подъехала, шофер забежал, такой же моло-денький. Пошептались о чем-то, поглядывая на нее, начальник с шофером, и друг другу руки пожали на прощание.
Не успела бабка Аксинья спасибо сказать за книжку, а уже шофер за собой тянет:
— Пойдем, — говорит, — сами покажете, какой вам уголь грузить.
А чего показывать, сам не маленький, плохим разве про-топишь, а хороший, он сам на тебя глядит, крупный, боками поблескивает.
Так и тянут ноги бабку Аксинью к этой куче угля, кем-то уже отобранной.
Засмеялся шофер:
— Хотел себе брать, ну ладно, еще наберу.
И крикнул трактористу:
— Давай, грузи! — и затем обратился к бабке Аксинье: — А дров я вам потом подкину, денька через два.
Как-то неудобно стало за себя бабке Аксинье. А шофер понял, в чем причина, да успокоил ее:
— Не волнуйтесь, бабушка, мы вашего сына давно знали по школе, рисовать в кружке нас учил; а как преподавать не стал — мы к нему в мастерскую ходили.
— Ну и как, пригодилось? — тихо спросила бабка Аксинья. — Вроде не художником работаешь — глянь, какая работа. Весь день за рулем. Когда уж потом рукам твоим за кисть браться. Им покой нужен, чтоб не дрожали да не грубели. Тот уже откровенно расхохотался:
— Ничего, бабушка, зато рука моя не сфальшивит, а правду напишет. Не сладенькое писать учил, а чтоб за душу брало.
Разгорячился паренек, а сам чуть не плачет, на бабку глядя. До того жаль ему старую.
А когда уж приехали домой да разгрузили уголь, достала она из потайного места кисть драгоценную сыночка дорогого да коробку с красками, что и осталось, кроме картин, от него, да отдала шоферу. Что им лежать, пусть пользу приносят.
Уехала машина, а она опять — один на один со своими думами.
… Раз прибежал сынок расстроенный, Аксинья к нему с рас- просами, да куда там, молчит, заупрямился, а потом выдавил из себя словечко:
— Картину на выставку не берут.
Долго он ее писал, а какая красивая. Окна большие настежь раскрыты, небо и солнце — все в них, у края створок яблоко алое лежит.
«Живешь в деревне, — пристыдили, — а ни одного портрета знатной доярки или механизатора.»
Видела она такие в одном журнале. Словно статуи, люди сидят, душу в них не вложили.
А разве яблоко, которое на картине, не те же люди выра¬стили, труд вложили, прежде чем попало оно к раскрытому в жизнь окну? Что писать — сердцу не прикажешь.
Помаялся сын, помаялся, а задание есть задание, и написал он картину «Дед и внук». Все правильно. Не эти ли деды колхозы поднимали, в войну страну отстояли. И хорошо, что такие, как сын, понимают это. Надо почитать знатных, но, кто знает, может, об этом старике слава хорошая шла. А внук — это молодость его.
И вот так каждый день бабка Аксинья вновь и вновь про-ходила мимо картин, развешанных по просторной избе, да придумывала смысл каждой картине, а значит — и жизни сы¬на.
Жарко стало в избе с тех пор, как ребята побеспокоились. В гости заходили, ахали, удивлялись, на картины глядючи, каждому свое нравилось.
А однажды из города люди представительные приехали, опись картин составили, деньги большие предлагали. Но от-казалась, ни к чему деньги. Нужно людям посмотреть — пусть
16 Буряков В. В.
приходят к ней. А после смерти забирайте, если жена не вски¬нется да права свои не предъявит. Только молчит она, глаз своих не кажет, внучку дорогую в гости не привезет. Бог с ней, сердцу не прикажешь. С немилым человеком жить не заставишь, хотя плохого промеж них не было.
* * *
В жизни бабка Аксинья по больницам не валялась, врачей занятых не беспокоила. А тут — враз скрутило. Простыла, наверное, когда в райтоп ходила. Ведь так посмотришь на нее — стара стала, никуда не годна. А бойка не по годам, ее подруги уже давно поразлеглись за околицей, кресты покри¬вились, а она все еще бодро бегала по магазинам, годков пять назад крышу красила без посторонней помощи, проходили ми¬мо люди да ахали, удивлялись ее сноровке.
— А что ждать чужого человека, — рассуждала она. — На-ляпает кое-как, и расстраивайся потом.
Она же, не торопясь, все швы просматривала да промазы¬вала. Дом дед ее делал, старательный мужик, не о себе думал, внучка росла. Не на одно поколение сделал. Каждое бревныш¬ко сам распилил, каждую досочку на солнце просушил. Когда был сынок, был уход за домом. Как не стало его — и у Ак¬синьи руки опустились, здоровье подкачнулось.
Раньше на их станции фельдшерский пункт был, а когда построили рядом завод и домов наставили, объединили с со-седними деревнями, — стал районным центром, больницу большую сделали.
У фельдшерицы не особенно кто задерживался, кому — мазь, кому в город ехать на обследование. А в этой больнице бабка Аксинья и растерялась. Насмотрелась, у каждого каби¬нета — очередь.
Постеснялась спросить про здешние порядки, намаялась да чуть не упала посредине коридора от слабости. «Вот будет смеху. При всем народе развалюсь на полу,» — только и успела подумать. Рядом стояли врачи и негромко спорили. Вовремя подхватили под руки, когда она стала заваливаться набок.
Так, неожиданно для бабки Аксиньи, ее в больницу поло¬жили.
К весне поближе ее выпустили. Она заметно сдала и, когда вобрала в себя свежий воздух, ее, как и два месяца назад, покачнуло. Но теперь рядом стояла девочка из практиканток. Крепенькая девчушка усадила рядом в машину, и прибыли к ее дому. А в доме чудно — тепло. А как она боялась за кар¬тины… Но кто-то похозяйничал: печь хотя и не топленая — а тепло. И все прибрано. Довела медсестра ее до кровати, а рядом — телефон стоит на стуле. Под окнами — батареи уг¬лядела, как в больнице, стоят. Удивлений-то сколько! А где ключ лежал — только ребята знали.
Не одна Аксинья волновалась за картины, люди и повыше внимательные нашлись, побеспокоились, чтобы не пропали они от сырости, пока она в больнице валялась. А может, и ребята знакомые побеспокоились.
И радостно было бабке Аксинье, что люди хорошие не пе-ревелись.
* * *
Девочка душевная оказалась, как вечер — и она тут. Укол сделает, новости больничные расскажет, о своем ухажере рас¬поет — молоденькая еще. Вот и предложила бабка Аксинья пожить у нее, в общежитии-то не лучше.
— Хоть я и старая, — посмеялась она, — да не бестолковая. Расспросами донимать не буду, но самое главное расскажешь: откуда сама, кто мать, есть ли братья, сестры.
Растаяла девочка от простых слов бабкиных, да все выло¬жила, жизнь-то еще короткая — на один вечер хватило.
А бабка Аксинья о своем поведала, как привел сынок не¬весту в дом. Думала, будут не жить — радоваться. Год прожили ничего, пока внучка не народилась.
Придет сын с работы, в ресторане стены расписывал, жена ему дочку на руки подает, а он, как шальной, ходит, свое думает. Глядишь — и ссора. Ясно, обидно матери за дитя. А бабке Аксинье и внучку жалко, и невестку, а, жальче всего сына. Бегает по комнате, бегает, ищет, где бы место отыскать, картину задуманную дописать. Изба хоть и большая, а только
зал да кухня. Вот и приспособился: свет в чулан провел, окош-ко на улицу пробил. Весь в деда и отца мастеровитый.
Зашла к нему однажды, а он серьезный стоит у большой картины. А по ней женщины задумчивые стоят, пожилые, как бабка Аксинья.
Сын говорит:
— Хочу о таких, как ты, мать, женщинах написать, о мо-лодости вашей. Стране голодно было — вам голодно было. Страна в холоде жила — вы в холоде жили. Вы выдержали — страна выстояла, и мир в наш дом пришел. И почему у вас столько морщин и руки по ночам болят, нельзя забывать, — высказал сын слова, давно продуманные, словно речь боль¬шую. И дело свое продолжил.
И добился своего — заговорили о нем после выставки в столице. Не любил сын славу, а помогла она ему. Отдали ему под мастерскую комнату в полуподвале старого данковского купеческого дома. Там и разместился с красками. А то ведь от них и внучка болела, запах не принимала. А разве он бес¬сердечный был отец? И дочь жалко, и дело задуманное — тоже. Вот и разрывался между всеми…
Наклонилась девочка за столом, на руки голову положила, слушает бабкины россказни. Глазки задумчивые, грустные, во-лосики подстрижены, на прямой пробор уложены. По ней — так все по-иному было бы, попадись такой муж. Размечталась медсестренка, бабку старую слушая. Уж она бы за ним уха-живала, уж она бы вовремя кушать на стол подавала и за ребеночком поглядывала.
А может, и ошибаешься, старая, не о том думы девичьи?
Чайку встала приготовила, бабке в кружку налила, шприц наладила, укол сделала, чтоб полегче ей последние деньки до-живать.
* * *
Как весну почуяла бабка Аксинья, ожила и без уколов. У девчонки практика кончилась, собралась на экзамены.
— Как сдам, попрошусь по распределению в вашу больни¬цу, — пообещала.
Подросла на глазах бабкиных, подвытянулась. Платьице, которое коленки закрывало, мало стало. Покрутилась бабка Аксинья по избе, чем же девчушку отблагодарить за ласко¬вость, за заботу? Попросила ее подняться с сундука, вынула отрез шелковый, веселый, сын из-за границы привез к жен¬скому дню.
— Сшей себе платьице да носи на здоровье, а мне в этом матерьяле не ходить.
И отказывалась девчушка, а радость на лице написана. Что уж там, молодым — радоваться, старым — вспоминать. Всему свое время.
Всплакнули старая и малая, да и расцеловались на про¬щанье.
— Не доживу тебя увидеть, — загоревала бабка.
— Что вы, — стала убеждать девочка в обратном. — Еще как поживем вместе, а здоровья у вас еще лет на двадцать хватит. А там и еще поживете.
— Ну насчитала, тараторка, — засмеялась бабка Аксинья.
— Эк… я так и за сто перевалю. Щедрая ты девочка. Вам, молодым, жить. А нам уже и пора, ждут меня там и хозяин, и сынок.
Увидела, что лишнее наговорила, на другое разговор пере-вела:
— Лучше песню с тобой споем. У меня тут винцо легкое запрятано стоит, подружка как-то приходила ко мне, да много ли надо, осталось.
С чайком разбавили, выпили, чуток захмелели, да распелись
— заслушаешься со стороны. И про рябину кудрявую спели, сына любимую. В старину залезли, кое-что бабка вспомнила, каких слов девчонка не знала. Аксинья тянула, а она подпе¬вала. До сумерек так досидели, на улицу не выходили. Окно открыли. Вечер теплый, кусты смородины желтеют первыми цветочками, листочки разные зеленые, так через окно и тя¬нутся бабкиным рукам навстречу.
Сломала веточку, понюхала — хорошо! Жива, значит, бабка Аксинья, зиму одолела, а солнышко еще силы даст.
А это кто там, напротив их дома, в шляпе, на лавке сидит? Никак, дед Неплюев, Вместе в больнице лежали, того все ре-вматизм мучил, видно — отпустил.
— Привет, молодка, — рукой замахал. —Выходи ко мне, не бойсь, щипаться не буду.
Засмущалась бабка: кто о чем, а этот, ровно молодой, озо-рует.
— Я тут не одна, — откликнулась. — С дочкой сижу.
— Это с какой дочкой, с невесткой, что ли? — зашумел Неплюев, словно глухой бабка Аксинья была.
А ей и ответить нечего, куда и хмель да веселость ушли. Одним единственным словом все напомнил ей. И внучка, дочь сынова, вспомнилась, давно ее не видела. Отошла от окна, взяла девочку за руку и попросила:
— Напиши-ка письмецо, да посылочку помоги собрать внучке, скоро день рождения ей, годков пять уже будет.
Не пошли они на улицу прогуляться, свежим воздухом подышать. Остаток вечера весеннего провели за сборами по-сылки. Пригодилось и печенье, и конфеты, что друзья сынка приносили в больницу, и пара апельсинов — все порадуется желтым шарикам, тройка лимонов — глядишь, здоровью по-лезнее будет, с чайком попьет, а то хворая росла.
Перекрестила посылку бабка Аксинья, чтобы по дороге не пропала, до места дошла, да с тем и спать легли.
Дорога к станции не дальняя, можно и на автобусе за пару минут доехать, только пешком они пошли.
В одной руке девочка сумку свою дорожную держит, в дру-гой — ящик посылочный в сетке несет. Решила девчушка сдать посылку в областном городе, чтобы понадежнее было.
С тем и расстались они. Поезд медсестричку в одну сторону увез, бабку дорога от станции в другую сторону увела, к дому.
Но прежде чем уходить, на паровоз посмотрела, старенький в тупике стоял, черный. Тепловозы — они поновее, повеселее выглядят. Зеленый цвет не сравнишь с черным — красит.
На таких вот муж в войну работал, чумазый был. Думал, что хоть сын последненький по его дороге пойдет, да, знать, в жизни не угадаешь. По другой дороге пошел.
Виктор Буряков
11:50
Газета «Советская Россия» На галере
Он опять на галеру пришел.
Вставил весла в уключины туго
И снабдил самым лучшим веслом
Своего петербургского друга.

И они начинают грести –
Продолжается Ельцина эра.
Только сбиться опасно с пути,
И рискует погибнуть галера.

Ведь в галере той дырок полно,
Затыкать те пробоины нечем.
Сами, ладно, прилягут на дно,
Но безвинных трудяг покалечат…

Всеволод Титченко

ветеран ВДВ и ВС России, г. Ростов-на-Дону
Виктор Буряков
16:03
Николай Рубцов — стихи

Нагрянули

Не было собак — и вдруг залаяли.
Поздно ночью — что за чудеса!—
Кто-то едет в поле за сараями.
Раздаются чьи-то голоса…

Не было гостей — и вот нагрянули.
Не было вестей — так получай!
И опять под ивами багряными
Расходился праздник невзначай.

Ты прости нас, полюшко усталое,
Ты прости, как братьев и сестер:
Может, мы за все свое бывалое
Разожгли последний наш костер.

Может быть, последний раз нагрянули,
Может быть, не скоро навестят…
Как по саду, садику багряному
Грустно-грустно листья шелестят.

Под луной, под гаснущими ивами
Посмотрели мой любимый край
И опять умчались, торопливые,
И пропал вдали собачий лай…
#
09:54
Яшка вышел на работу. По выходным оплачивается вдвойне.
Загрузка...
Яндекс.Метрика
Все права защищены. При любом использовании материалов Вести Данков прямая гиперссылка на страницу, с которой производится заимствование материала, обязательна.